Редакционный подвальчик

Евгений Евтушенко в Витебске на фестивале «Славянский базар».  Фото Андрея Марачкова.Впервые с Евгением Александровичем я познакомился в седьмом классе. Тогда ещё переписывали в тетрадочки стихи поэтов. Таким образом, у меня оказалось его стихотворение «Мёд». А такая мелочь, что это стихотворение нигде не печаталось, и определенно, было запрещено, то есть считалось антисоветским, мне в голову не приходило. В стихотворении речь шла о войне...

Была зима. Кутаясь во всё на свете, стояла очередь за мёдом. Люди несли колечки, серёжки, ожерелья, всё, что готов был взять продавец. Он наливал мёд в рюмочку или крохотную баночку и подзывал следующего.

Андерс Фог Рассмусен и Бент Блюдников.В 23-м номере журнала «Мишпоха» была опубликована статья «История еврейской семьи в Дании», подготовленная мною в соавторстве с Бенжамином Блюдниковым, моим двоюродным братом, родившемся в 1924 г. в Копенгагене (Дания) и прожившем там всю свою жизнь (1924–2016). В статье была приведена фотография премьер-министра Дании Андерса Фога Расмуссена и сына Бенжамина – Бента, политического обозревателя консервативной ежедневной газеты “Berlingske Tidende”, основанной ещё в 1860 году Менделем Левиным Натансоном, личным советником короля Дании Фредерика VI.

Супруги Миркины в Черее, 2007г.Редакция журнала «Мишпоха» получила письмо из Израиля от историка Григория Рейхмана: "Когда-то Вы публиковали выдержки из будущей книги Михаила Лазаревича Миркина, светлая Ему память.

У него замечательные дети и внуки. Книга вышла при жизни автора. Его уже нет с нами. Сын Михаила Лазаревича – Леонид, хранитель Памяти, редкой души человек, склоняется к мысли опубликовать книгу отца в интернете. Мне посчастливилось ввести её в научный оборот".

Мы предлагаем нашим читателям рецензию Григория Рейхмана на книгу Михаила Миркина «От Череи до Чикаго» и отрывок из книги.

Василий Михайлович Ротов.В 1927 году в еврейском госпитале Парижа родился потомственный казак – самый настоящий, без примеси еврейской крови. Мальчика назвали Василием, фамилия – Ротов. Будущий кадет, ставший впоследствии, когда началось возрождение казачьего движения, представителем его в Канаде и казачьим генералом.
Отец Василия до революции служил офицером лейб-гвардии казачьего полка. В Гражданскую войну воевал против большевиков. После поражения белогвардейцев, бежал на запад.
Мать – была дочерью полковника Ерандакова, возглавлявшего контрразведывательное отделение при Санкт-Петербургском губернском жандармском управлении. Училась в Смольном институте, и тоже оказалась в Париже, где и повстречалась со своим будущим мужем.

Анатолий Михайлович Березюк.Для рассказа о бобруйчанине Анатолии Михайловиче Березюке есть два информационных повода. 45 лет тому назад белорусский спортсмен впервые принял участие в традиционном суперматче боксёров СССР и США. Таковым оказался 21-летний Толя Березюк. Через пять лет он уже сам начнёт тренировать будущих мастеров ринга. С тренерского дебюта мастера спорта СССР международного класса по боксу Анатолия Березюка прошло 40 лет, и это второй повод, побуждающий обратиться к этой яркой личности.  
Штрихи к портрету Березюка-спортсмена лучше всего сопоставить с обобщённым портретом представителя советской спортивной элиты. Этот портрет выглядел бы следующим образом. Из рабочих либо из крестьян. Из глубинки. Вырос в рабочем районе либо в деревне. Не сразу определился со своими спортивными предпочтениями и, естественно, не сразу выбрал вид спорта, в котором сделал себе имя. Был патриотом своего Отечества. Отличался железной волей. Поставив амбициозные цели, упорно и настойчиво шёл к их достижению, демонстрируя полнейшую самоотдачу. Запомнился фирменными приёмами, оригинальным стилем, выступая либо как единоборец, либо как член команды. Не раз и не два становился заложником ситуаций, которые не имели ничего общего с честной спортивной конкуренцией.