У памятника на улице Чкалова (бывшей Легионовой) семья Эткиных.

К началу Второй мировой войны население Глубокого достигло 11 тысяч человек, половину из которых – 5,5 тысяч – составляли евреи. Подавляющее большинство евреев, дорожившее своими домами и имуществом, решило в городе остаться. Способствовали этому и рассказы людей, переживших Первую мировую войну, о корректном обращении немцев с гражданским населением.
 22 октября 1941 года оккупационные власти создали в Глубоком еврейское гетто, просущест-вовавшее до августа 1943 года.  В 20-х числах мая 1942 года гитлеровцы разделили гетто на две части. В одной поместили специалистов и их семьи, в другой – стариков, больных, женщин с детьми, лишив их права получать продукты питания.
Весной 1942 года узники гетто создали подпольную организацию. Часть узников ушла в партизаны.
В ночь на 19 июня 1942 года жандармы и полиция оцепили второе гетто. Всех вывезли в урочище Барок, где и расстреляли. Несколько часов спустя там же расстреляли часть узников первого гетто. Всего замучено и расстреляно 2,5 тысячи человек.
В августе 1943 года в гетто началось восстание. Для его подавления немцы бросили в бой бронетехнику и даже авиацию. 20 августа на месте гетто осталась только выжженная земля. И все же десяткам узников удалось вырваться и уйти в лес.
Братские могилы долгие годы оставались без присмотра и надгробных знаков.
Но времена изменились, и в священных местах упокоения узников глубокского гетто 18 августа 1993 года, в 50-ю годовщину восстания, по-явились мемориалы и памятники: два в урочище Барок и один – на улице Чкалова (бывшей Легионовой). Они воздвигнуты благодаря инициативе Рахили Иоффе (Клебановой) из Израиля, заботе и личным средствам Артура Льва из Германии. Существенную помощь им оказали Залман и Дон Фейгельсоны из США и Лейб Иоффе из Израиля.
Постоянный уход за памятниками осуществляют работники жилищно-коммунального хозяйства Глубокого.
Каждый год в августовские дни в Глубокое приезжают со всего мира бывшие узники гетто, их дети и внуки.
Среди узников Глубокского гетто был и десятилетний Михаэль Эткин. Во время восстания он ушел в партизаны, затем оказался в действующей армии. Его мама Ева Каминская была медицинским работником в партизанском отряде.
После войны Михаэль разыскивал ее, но найти не смог. Он завещал детям и внукам найти могилу Евы Каминской. Большая семья Эткиных приехала в 2009 году в Глубокое из Израиля. С помощью белорусского посольства в Израиле они узнали место гибели Евы Каминской.
Эткины прикрепили к памятнику погибшим узникам гетто (ул. Чкалова) табличку с именами членов семьи, погибших в Глубоком, и прочли молитву «Кадиш».

 Молитву «Кадиш», на месте расстрела узников Глубокского гетто произносят братья Эткины.