Почта Мишпохи

Олег Игнатьевич Зайцев, 2016 г.Более семидесяти лет прошло со дня окончания Великой Отечественной войны. А мы до сих пор знаем далеко не всё о том, что происходило на фронтах и в тылу. А уж о том, как жили люди на оккупированных территориях и вовсе знаем поверхностно. К сожалению, с каждым годом шансов прояснить истинную картину становится всё меньше. Уходят в мир иной свидетели, очевидцы тех событий…
Благодаря случайной встрече с Олегом Игнатьевичем Зайцевым, я узнал историю спасения его мамы, да и его самого с младшей сестрой Матильдой. Вернее, не узнал, а услышал о событиях, которые были буквально пунктиром обозначены. Но и они могут дополнить ещё одной строкой историю войны.

Девушки у реки. В первом ряду в центре моя бабушка Роза Самуиловна с годовалой дочкой на руках (это моя мама). Во втором ряду вторая слева – Евгения Самуиловна –  родная бабушкина сестра. Деревня Усая, август 1937 г.Редакция журнала «Мишпоха» получила письмо от Татьяны Юрьевны Ищенко. Она пишет, что на сайте «Моё местечко», в работе над которым принимает участие редакция «Мишпохи», опубликована статья Аркадия Шульмана "Три поколения семьи Авербах".
В ней описана история её родственников. Статья была подготовлена к печати после обстоятельных разговоров с Эдуардом Авербахом, который уже несколько десятилетий живёт в Германии…
Татьяна Ищенко его родственница, подробнее узнала об этой семейной линии, благодаря публикации материала.
«На фотографии в статье "Три поколения семьи Авербах" мои прабабушка и прадедушка Этка Лейбовна и Самуил Авербах, – пишет Татьяна Юрьевна. – Я – внучка Розы Самуиловны Афанасьевой (Авербах) и жила с бабушкой в Ленинграде. Григорий Самуилович – родной брат бабушки».
Мы попросили Татьяну Ищенко рассказать о своей семье.

Адрес на конверте.Это строки из письма, написанного С.М. Батушанской в Верхнедвинскую районную газету после выхода книги «Память. Верхнедвинский район».
«Летом 1945 года, в августовский тёплый день, когда на рассвете пели птицы, пахло свежестью и ароматом трав, а кругом было так хорошо и красиво, я с тревогой и болью подошла к родному порогу. (Наш дом уцелел.) Из дома вышли совсем незнакомые мне люди, которые жили в нём с того времени, когда родных загнали в гетто…
Горе и печаль живут в моём сердце, когда вспоминаю своих родителей, братьев, сестру».

Семейная фотография. 1930 год. Дубровно.27 января. Две столь памятные даты: 27 января 1944 снята – блокада Ленинграда, 27 января 1945 – освобожден Освенцим.
Две страшнейшие трагедии человечества – гибель от голода, холода, бомбёжек в период 900-дневной блокады более миллиона ленинградцев и гибель 6 миллионов европейских евреев.
Проходит время, но не проходит боль.
«Пролившим невинную кровь не простится никогда».
Страшная Вторая Мировая война – это и трагедия моей семьи. Я расскажу о родных, которых я, родившаяся в Ленинграде в 1946, никогда не увидела.

Афиша выставки Исаака и Романа Зельдиных.Мой брат – Роман! В прямом и переносном смысле. О нём могла бы говорить часами и написать роман.
Справедливо считается, что мужчина в своей жизни должен выполнить три главные миссии: построить дом, посадить дерево, родить и воспитать сына. Многие мужчины справляются с этим весьма успешно, но лишь некоторым суждено оставить на память потомкам ещё и плоды своего вдохновения, порывы души и трепет сердца.
Роман старше меня на семь лет, он был мне и верным другом, и защитником.
В детстве был темноглазым, кудрявым мальчиком, с румяными щёчками, за что в семье его называли ласково «мандаринкой».

Роман Зельдин родился 31 января 1932 года в г. Витебске четвёртым ребёнком в семье, пятой родилась я, Бронислава.