Редакционный подвальчик

Семён Шойхет.Читатели нашего журнала знают Семёна Шойхета, как автора небольших рассказов.
Он также пишет философские эссе и даже пробует себя в поэзии.
Но только его близкие друзья помнят и знают ещё одно увлечение Семёна –
альпинизм, которому были посвящены годы.

Стенд у здания Воложинской ешивы.Внешне здание бывшей Воложинской ешивы прекрасно сохранилось, хотя внутри требует дорогостоящей реконструкции, на которую очень нелегко найти средства, к тому же пока нет определенности, в каком качестве может функционировать этот объект после реконструкции. Поэтому, и по целому ряду других причин, становление Воложина, как еврейского туристического центра идёт с большим трудом.

Грустная сказка о несметных богатствахЭпиграфом к этому рассказу могла бы стать известная песенка: «Amol iz geven a mayse, a mayse iz gornit freylekh…» Была как-то сказочка, да только была она совсем не весела.

Речь пойдёт об уникальных коллекциях еврейской книги, хранящихся в Петербурге и о том, какова ныне их судьба.

«Бешенковичи. Старый сарай и дерево на ул. Садовая (напротив стадиона)», 30х21см, 2017, картонакрилавторский клей.Фридрих Михельсон – молодой художник, родом из Минска, ныне живущий в Санкт-Петербурге. Работает в авторской акрило-клеевой технике. Через его восприятие прошло искусство от древних наскальных изображений и египетских фресок до великих мастеров мира в целом и витебской школы в частности. На основе впитанной эстетики взыскательное воображение художника сформировало ни на что непохожую творческую призму, через которую, как через витражное стекло, знакомый мир можно увидеть совершенно иным.
Впервые Фрид попал в местечко Бешенковичи в мае 2017 года. Вместе с женой они решили поучаствовать в волонтёрской экспедиции по благоустройству старинного еврейского кладбища.

На Старо Улановичском кладбище.Новое письмо от Алексея Усвяцова из Иерусалима, переводчика с иврита и научного консультанта очерков «Тайна чёрных камней», начинается словами «Какая всё-таки огромная разница между надгробиями простых евреев и городских богачей...» 
Казалось бы, в этих словах ничего нового. Но подталкивают они к размышлениям. Богатые и бедные евреи жили в одном городе, порой молились в одних и тех же синагогах, но отведённое им земное время прожили в разных измерениях, не часто соприкасаясь друг с другом.