Память

В этом доме жил раввин.из книги «Километры еврейской истории»

Варняны – агрогородок в Островецком районе Гродненской области. Не большой, но и не маленький. Живёт больше 1300 человек, почти 450 дворов.
В центре – костёл Святого Юрия, построенный в середине XVIII века, старинные здания, в стили барокко, возведённые тогда же, да красивая природа вокруг.
Есть на что посмотреть!

Центральная улица Куренца. Фото Аркадия Шульмана.из книги «Километры еврейской истории»

Куренец – деревня в Вилейском районе Минской области, расположена на реке Пела в 7 км от Вилейки.
Сегодня в Куренце живёт всего один еврей, не местный, а приехавший сюда после окончания института. Да летом, иногда заедут на кладбище, проведать могилы родных, одна-две еврейские семьи. Но, как это ни странно, в городке до сих пор ощущается «еврейский дух». Он живёт в старых довоенных домах или в планировке улиц, а может, сам воздух настоян на еврейской истории. Или мне это только показалось?

Бывшая Еврейская, а ныне Днепровская улица.из книги «Километры еврейской истории»

Мой знакомый в США заинтересовался местечком Россасно в Дубровенском районе Витебской области. Чьи-то внуки решили узнать историю местечка, в котором жили их предки (благое дело!). Мой знакомый взялся им помочь. Таким образом, дело пришло ко мне.
Много лет я занимаюсь местечками Беларуси, написал несколько книг на эту тему, но Россасно было для меня «неизвестной землей». Я слышал название, но никогда прежде там не был, не встречался ни с кем из людей, знающих Россасно. Местечко в восточной Беларуси, недалеко от границы с Россией, откровенно говоря, забытое Богом и людьми.

Яков Плехов, руководитель еврейской общины в Речице у мемориала родным В.С.Ресина на еврейском кладбище Речицы.До Речицы из Минска можно ехать на рейсовом автобусе (8 часов), маршрутном такси (3,5 часа) или поезде (6 часов). Со мною младший сын Моше, который родился в Иерусалиме и в Беларуси впервые. Выбрали поезд, хотя это на два часа дольше, зато Моше узнает, что такое железная дорога. Взяли купе, до этого Моше думал, что купе – это кепи (головной убор). Вагон тронулся, смотрю в окно и ловлю себя на ощущении, что картинки за окном меняются, как мысли, набегая друг на дружку. То и дело в памяти всплывают какие-то эпизоды...

Александр Блышко.Когда с каждым годом становится всё меньше тех, кто знает не по чужим рассказам довоенное местечко, даже не возникает мысли: «А стоит ли брать интервью у людей, вроде незаметных, ничем не отличившихся, но проживших долгую жизнь и сохранивших хорошую память?» Это потому, что цены таким рассказам просто нет. Каждый из них дополняет друг друга. Важно просто успеть их услышать и записать!
Благодаря счастливому случаю состоялась беседа с Александром Павловичем Блышко, 1930 года рождения, семья которого жила до войны в 6 километрах от Глубокого, но это отнюдь не мешало регулярно бывать в местечке, знать всё то, что происходило здесь, а также дружить с глубочанами-евреями.