Место казни минских подпольщиков. И среди них Исая Козинца.Евреи в рядах антифашистского подполья на территории Белоруссии в 1941-1944 годах.

Несмотря на нацистскую политику геноцида, белорусские евреи одними из первых  вступили в смертельную схватку с врагом. Узники гетто на территории нашей республики – участники партийного и комсомольского подполья подвергали опасности не только свои  жизни, но и жизнь своих родных – жён, мужей, детей, матерей, отцов, братьев, сестёр. Смертельный риск ждал их на каждом  шагу.
Евреи стояли у истоков антифашистского подполья в Минске, Могилёве, Бресте, Пинске, Гомеле,  Барановичах, Слониме, в  районном центре Куренец Вилейской области.
Уже 8 июля 1941 года нацистскими властями был издан приказ, извещавший, что за связь с большевиками в городе Минске и области расстреляно 100 евреев-коммунистов.

Одним из руководителей партийного подполья в Минске стал Исай Казинец, удостоенный в 1965 году высокого звания Героя Советского Союза. Он организовал 20 новых диверсионных групп, наладил регулярный выпуск листовок, которых за полгода  вышло 3 тысячи штук. В них печатались сводки Совинформбюро и призывы к борьбе с фашистскими оккупантами.
Подпольщики  убивали  немецких офицеров, усилили диверсионную деятельность. Под руководством И.П. Казинца похищали с немецких складов оружие, боеприпасы, медикаменты и переправляли их к партизанам. Подполье росло и крепло. Через партизан на Большую землю передавались всевозможные разведывательные данные. О размахе подпольного движения в Минске говорит и то, что в феврале-марте 1941 года нацисты арестовали 404 подпольщика, из которых 212 расстреляли, а остальных бросили в концлагерь.
Оккупационные власти вынуждены были признать активное участие евреев в  Минском  партийном  подполье:
В сообщении № 189 начальника полиции и безопасности СД  о подпольной  борьбе  в г. Минске от 3 апреля 1942  года отмечается:
«…Наряду с партизанским отделом в Минске имеется ещё партия (городской  подпольный комитет КП(б)Б – Э.И.). которая осуществляет определённый контроль. Арестован организатор партийного аппарата грузинский еврей Мустафа Деликурды-оглы (И.П. Казинец – Э.И)…»[2. л.101].
В донесении начальника полиции и безопасности и СД Генерального округа  «Белоруссия» от 8 мая 1942 года говорилось:
«В августе-сентябре 1941 года один еврей попытался сплотить этих людей и создать организацию. Речь идёт об инженере-нефтянике Исае Казинце, который выдавал  себя за Мустафу Деликурды-оглы и имел фальшивые документы на это имя…
В декабре 1941 – январе 1942 г., когда началось русское наступление и немецкое продвижение приостановлено, Казинец и его группа активизировали свою деятельность.  Были привлечены новые люди. Так что в середине марта организация превратилась в подпольное движение коммунистической партии и партизанского движения.
Во главе стоял [подпольный] комитет из семи человек. Каждый из которых имел особый участок работы.
1. Сам Казинец был председателем комитета и вёл работу в гетто. Он должен был поддерживать отношения с евреями Минска, вербовать новых членов, доставлять одежду  и пополнение для партизан…
До настоящего времени из гетто к партизанам выведено 100 евреев……
Типография находилась в жилом доме недалеко от гетто, руководил ею проживавший  вне гетто еврей по фамилии Чипчин…» [3,  лл.21-23]
А в информации «Минскер цайтунг» о казни участников первой группы Сопротивления прямо подчеркивалось:
«…Эти 150 человек были членами разбойничьей банды, которая в последние  недели  пыталась организоваться в Минске и его окружении…
Еврей играет в руках этих преступников всегда решающую роль – как предводитель (зачинщик), подстрекатель, пособник, связник, курьер, разведчик. Этот разбойный центр (речь идёт о Минском подпольном горкоме партии – Э.И.) немыслим без него. Он и здесь разоблачён как фермент разрушения и разложения. Большевизм – воплощение еврейского духа…»: [4, с..146]..
Многие белорусские евреи стали руководителями антифашистского, патриотического подполья в республике, руководителями печатных органов подпольных райкомов партии. Они возглавляли многие подпольные райкомы партии.
Кроме секретаря подпольного горрайкома КП(б)Б Минского гетто М.Л. Гебелева, секретарями Рогачёвского, Осиповичского, Ельского, Петриковского, Меховского,  Освейского, Чечерского, Минского сельского, Снядовского подпольных райкомов партии  были С.М. Свердлов, Р.Х. Голанд, З.Я. Черноглаз, Х.И. Варгавтик, В.И. Израилит, С.Б. Геллер, Х.М. Шкляр, И.А. Лапидус, И.С. Шурман.
 Более 20 евреев было в руководстве подпольных обкомов и райкомов партии,    Гомельского подпольного горкома партии, Августовского и Слуцкого межрайкомов  партии. Это члены Ляховичского, Мирского, Новомышского, Кобринского, Суражского, Дубровенского, Буда-Кошелевского, Журавичского, Речицкого, Чечерского,  Осиповичского, Чаусского, Чериковского, Шкловского, Ельского, Лельчицкго, Октябрьского подпольных райкомов партии Я.Л. Шевелев, Г.Л. Мараховский (в разное время был членом Мирского и Новомышского подпольных райкомов партии), М.С. Гамбург, Д.И. Левин, М.И. Дрозник, Б.М. Гейфман, С.П. Диваченко, С.А. Егудкин, Ф.Н. Марголина, М.Р. Горелик, Д.И. Коган, Л.М. Кроль, Ш.Л. Кеслер, И.А. Кравец, С.Д. Шур, С.И. Батищев, член Гомельского подпольного горкома партии Г.Н. Эркин, члены  Августовского и Слуцкого межрайкомов  КП(б)Б М.З. Рагозинский  и Ф.Ф. Капуста.  
В 1942-1943 годах членом Витебского подпольного обкома партии являлся В.Я. Каган, а в 1943-1944 годах членом Белостокского подпольного обкома КП(б)Б –  Ф.Ф. Капуста.
Десятки евреев находились в руководстве подпольных комсомольских органов  Белоруссии. Это секретарь Пинского подпольного обкома и горкома ЛКСМБ Ш.И. Беркович, секретари Борисовского и Барановичского подпольного горкомов комсомола  Р.Х. Крупкин и Г.Л. Мараховский (который до этого в 1943 году являлся руководителем  Столбцовского межрайцентра ЛКСМБ), секретарь Минского подпольного межрайкома  ЛКСМБ Я.И. Ивкин, секретари Бытенского, Сморгонского, Ветринского, Освейского, Россонского, Чечерского, Минского, Горецкого, Шкловского, Лельчицкого,  Наровлянского подпольных райкомов комсомола А.С. Бухман, Я.Л. Юдин, М.Г. Кацман,  В.И. Вестенберг, Д.Л.Задов, М.М.Механиков, С.Л.Баркан, Б.П. Черняков, Ш.Л. Кеслер, Я.Ш. Эрлих, Л.А. Абрамович.
 Членами Клецкого, Березовского, Ошмянского, Свирского, Лиозненского, Полоцкого, Дзержинского, Заславского, Крупского, Плещеницкого, Наровлянского  подпольных райкомов ЛКСМБ являлись М.З. Неймарк, Л.М. Кеслер, Я.Л. Юдин, А.И. Львович, Г.Ф. Шкляр, Д.М. Файнгелеринт, З.Ю. Гинзбург, Д.Л. Копилевич, О.Л. Гейхман, А.М. Алесин, В.М. Клейнос, а членом Борисовского подпольного горкома комсомола – Р.Л. Гольдберг.
Инструкторами по подпольной работе в Барановичском подпольном обкоме  ЛКСМБ был Г.Л. Мараховский, в Жлобинском подпольном райкоме комсомола – А.С. Смолкин, а в Плещеницком подпольном райкоме ЛКСМБ – А.М. Алесин.    
Восемь евреев были главными редакторами печатных органов подпольных райкомов партии, а один – главным редактором печатного органа подпольного горкома  партии. Это М.Л. Бикман («Большевик» – орган  Юратишского  подпольного  РК КП(б)Б),  Г.Л. Каплан ("Большэвік" Копаткевичского райкома партии и “Большэвік Палесся”  Полесского обкома и Мозырского горкома КП(б)Б), Л.Д. Вайнер («За Совецкую Беларусь» Клецкого подпольного райкома партии), Е.С. Добринский («Кировец»  Кировского подпольного райкома партии), И.А. Кравец ("Кліч Радзімы" Ельского РК КП(б)Б), Б.Л. Айзенберг («Партизанская правда» Дуниловичского РК КП(б)Б и  партизанской бригады имени Рокоссовского), Я.Л. Шевелев (“Совецкі патрыет”  Ляховичского подпольного райкома КП(б)Б) М.Г. Кацман («Чырвоная звязда»  Ветринского РК КП(б)Б и райсовета депутатов трудящихся), Г.Г. Коган «Уперад»  Лидского горкома и райкома  партии).
В 1993 году мужественный и талантливый ученый-историк Анна Купреева писала:
«До настоящего времени замалчивается правда о минском еврейском гетто: именно там разгорались первые искры подпольной борьбы. В минском гетто находилось 50% жителей Минска.
Организация подполья в условиях гетто являлась трудной задачей: в концентрационном лагере было много провокаторов, ограниченная свобода передвижения, постоянные облавы, погромы.
Несмотря на все сложности, с момента создания гетто, на его территории начало действовать подполье. Первая сходка  коммунистов произошла в августе 1941 года…
На совещании был создан организационный центр, в который вошли Г. Смоляр, Я. Киркаешто, Н. Вайнгауз…   
В начале мая 1942 года…секретарем подпольного райкома гетто был утвержден М. Гебелев…
Минское гетто просуществовало около 800 дней. Почти столько же в этом лагере смерти за колючей проволокой патриоты вели мужественную борьбу с оккупантами…» [5, с.46-51; 6 с. 62-67].
В антифашистское (партийное и комсомольское) подполье Минского гетто  входило более 300 человек.
Кроме этого, десятки евреев боролись с нацистами в «русском районе» Минска. Одной из них была выпускница 28-й минской школы Маша Брускина, имя которой по инициативе Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко увековечено в столице Белоруссии и известно сегодня всему миру.
Отметим, что бороться против нацистов и их пособников в условиях Минского гетто было значительно трудней, чем в антифашистском подполье города Минска, а  также значительно опасней, чем в гетто, созданных в других оккупированных районах СССР. Дело в том, что в апреле-мае 1942 года, кроме постоянных опознавательных знаков каждому жителю дома, квартиры были присвоены индивидуальные номера, которые необходимо было носить ниже желтой латки. Если кто-нибудь исчезал, то уничтожались  все жители дома или квартиры. Это накладывало особую ответственность за каждый шаг, каждое действие подпольщиков.
Десятки евреев Гомеля приняли активное участие в деятельности антифашистского подполья  города в 1941-1943 годах.
Огромный урон врагу нанесла подпольная группа Т.С. Бородина, которая объединяла 30 патриотов. Её руководитель был удостоен высокого звания Героя  Советского Союза. Одним из самых активных членов подпольной группы Бородина  являлся коммунист  А.Л. Левин.
По указанию  Гомельского  подпольного горкома партии  Петр Воронин привлёк к подпольной деятельности И.Е. Шапиро, работавшего переводчиком в паровозном депо и проживавшего под фамилией И.П. Писаренко. Вскоре И.Е. Шапиро стал снабжать подпольщиков точными сведениями о военных грузах и графиках передвижения поездов противника. Эти данные  регулярно сообщались партизанским связным [7, с.234].
Активной подпольщицей, а затем партизанской являлась Фани Соломян-Лоц.
Немало диверсий в городе осуществила комсомольско-молодежная группа, которую возглавляла  Г.И. Беркович.
С большим энтузиазмом работал наборщик подпольной газеты «Гомельская праўда” (органа гомельских подпольных обкома и горкома партииі Д.М. Брук).
У истоков антифашистского подполья в Могилёве стоял секретарь Могилёвского  горкома партии И.Л. Хавкин. К сожалению, среди тех, кого оставили в городе для подпольной работы, нашёлся предатель. В результате случилось непоправимое. В первый же день оккупации нацисты схватили и бросили в концлагерь секретарей Могилёвского горкома партии А.И. Морозова и И.Л. Хавкина. И.Л. Хавкину удалось бежать, но вскоре он снова был схвачен и расстрелян [8, с. 85-86].
Из числа оставленных в немецком тылу для разведывательной и подпольной работы особенно отличились Юлий Линкус (Лившиц, Липшиц), Яков Шмидт, Н.И. Каганович, Гиндин и другие евреи.
Одну из самых активных групп в Могилёвском антифашистском подполье  возглавил В.Д. Швагринов. В состав его группы входил и комсомолец Юлий Линкус. Вначале он работал на костообрабатывающем заводе и уже там был активным  подпольщиком.
По свидетельству руководителя  группы  Ю. Линкус добыл два ручных пулемёта, а  В. Таврид – 5 винтовок  и  1 ручной пулемёт.
В своих воспоминаниях В.Д. Швагринов отмечал:
“...Сентябрь и октябрь (1941 года – Э.И.) были для меня порой неожиданных встреч и знакомств...
Жуков и Смирнов познакомили меня с Юлием Линкусом (Лившиц).
Активными членами группы стали  комсомольцы Таврид, Линкус.
В июне-июле 1942 года полиции  стало известно, что Ю. Линкус по национальности еврей. Анна Александровна (Иванова, работавшая в управлении полиции – Э.И.) предупредила нас об этом, и Линкус был вовремя переведён на нелегальное  положение.
Когда месяца через два опять над Линкусом и Тавридом нависла угроза ареста, оба они были отправлены в лес, стали активными  разведчиками  600-го  партизанского отряда  и связными нашей группы...
Репин, Таврид, Линкус и Востриков пали смертью храбрых в боях с гитлеровскими карателями” [9, с.394-402].
Среди тех, кто бесстрашно вёл борьбу против оккупантов и их пособников, был и  участник комсомольско-молодежного подполья Могилёва Яков Шмидт. Его родители  находились в гетто, а он скрылся и ночевал в разрушенных домах. Питаясь от случая к случаю. Затем его приютила семья будущего секретаря Могилёвского подпольного горкома ЛКСМБ Сергея Соболевского. В период оккупации С.С. Соболевский сначала руководил подпольной группой на фабрике искусственного волокна. Он то и привлёк к подпольной работе Шмидта, которого Сергей знал ещё до войны.
По свидетельству С.С. Соболевского, подпольщики стали выпускать сводки Совинформбюро и листовки тиражами по 80-100 экземпляров. Их печатали  Яков Шмидт и сестра Сергея – Мария Соболевская. Когда в ноябре 1941 года в Могилёве начались повальные обыски и проверки документов, С.Соболевский достал свой паспорт и сорвал фотокарточку. На её место он приклеил фото Яши Шмидта.
12 декабря 1941 года Соболевский был арестован. В тюрьме он узнал, что Яков Шмидт был выдан предателем. А по паспорту арестовали и Соболевского. Несмотря на изощрённые пытки, Яков Шмидт не выдал человека, отдавшего ему свой паспорт. 31 декабря 1941 года за отсутствие доказательства об умышленной передаче паспорта  Якову Шмидту Сергей Соболевский был выпущен из тюрьмы. Дальнейшая судьба Якова Шмидта, к сожалению, неизвестна. Скорее всего, он погиб в застенках гестапо.
Активную борьбу с нацизмом вело антифашистское подполье Пинского гетто. В приказе рейхсфюрера СС Г. Гиммлера главному начальнику СС и полиции Украины  обергруппенфюреру СС и генералу полиции Прюцману от 27 октября 1942 года об уничтожении  гетто в Пинске говорилось:
«На основании имеющихся у меня донесений можно считать, что центральной  базой бандитского (партизанского – Э.И.) движения в болотах Припяти является Пинское гетто»  [1, с.257-258].
В самом начале войны в районном центре Куренец Вилейской области была создана подпольная группа во главе с бывшим инструктором Куренецкого райкома комсомола Н.М. Матюкевичем. Его ближайшими и активными помощниками стали И.Б Айнбиндер и Б.Л. Диминштейн.
Во второй половине декабря 1941 года была создана вилейско-куренецкая  подпольная организация, в состав комитета которой вошёл Б.Л. Диминштейн. Он принял активное участие в распространении листовок подпольщиков и партизан.
Во главе подпольщиков районного центра Куренца с декабря 1941 года стал член ВЛКСМ  И.Б. Айнбиндер [7, с.315].
В жестокой борьбе с врагом пали многие участники вилейско-куренецкого  подполья, в том числе И.Б. Айнбиндер и Б.Л. Диминштейн.
В историю еврейского Сопротивления на территории Белоруссии в 1941-1944  годах должен быть записан побег 200 евреев из гетто лесопильного завода в Новом Свержне Столбцовского района, который произошёл 29 января 1943 года.  
Всему миру известно восстание в Варшавском гетто, которое произошло в апреле 1943 года. Но мало кому известно, что задолго до этого восстания на территории Белоруссии произошли восстания в Клецком гетто (21 июля 1942 года),  Несвижском  (22 июля 1942 года), Копыльском (июль 1942 года), в Мирском (9 августа 1942 года) и Лахвинском гетто (3 сентября 1942 года).  
К сожалению, до сих пор эти достоверные, неопровержимые факты не вошли в  школьные и вузовские учебники по истории Беларуси...
Уже после восстания в Варшавском гетто на белорусской земле прошли восстания в Белостокском (16-21 августа 1943 года) и  Глубокском гетто (19 августа 1943 года).  
По неполным данным, в рядах антифашистского подполья на территории   Беларуси состояло около 1350  евреев.  
Итак, армия евреев-борцов с нацизмом в рядах партизан и в составе антифашистского  подполья на  белорусской  земле  в  1941-1944  годах  насчитывала более  15  тысяч  евреев,  а  точнее  – 15 300  человек.
 Именно эти люди плечом к плечу с белорусами, русскими, украинцами, поляками  и представителями других народов СССР ковали нашу Великую Победу над германским  нацизмом.

Литература:
1.    Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944). Сб. докум. и материалов  – Иерусалим: Тарбут, 1992. – 424 с.
2.    НА РБ, Ф.4683. Оп.3. Д.913. Пер. с нем.
3.    НА РБ, Ф.4683. Оп.3. Д.948. Пер. с нем.
4.    Ленхард Х. Немцы в Белоруссии. 1941-1944 / Ленхард Х. // Неман 1993. № 5.
5.    Беларуская  мінуўшчына – 1993 – № 2.
6.    Беларуская мінуўшчына – 1993 – №3-4.
7.    Подвиги их бессмертны. О подпольной борьбе советских людей в захваченных фашистскими оккупантами городах и селах Белоруссии в годы  Великой Отечественногй войны (1941-1944) – Мн.:Беларусь, 1978 – 383 с.
8.    Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашисстких захватчиков в годы Великой Отечественной войны. В трёх томах. Т.1. Мн.: Беларусь, 1983 – 591 с.
9.    Солдатами были все. Второе., доп. и испр.изд.. – Мн. ,“Беларусь”, 1972  – 560 с.

Эммануил Иоффе,
доктор исторических наук, профессор

Место казни минских подпольщиков. И среди них Исая Козинца.