Родословная

Мама, 1941 г.

Бася

До тех пор пока я не взялся писать об автографах, сам не предполагал, что у меня их столько скопилось за жизнь, а если сказать вернее – столько осталось после всевозможных потерь. Переезды, доброе любопытство друзей к моей библиотеке, безалаберное хранение – я никогда ничего не коллекционировал. Думаю, мне это просто противопоказано...
И вот, скажем так, во внезапно обнаруженной мной у меня самого коллекции есть автографы людей известных, малоизвестных, но интересных и талантливых, есть автографы знаменитых, даже гениальных по общему признанию, и среди всех самый дорогой – автограф моей мамы, Баси Моисеевны Голуш.

Марк КАЗАРНОВСКИЙ.В 1945 году в нашу квартиру в Москве днём пришёл какой-то человек. Я, мальчик двенадцати лет, был в школе. Мама – на работе, естественно. Дома были моя бабушка – папина мама, и дочь бабушки – папина сестра.
Пришедший рассказал, что в 1941 году находился в плену в районе города Мстиславля, лежал в госпитале, где находился и мой отец.
Немцы обнаружили во время банных процедур, что мой отец – еврей. И его расстреляли. Перед расстрелом он просил соседа по госпиталю зайти к нам домой и рассказать семье, что с ним произошло.
Этот долг был выполнен. Поздняя моя благодарность этому человеку, о котором я уже ничего никогда не узнаю и его не разыщу.

Моя мама - Стеклова (Симкина) Ида Исаковна. 1930 год.Нет дня, чтобы я не вспомнила маму Стеклову (Симкину) Иду Исаковну
Я не сказала ей столько слов любви и благодарности, которых так много у меня сейчас, когда она их не услышит.
Последним эшелоном, каким-то чудом она, 27-летняя, увозит 3-летнюю меня, 2-х летнего брата и свою юную сестру из горящего Смоленска. В пути бежит на остановке за водой и отстаёт от поезда. Опять каким-то чудом догоняет его.
Я всю жизнь помню свой страх и вижу бегущую маму...

Березкин Абрам Матвеевич.Недалеко от одного из входов на еврейское кладбище Могилёва можно увидеть могилу, на которой стоит не просто надмогильный камень, а бюст захоронённого здесь человека. Явление совсем не характерное для провинциальных кладбищ. А если учесть, что бюст создан одним из самых известных белорусских скульпторов Заиром Азгуром, то и вовсе уникальное. В этой могиле покоится актёр могилёвского театра, а до этого – еврейского театра БелГОСЕТ, Матвей Берёзкин, блестящую игру которого могут сегодня вспомнить, к сожалению, лишь единицы.

Сергей Вагановю. Фото Юрий Иванов.Где-то в конце 40-х или начале 50-х годов, 8-9 лет отроду, в дальнем углу выдвижного ящика родительского письменного стола, я нашёл аккуратно завёрнутый в газету, перевязаный шнурком свёрток. Повинуясь неистребимому детскому любопытству, я развернул его. Это были письма отца с фронта маме в эвакуацию и мамины – отцу на фронт. И это стало для меня одним из самых важных тайных открытий, какие только возможны в детстве.