Почта Мишпохи

Рабанит Нехама-Дина Горгодзе – счастливая жена и мама маленькой дочки. Её муж – раввин и Нехама-Дина ему во всём помогает, как и положено второй половинке. Они активно развивают еврейскую жизнь в Витебске в Беларуси. Недавно рабанит сумела открыть для прихожан долгожданные курсы иврита, а в городе строится новая синагога. Еврейская жизнь не спит, а наоборот – активно возрождается.

Коростик Болеслав (Болюсь) и Коростик Викентия (Винька), фото начала 40-х гг..До войны станция Парафьяново была процветающим, богатым поселением. Жили дружно – евреи, белорусы, поляки, русские. Работали, торговали, отдыхали.
Мой дедушка – Коростик Болеслав (Болюсь) 1898 г.р., бабушка – Коростик Викентия (Винька) 1908 г.р. У них росли трое детей – Иван (Янак) 1927 г.р., Цезарий (Цезарь) 1931 г.р. и Галина 1939 г.р.
У дедушки было собственное кирпичное производство в деревне Либоровщизна (Лiбараўшчына) – это два с половиной километра от Парафьяново. Имели свой дом и магазин из красного кирпича – единственный в деревне.
Из кирпича, сделанного на заводе моего деда, на станции Парафьяново построен вокзал (разобрали немцы в годы войны), пилорама, которой владел друг деда еврей по национальности (фамилии не помню), почта – сейчас в ней церковь.

Дом дедушки и бабушки фото 2007 г.

Как у всякого человека, у меня были две бабушки и два дедушки. Но так устроена жизнь, что чаще всего каждый из нас накрепко запоминает одну бабушку, с которой теснее всего была связана его жизнь. Вторая бабушка, как правило, не принимает активного участия в воспитании внука. И, тем не менее, вторая бабушка есть у каждого, была она и у меня. Мало сказать, что она была полной противоположностью бабушке Мине. Это были и внешне совершенно разные люди. Если бабушка Мина, несмотря на свои годы, выглядела молодо и была статной, подтянутой, обладала гордой осанкой и твёрдой походкой, то бабушка Рива была маленькой, сухонькой. Ходила враскачку, как уточка, постоянно спешила, суетливо передвигая искривлённые старостью и болезнями ноги. Порой казалось, что она бежала впереди себя.

Олег Игнатьевич Зайцев, 2016 г.Более семидесяти лет прошло со дня окончания Великой Отечественной войны. А мы до сих пор знаем далеко не всё о том, что происходило на фронтах и в тылу. А уж о том, как жили люди на оккупированных территориях и вовсе знаем поверхностно. К сожалению, с каждым годом шансов прояснить истинную картину становится всё меньше. Уходят в мир иной свидетели, очевидцы тех событий…
Благодаря случайной встрече с Олегом Игнатьевичем Зайцевым, я узнал историю спасения его мамы, да и его самого с младшей сестрой Матильдой. Вернее, не узнал, а услышал о событиях, которые были буквально пунктиром обозначены. Но и они могут дополнить ещё одной строкой историю войны.

Девушки у реки. В первом ряду в центре моя бабушка Роза Самуиловна с годовалой дочкой на руках (это моя мама). Во втором ряду вторая слева – Евгения Самуиловна –  родная бабушкина сестра. Деревня Усая, август 1937 г.Редакция журнала «Мишпоха» получила письмо от Татьяны Юрьевны Ищенко. Она пишет, что на сайте «Моё местечко», в работе над которым принимает участие редакция «Мишпохи», опубликована статья Аркадия Шульмана "Три поколения семьи Авербах".
В ней описана история её родственников. Статья была подготовлена к печати после обстоятельных разговоров с Эдуардом Авербахом, который уже несколько десятилетий живёт в Германии…
Татьяна Ищенко его родственница, подробнее узнала об этой семейной линии, благодаря публикации материала.
«На фотографии в статье "Три поколения семьи Авербах" мои прабабушка и прадедушка Этка Лейбовна и Самуил Авербах, – пишет Татьяна Юрьевна. – Я – внучка Розы Самуиловны Афанасьевой (Авербах) и жила с бабушкой в Ленинграде. Григорий Самуилович – родной брат бабушки».
Мы попросили Татьяну Ищенко рассказать о своей семье.