Редакционный подвальчик

Абрам Гонтарь.В самом центре Москвы на Мясницкой (название "улица Кирова" так и не прижилось), прямо напротив Главпочтамта, в огромном доме на первом этаже помещалась редакция единственного еврейского журнала. Название на табличке у входа было написано по-русски: "Советиш Геймланд" – Советская Родина!
За тяжеленной дверью с тёмным прохладным тамбуром, в большой приёмной, отгороженной от улицы огромными окнами с толстенными, вечно запылёнными снаружи, витринными стёклами, казалось, был совсем другой мир. Что больше всего поразило меня – это шкаф, стоящий у окна, в котором красовался полный энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона, но, главное, точно в таких же корочках и с таким же золотым тиснением полная Еврейская Энциклопедия! И её можно было вынуть и читать!

И. Фефер, А. Эйнштейн, И. Брайнин, С. Михоэлс.Такое сочетание могло бы показаться нонсенсом, следствием бурной фантазии автора, тем более, что в огромной массе литературы о знаменитом художнике, начиная с журнальных  статей и заканчивая солидными томами, никакой связи между ФБР и Марком Шагалом не прослеживалось. Однако факты, представленные после публикации рассекреченных за давностью архивов секретного агентства, не оставляют места для сомнений: ФБР поставило на учёт художника вскоре после его приезда в Америку 22 июня 1941 года (1). При возвращении во Францию 17 августа 1948 года он и его гражданская жена Вирджиния Хаггард получили т.н. reentrypermit - право на возвращение, но первая же попытка приехать в США по приглашению арт-дилера Пьера Матисса (1950 г.), да и последующие заканчивались решительным отказом ФБР.

Евгений Евтушенко в Витебске на фестивале «Славянский базар».  Фото Андрея Марачкова.Впервые с Евгением Александровичем я познакомился в седьмом классе. Тогда ещё переписывали в тетрадочки стихи поэтов. Таким образом, у меня оказалось его стихотворение «Мёд». А такая мелочь, что это стихотворение нигде не печаталось, и определенно, было запрещено, то есть считалось антисоветским, мне в голову не приходило. В стихотворении речь шла о войне...

Была зима. Кутаясь во всё на свете, стояла очередь за мёдом. Люди несли колечки, серёжки, ожерелья, всё, что готов был взять продавец. Он наливал мёд в рюмочку или крохотную баночку и подзывал следующего.

Андерс Фог Рассмусен и Бент Блюдников.В 23-м номере журнала «Мишпоха» была опубликована статья «История еврейской семьи в Дании», подготовленная мною в соавторстве с Бенжамином Блюдниковым, моим двоюродным братом, родившемся в 1924 г. в Копенгагене (Дания) и прожившем там всю свою жизнь (1924–2016). В статье была приведена фотография премьер-министра Дании Андерса Фога Расмуссена и сына Бенжамина – Бента, политического обозревателя консервативной ежедневной газеты “Berlingske Tidende”, основанной ещё в 1860 году Менделем Левиным Натансоном, личным советником короля Дании Фредерика VI.

Супруги Миркины в Черее, 2007г.Редакция журнала «Мишпоха» получила письмо из Израиля от историка Григория Рейхмана: "Когда-то Вы публиковали выдержки из будущей книги Михаила Лазаревича Миркина, светлая Ему память.

У него замечательные дети и внуки. Книга вышла при жизни автора. Его уже нет с нами. Сын Михаила Лазаревича – Леонид, хранитель Памяти, редкой души человек, склоняется к мысли опубликовать книгу отца в интернете. Мне посчастливилось ввести её в научный оборот".

Мы предлагаем нашим читателям рецензию Григория Рейхмана на книгу Михаила Миркина «От Череи до Чикаго» и отрывок из книги.