Класс, в котором учился Марк Кривичкин. 2-й класс, СШ № 2 г. Городка, 1956, учительница Клавдия Степановна Юрченко.Макс Офенбергер

Долгое время мы практически толком ничего не знали о судьбе отца моего товарища Володи Офенберга – Макса Офенберга. Разве что его отец был классным пекарем, а булочки, которые он выпекал, были изумительного вкуса. Мы совершенно случайно узнали, что Офенбергом он стал, когда из его истинной фамилии Офенбергер утратилось несколько  букв.

Он родился в большой еврейской семье в городе Борщов Ивано-Франковской области в 1917 году. Хорошо учился в школе, изучая идиш и иврит. Освоил профессию пекаря. В 1938  году был призван служить в Войско Польское и служил в городе Львове. Но в сентябре 1939 года польская армия и польское государство потерпели поражение, что стало основой трагической судьбы Макса Офенберга, который остался живым – единственным из большой семьи. В 1939  году  его, как польского солдата, отправили в Восточную Сибирь в лагерь, где он и хлеб пёк, и лес валил. В лагере же за изучение иврита, а также за разучивание с еврейскими юношами гимна «Атиква» Макс угодил в тюрьму. Каким-то чудом уцелел в этом кошмаре, отделавшись отморожением правой ноги и ампутацией двух пальцев. После войны пытался отыскать следы некогда большой семьи у себя на родине, но увы… Лишь в 80-е годы, после 50 лет безуспешных поисков, с большим трудом наладил связь с двумя двоюродными братьями, проживали в США (они, как оказалось, покинули территорию Польши ещё в 30-е годы двадцатого века). Осевший после войны в Городке, фронтовик Ефим Гросс, выходец из Западной Украины, предложил матери моего товарища Фире Рабкиной познакомить её со своим земляком, его другом Максом Офенбергом. Так  сложилась крепкая семья.

Дед моего товарища – Рабкин Моисей Давидович и бабушка – Рабкина Сора Лейбовна, родители 4-х детей: Фрума – 1922 года рождения; Фира и Маруся – 1924 года рождения, и младший Лева – 1926 года рождения, в начале войны не хотели эвакуироваться. Но фронт стремительно приближался к Городку, и они решили бежать. Где  пешком, где попутными телегами добрели до деревни Бескатово, где работала учительницей старшая дочь Фрума. Семья объединилась, и они двинулись в  направлении железной дороги. Каким-то чудом им удалось попасть в  эшелон, который вёз эвакуированных в Татарию. По дороге эшелон неоднократно подвергался бомбёжкам и обстрелам. С семьей деда Рабкина были: семья Войханских – Фида и Геня, а также семья Хаима Ромма, а в соседней деревне оказалась ещё и семья Дыбкиных – все выходцы из Городка. Надо сказать, что население хорошо относилось к эвакуированным. Антисемитизма не было. Их называли «ибреи». Работали в колхозе на разных работах, жили впроголодь. Очень большое подспорье оказывали сбор грибов и ягод – всё это помогло выжить. Так вот и жили, пока не дошли вести о том, что освободили  родной Городок.

Стали собираться на Родину. По возвращении увидели полуразрушенный город. Все стали работать. Дед Моисей – заготовителем, старшая дочь Фрума – преподавателем математики в техникуме механизации сельского хозяйства, сестра Маруся – бухгалтером в леспромхозе, сестра Фира – в комбинате  бытового обслуживания, младший брат Лёва поступил учиться в техникум механизации и электрификации сельского хозяйства. Сам Макс с успехом трудился пекарем на хлебозаводе. В 90-е годы Макс и Фира вместе с семьей дочери Риммы уехали в Израиль. Ещё раньше в Израиль репатриировался  их старший сын Владимир с семьей. Средний сын Давид проживает в городе Витебске. Вот вкратце история простой семьи, судьба которой схожа с судьбами тысяч других семей.

Соснер Петр Михайлович

Что-то подобное случилось с моим отцом, который  14 апреля 1965 года упал прямо на уроке и умер. Так же, ещё более молодым и тоже на уроке, умер в возрасте 47 лет и отец моей коллеги Соснер Пётр Михайлович.

Он родился в Верхнедвинском районе Витебской области в многодетной еврейской семье, в которой было 5 братьев и сестра. В 1937 году его отца арестовали за то, что неугодное власти сказал. Пётр окончил 7 классов и поступил учиться в Полоцкое педагогическое училище, которое окончил в 1940 году. Был направлен учителем в Городокский район в Смоловскую среднюю школу.

22  июня 1941 года добровольцем ушел в армию. В начале 1942 был направлен на учёбу на ускоренный курс Московского военно-инженерного училища, по окончании которого получил назначение командиром сапёрного взвода. Участвовал в форсировании Днепра. В 1943 году дважды получал ранения. В 1944 году получил тяжелое ранение левой верхней конечности, вследствие которого ему ампутировали левую руку. Был комиссован из армии.  Из наград получил Орден Красной Звезды, медаль «За боевые  заслуги», медаль «За победу над Германией». Воевали и его четыре брата. Старший погиб на фронте. Бабушка с младшим братом и сестрой были в эвакуации возле Саратова.

По возвращении с фронта Петр Михайлович нашёл своих родных в  Москве. Затем он возвращается к жене и дочери в Городок и в 1945 году становится директором Ворховской школы. В 1950 году переходит на работу завучем Городокской СШ № 1 и преподавателем истории. Петр  Михайлович пользовался высочайшим авторитетом среди коллег и учеников.

Норштейн Паша Соломоновна

Живя в Городке, не столкнуться с семьей Норштейн было просто невозможно. И если русский язык и литературу у меня в вечерней школе преподавала Фира Соломоновна Нордштейн, то у моей супруги те же предметы в средней школе №1 вела Паша Соломоновна Нордштейн, и воздействие её оказалось решающим: впоследствии супруга окончила пединститут и стала преподавать русский язык и литературу.

Правильное написание фамилии – Нордштейн. Буква «Д» выпала по вине малограмотных писарей. Предки, по линии отца, проживали в Городке. Их семьи в поисках заработка поселились в деревнях, прилегающих к деревне Межа, а затем в самой Меже – деревне, отличавшейся красотой природы, талантливыми, добрыми людьми. Фамилия помещика Глинского, образованного и культурного человека, знавшего несколько иностранных языков, вошла в историю Беларуси. Семья состояла из дедушки –  Моисея Абрамовича Норштейна, бабушки – Сары Израилевны Пурижинской, отца – Залмана Моисеевича Норштейна, матери – Эты Мордуховны Моисеевой и их  детей: Фиры, Паши, Розы и Израиля. У дедушки Моисея Абрамовича было два брата: старший Хаим в 20-е годы эмигрировал в Америку; Гирша всю жизнь работал юристом. Его гены интеллигентности и  одаренности  передались детям и внукам: Михаил Соломонович – полковник, военный журналист, будучи на пенсии редактировал еврейскую газету «Авив»; Любовь Абрамовна Нордштейн – заслуженный архитектор  Беларуси; Нестеров (Нордштейн) – известный художник Беларуси. Мама Фиры Соломоновны, Паши Соломоновны, Розы Соломоновны и Израиля Соломоновича Нордштейн родом из Усвят Псковской области. Её отец – Мотэ Мойсеев был купцом 1-й гильдии, торговал пушниной. Мать умерла после родов. Одна сестра мамы Хая погибла с семьей во время войны в Велиже, вторая (Даша) – во время блокады в Ленинграде, третья – умерла в эвакуации на Урале, самая младшая – Лена в Свердловске в 1974 году, а Брат Арон умер молодым до войны. Дедушка Моисей Абрамович и сестра Роза умерли в Меже и похоронены в Усвятах. В 1934 году семья Нордштейн переехала в Городок. Фира Соломоновна закончила финансово-экономический техникум и работала главным бухгалтером в районной сберкассе в Городке. В этой же должности она работала в годы войны в Красноуфимске (Свердловская область). После войны окончила учительский, а затем педагогический институты и работала преподавателем русского языка и литературы. Паша Соломоновна Нордштейн после окончания Городокской средней школы поступила в Ленинградский государственный университет на филологический факультет. Война застала её в Ленинграде, она принимала участие в его обороне, за что награждена медалью «За оборону Ленинграда». После войны возвратилась в Городок, работала преподавателем русского языка и литературы в СШ №1. Отец до войны и после работал служащим потребкооперации, мать – домохозяйка.

Израиль ровно 50 лет проработал в потребкооперации. В Меже и близлежащих деревнях (Лисицево, Шарипы, Пахомовичи, Зайково, Степановичи, Поташня) проживали  несколько десятков еврейских семей. Все они покинули родные места ещё до войны. Остались в памяти только фамилии: Гольдберги, Судаковы, Соминские, Леинсоны, Езерские, Цибульские. Были пекари, парикмахеры, портные, шорники, стекольщики. Каждый занимался своим делом. Воспоминания Паши Соломоновны Нордштейн были интереснейшими: «Замечателен был наш 10 класс (2-й выпуск), в котором большинство учащихся – евреи. К сожалению, война разбросала нас по всему свету. Некоторые вернулись после войны в Городок, иные погибли на фронте. Вот фамилии бывших учащихся-евреев нашего класса: Абрамис Броня, Богорад Нема, Верховский Борис, Вышедской Абрам, Гольдберг Рая, Гимейн Арон – погиб на фронте, Гауберг Давыд – погиб на фронте, Дахия Ева, Зарецкий Давид, Кугель Л. – погиб на фронте, Кривая Рахиль, Кожевникова Мария, Левина Роза, Цинман Моисей, Минкова Рая, Зарецкий Шолом, Нордштейн Паша, Островская Рая, Пазина Маня, Рогацкина Оля, Устрайх Мира, Файн Вера, Шмуйлович Муся, Шумятернаум, Щедринская Хана.

Марк КРИВИЧКИН

Класс, в котором учился Марк Кривичкин. 2-й класс, СШ № 2 г. Городка, 1956, учительница Клавдия Степановна Юрченко.