Архивариус

Маца.Как изготавливали в Витебске мацу 110 лет назад? Об этом рассказывается в статье, опубликованной в газете «Витебские губернские новости» 1 марта 1909 года (№ 48).

В настоящее время в г. Витебске занято несколько сот рабочих обоих пола временным производством, именно печением еврейской мацы или ветхозаветных опресновок, служащих у евреев, во время Пасхи, почти единственной пищей. Потребность в маце определяется приблизительно по расчету 10 ф. на человека и составляет для нашего города при 40 тысячах евреев – 10 т. пудов мацы и не менее 11 т. пудов муки.

 Добровольная пожарная охрана во время парада (сер. 1930-х гг.) (из архива Глубокского историко-этнографического музея).В разные исторические периоды всесокрушающая сила пожаров в один момент изменяла судьбы городов, разделяя их на «до» и «после». И Глубокое, которое берёт начало своей истории с 1414 г., эта беда также не обходила стороной.

Общественная баня в г. Орше (чертеж 1890 г.).Из истории оршанской еврейской бани в 1877 – 1900 гг.

Когда-то на берегу речки Оршицы в уездном городе Орше Могилёвской губернии стояла баня с миквой. Стояла она здесь давным-давно – ещё в 1848 г., и даже переулок в её честь был назван Банным[1], но баню постигла участь многих деревянных строений того времени, и в 1877 г. она сгорела[2].

 В один прекрасный летний день – 7 июля 1908 г. – евреи Витебска написали в губернское правление письмо, в котором просили разрешить им открыть в деревянном домике молитвенную школу. Эти евреи проживали на Кривой, Манежной, Тригубской и Медведской улицах (сейчас они называются улицами Кутузова, 3-я Чернышевского, 1-я Колхозная и Чернышевского). А сам домик – деревянный и двухэтажный – располагался на пересечении улиц Кривой и Манежной (ныне ул. Кутузова и 3-я Чернышевского).

 Мой дед, Хазан Григорий Борисович, родился в Лиозно в 1891 году. Я никогда его не видела: он умер за год до моего рождения. О нём самом и о его семье мне не было ничего неизвестно до тех пор, пока в 15 лет я не задалась вопросом: «Почему у нас нет ни одного родственника со стороны деда Гриши?». Мать мне ответила, что все были убиты немцами во время войны. Кровные родственники – в Витебске и Лиозно, жена и двое детей деда погибли в Минске. Никто из родни не знает даже имён его детей. Родственники путаются в том, были это мальчики или девочки. Дед на начало войны находился в командировке на Урале, вернуться в Минск не успел.