Редакционный подвальчик

Территории Российской империи, входящие в Черту еврейской оседлости.К 100-летию ликвидации Черты еврейской оседлости в России

На протяжении многих столетий евреи жили на белорусской земле. Кто-то утверждает, что этой истории шестьсот лет, кто-то берёт значительно большие цифры. Но, так или иначе, не одно поколение евреев родилось, выросло здесь и нашло последний приют на кладбище. Беларусь сыграла огромную роль в еврейской истории.
 В этом очерке мы расскажем о времени, когда здесь проходила Черта еврейской оседлости. Её полная ликвидация произошла 100 лет назад, после Февральской революции 1917 г. 20 марта 1917 г. Временное правительство приняло постановление, которым отменялись все «ограничения в правах российских граждан, обусловленные принадлежностью к тому или иному вероисповеданию, вероучению или национальности».

Лепешкина Валентина Андреевна.Когда она назвала фамилию детей, которых в годы войны спасала их семья, – Фидерак, мне она показалась очень знакомой. Я стал вспоминать, где и когда слышал её.
В 2003 году я писал очерк «Истории спасения» о людях, которые спасали евреев в годы Великой Отечественной войны, но по разным причинам до сих пор так и не удостоены почётного звания «Праведник народов Мира». «История третья» рассказывает о детях из семьи Фидераков, которых спасали Щелкуновы. Эта история была написана на основании письма, полученного от Фаины Александровны Окунь (девичья фамилия Фидерак). Сейчас она живёт в Минске. Насколько я понимаю, публикацию увидели в Яд Вашеме. Вышли на Валентину Андреевну Щелкунову (по мужу Лепёшкину). Её родители и она с сестрой спасали Фидераков. Сотрудники Яд Вашем просили ответить на вопросы, а фактически подтвердить, всё ли верно в воспоминаниях Фаины (Фени) Окунь. Это необходимая процедура для официального присвоения звания.

Лев Генухович Маневич.Он живёт в небольшом деревянном домике на Песковатиках. Когда-то в этом районе на краю города жили коренные витебляне в третьем, а то и четвёртом поколении. Сегодня на Песковатиках живут другие люди и Лев Генухович, поселившийся здесь почти шестьдесят лет назад, считается старожилом. Живёт вдвоём с сыном. Дочь с семьёй в Израиле, а жена умерла. Его домик – в глубине сада. Каждую осень, встречая меня, он непременно зовёт в гости за яблоками. Антоновка у него превосходная. Только, к сожалению, у меня не часто случается заходить к нему в гости. Но сейчас, готовя фотовыставку о ветеранах Великой Отечественной войны, собрался к Маневичу. Кого ж тогда фотографировать, если не его. Войну Лев Генухович встретил в первые её дни. За чужие спины не прятался. Воевал, как приказывало командование. И не его вина, а беда, что попал в плен. А потом началось такое, что напиши в романах – не поверят.

Памятник Шагалу.Начну с цитаты уважаемого мной писателя Юрия Нагибина.
"Он принадлежит Витебску, России, миру, этот человек с детской улыбкой и мудрой душой, художник и поэт, друг людей и животных, ставший одним из чудес нашего невероятного века".
Эти слова были сказаны о Марке Захаровиче Шагале – одном из крупнейших и самых противоречивых художников XX века.
Он порой по-детски наивен в своих работах и в то же время многим совершенно не понятен, его ученик и сам прекрасный художник Ефим Рояк назвал Шагала "художником сказки и фольклора" и имел для этого все основания. И в то же время Шагал сумел понять и проиллюстрировать Библию, как никто другой.

Арон Трайнин.Несколько лет назад в редакцию журнала «Мишпоха» принесли фотографии из семейного альбома витеблян Трайниных. Фамилию мы узнали по подписям на обратной стороне фотографий, а на одной их них сохранилась надпись «Личность, окончившего курсы Калужской, Аарон Трайнин».
Интернет подтвердил, что перед нами фотография человека, ставшего одним из наиболее известных советских учёных в области уголовного права, член-корреспондента АН СССР, заслуженного деятеля науки РСФСР, доктора юридических наук, профессора заведующего кафедрой уголовного права МГУ 1943–1952, заведующего сектором Института государства и права АН СССР 1938–1954 гг. Арона Наумовича Трайнина.
Кто запечатлён на других фотографиях: члены семьи Арона Трайнина, его друзья, коллеги, надеемся, что узнаем с помощью наших читателей.