Почта Мишпохи

Маргарита Юшкевич в музееРечки Зароновка, Шевинка, Летчанка – притоки Западной Двины, получили названия от озёр, из которых берут своё начало, а вот название речки Язвинка происходит от названия растения жасмин (язвень), которого было много в деревнях, через которые протекала эта речка.
Озеро Мурожница, из которого берёт начало Язвинка, по берегам поросло купинами мягкой зелёной травы (муроги), поэтому и получило такое название.
На левом берегу Западной Двины поселился один из казаков, которому по велению царя был выделен надел земли за участие в подавлении крестьянского восстания. Возникшее поселение стали называть Казаками. Так ли это было, сейчас трудно установить, но география размещения деревень с такими названиями дает право думать о правдивости этой легенды.
Возле городища впадает в Западную Двину небольшая речушка Лучица, которую в начале XX века люди начали называть Сарой. Сложилась легенда о речке Саре.

Маргарита Юшкевич в музееЕвреи в Старосельском крае появились в дореволюционное время и многие из них дожили до Великой Отечественной войны. Они тут жили целыми семьями и мирно сосуществовали с местным населением. Какие причины заставили их облюбовать наш край, выяснить сейчас невозможно.
Многочисленная была семья Уздиных. Было их пятеро братьев: Абрам, Мендель, Давид, Гирша, Кострим. Все они были Лейбовичи. У каждого из них был свой дом и своё дело. Четверо из братьев жили в деревне Новка. Абрам, Мендель и Давид занимались торговлей и жили богато. Неудачником среди братьев считался Гирша. Занимался он тем, что скупал у местных жителей птичьи перья и телячье мясо. Всё это он продавал в городе, там же покупал дёготь (масло для смазки катков деревянных телег) и продавал его в деревне. Торговля шла плохо. Выручка была небольшая, и жил он бедно. Над ним в деревне шутили и придумывали разные смешные истории. Вот, например, одну из таких историй автор записала от бывшей старой учительницы Поляковой А.А.

Куренец. Мемориал на месте расстрела евреевЯ родился в деревне Галеново, вырос и учился в Куренце Минской области. Меня интересуют события осени 1941 – зимы 1942 года. Со слов моей бабушки Нины, её родной брат Баранский Василий Никитич в октябре 1941 года предупредил и увёл от немецкой облавы на болота за деревню несколько семей евреев, кто-то ушёл дальше, часть людей с маленькими детьми вернулись в свои дома через неделю.

Люди пришли к Памятному знаку на старом еврейском кладбищеДеревня Камаи расположена в 18 км на юго-запад от районного центра Поставы и в 12 км от железнодорожной станции Годутишки... По белорусским меркам – это расстояние! И поэтому нередко говорят, что Камаи – это деревня на краю света.

Я расскажу о моей семье, на долю которой выпало немало испытаний.
Родился я 10 мая 1939 года в д. Новые Журавичи Рогачёвского района Гомельской области в семье колхозников. Значительную часть населения в довоенные годы составляли евреи.
Отец и мать были из бедных еврейских семей. До Октябрьской революции они работали у помещика. В годы коллективизации одними из первых стали колхозниками. Отец – потомственный кузнец. В то время и в последующие годы – это была очень востребованная профессия на селе. Он пользовался особым уважением и почётом в колхозе и у односельчан. Ведь сельхозинвентарь был тесно связан с профессией кузнеца (плуг, коса, серп, телега и т.д.). В кузницу шли подковать лошадь, изготовить домашнюю утварь.