1800 200pxКнига историка Михаила Рывкина и писателя Аркадия Шульмана 'Хроника страшных дней. Трагедия Витебского гетто' – документально выверенный рассказ о кровавых днях лета и осени 1941 года, когда фашистами и коллаборационистами было уничтожено еврейское население Витебска – города, который всегда занимал особое место в еврейской истории.

Книга явилась результатом многолетней работы. В ней собраны уникальные документы, приводятся многочисленные свидетельские показания.

В 2004 году вышло первое издание книги, которое стало библиографической редкостью. В 2007 году книга вышла в переводе на немецкий язык. За эти годы собраны новые свидетельства довоенных жителей города, узников Витебского гетто, их детей и внуков, людей, которые оказались на оккупированной территории. Обнаружены не публиковавшиеся ранее документы и фотографии. Они вошли во второе, дополненное издание книги “Хроника страшных дней. Трагедия Витебского гетто”.

Просим отозваться всех, кто родился, жил, работал, бывал в гостях, помнит довоенные еврейские местечки Беларуси.

Просим поделиться своими воспоминаниями, фотографиями. Они бесценны для всех, кто думает о будущем детей и внуков. Мы готовы выслать перечень вопросов, на которые просим Вас ответить.

Мы готовы записать Ваши воспоминания на аудио- и видеоносители. Можно присылать оригиналы фотографий, их фотокопииили сканировать фотографии на 300 DPI в jpg в натуральную величину.

Наш адрес: Журнал «Мишпоха», а/я-22, Витебск-1, Беларусь, 210001.

Электронный адрес: mishpoha@yandex.ru

 

 ТРИДЦАТЬ ПЯТЫЙ номер:

 

Поиск по всем номерам журнала:

Пользовательского поиска

Загадки Юделя Пэна

video02 200pxТворчество Юделя Пэна сыграло значительную роль в развитии всего изобразительного искусства Беларуси. Однако до сих пор ещё не получило должной оценки. Только сейчас, спустя почти 80 лет после трагической смерти художника, приходит его время. Между тем, именно он, Юдель Пэн стоял у истоков того удивительного явления, которое вошло в историю отечественного и мирового искусства, как Витебская художественная школа.

Подробнее...

Портрет по памяти...

Афиша выставки Исаака и Романа Зельдиных.Мой брат – Роман! В прямом и переносном смысле. О нём могла бы говорить часами и написать роман.
Справедливо считается, что мужчина в своей жизни должен выполнить три главные миссии: построить дом, посадить дерево, родить и воспитать сына. Многие мужчины справляются с этим весьма успешно, но лишь некоторым суждено оставить на память потомкам ещё и плоды своего вдохновения, порывы души и трепет сердца.
Роман старше меня на семь лет, он был мне и верным другом, и защитником.
В детстве был темноглазым, кудрявым мальчиком, с румяными щёчками, за что в семье его называли ласково «мандаринкой».

Роман Зельдин родился 31 января 1932 года в г. Витебске четвёртым ребёнком в семье, пятой родилась я, Бронислава.

Подробнее...

Такие разные судьбы: случайности и закономерности многих жизней

Евгений Борисович ГрановскийПрежде чем предоставить слово нашему собеседнику, кратко представим его. 
Грановский Евгений Борисович родился в Москве в 1940 г. Окончил Московский институт стали и сплавов, кандидат физико-математических наук. Работал во ВНИИ электромеханики. Последние 15 из 20 лет после переезда в США работает аналитиком научной литературы во всемирно известной фирме CAS (Chemical Abstracts Services) в г. Коламбус, штат Огайо.
С 1959 года начал заниматься спортивным ориентированием. Один из основателей судейского корпуса СССР в этом виде спорта, в 1969 году ему присвоено звание судьи Всесоюзной категории. Два года возглавлял Комиссию по слетам и соревнованиям Москвы, неоднократно избирался в состав Бюро Центральной секции ориентирования, возглавляя в нём Всесоюзную коллегию судей. Долгие годы был председателем Федерации ориентирования Всесоюзного совета ДСО профсоюзов.

Подробнее...

Украина, Киев

Украина, Киев

Мой дед Юдзон Александр Менделевич, 1913 г. рождения, пропал без вести в 1942 г. во время Великой Отечественной войны. http://jmemory.org/Show_Details.asp?num=22425
Его брат Юдзон Артур тоже погиб на войне, сгорел в танке http://jmemory.org/Show_Details.asp?num=60500
Родители деда Александра: отец – Мендель Еселевич (Иосифович) Юдзон, 1800 года рождения, оршанский мещанин Могилевской губернии и его мама – Юдзон Двойра Арон-Янкелевна.
Подробнее...

Из истории витебских синагог

Остатки синагоги на Революционной. Фото Виктора Борисенкова.На протяжении веков Дома молитвы играли наиболее существенную роль в жизни еврейского народа и сохранении его национальных традиций. Изучать историю витебских синагог очень сложно. В начале XX века в городе насчитывалось более полусотни синагог и молитвенных домов, однако до нашего времени сохранились остатки всего только одного Дома молитвы. Такое состояние вещей иначе как культурной катастрофой назвать нельзя, потому что синагоги, как известно, являются наиболее выразительными проявлениями культуры ашкеназов. Все витебские синагоги были уничтожены либо последней войной, либо культурным нигилизмом, который господствовал в советском обществе на протяжении всех лет его существования.

Подробнее...

Мгновения жизни

Арон Костелянский "Синагога в Наровле".Сколько поколений говорит о том, что время безжалостно, оно стирает следы, оставленные на земле и королями, и их верными слугами, и властелинами дум, и теми, чьё имя в собственном доме не все правильно выговаривали. И всё же XX век с его круговертью и беспамятством придал этим словам какой-то особый смысл. Казалось бы, всего несколько десятилетий назад Арона Григорьевича Костелянского в Белоруссии хорошо знали. Известный художник, искусствовед, общественный деятель. Человек, чьё имя было на слуху. А сегодня специалисты долго роются в памяти, чтобы наконец-то сказать:
– А, Костелянский, ну, как же, помним.

Подробнее...

Не докурив последней папиросы

Залман Исаакович Мирингоф.На Мемориальной доске в Союзе художников Беларуси, где отлиты в металле имена живописцев, графиков, скульпторов, погибших в годы Великой Отечественной войны, есть имя Залмана Исааковича Мирингофа. Это, пожалуй, единственная память о нём на земле, где он родился и вырос, где полюбил и женился, где появились на свет его картины и родился сын.
Залман Исаакович прожил совсем короткую жизнь. Ему не было ещё и сорока, когда фашистская пуля перечеркнула надежды на будущее. Он много и плодотворно работал. Но кто сегодня помнит его картины? И вовсе не потому, что это были полотна ремесленника. Мирингоф был своеобразным, думающим художником. Вероятно, в своём творчестве он не достиг тех высот, чтобы искусствоведы всего мира, запрокинув головы, обсуждали каждую его почеркушку.

Подробнее...