Григорий Эйдинов. Последний вечер дома на Шоссейной. 2009 г.Интернет перевернул мир, вернее, связал его в единое целое. А когда появились социальные сети, и в частности Фейсбук, название которого сейчас всё увереннее пишут на русском языке, потому что он основательно прижился у нас, и вовсе наступила новая эра общения.
Например, в один день, в течение нескольких часов, о выставке очень интересного художника Григория Эйдинова, пишут в Казани, где она состоялась, в редакцию «Мишпохи» этот материал присылает мой друг и родственник Григория – Михаил Эйдинов из Денвера (США), а комментарий к нему пишет поэт Алла Левина из Минска. И нет расстояния в тысячи километров, границ, часовых поясов.

Вначале в газете «Вечерняя Казань» появился репортаж Ольги Юхновской о выставке Григория Эйдинова. Вот он: «В кремлёвской галерее «Хазинэ» (Казань) 2 февраля открылась яркая экспозиция замечательного казанского мастера Григория Эйдинова, приуроченная к 70-летию автора. Тот случай, когда глаза своим не веришь и говоришь о художнике – молодой человек семидесяти лет.

В этот вечер Эйдинов получил, как говорится, по заслугам: одна за другой на лацкане его пиджака появились медали «За доблестный труд на благо Татарстана», серебряная медаль Союза художников России, значок к 80-летию СХ Татарстана. Это не считая грамот и цветов. Юбиляр смущённо пошутил: «Дорогие друзья, на ваших глазах я превращаюсь в новогоднюю елку».
Как выяснилось, к официальным регалиям художник равнодушен, после церемонии он признался – «Это, конечно, всё золотая пыль, причём, ключевое слово в этой фразе – второе…». Так что вскоре на пиджаке Эйдинова остался только знак «Заслуженный художник России», который он носит с гордостью уже десять лет. Гораздо важнее оценок чиновников для Эйдинова признание коллег, учеников, жителей Казани. В своём поздравлении председатель СХ РФ в РТ Виктор Аршинов подчеркнул – «За неравнодушие и активную общественную деятельность мы говорим о нём «Гражданин Художник».
Афиша выставки гласит – «Григорий Эйдинов приглашает друзей», и их действительно пришло на открытие столь много, что не всем хватило места, а в гардеробе вещи оставляли без номерков. Сам же мастер назвал экспозицию «Мои дороги». Дорог-путей, как в географическом, так и в философском смысле у Эйдинова было немало. Это достоверно и эмоционально доказывает выставка, состоящая из 140 работ. В ней много солнца, света, чистоты и нежности. Окунаешься в этот радостный мир и словно очищаешься душой.
Художник Эйдинов тонко видит, глубоко мыслит. Одна из центральных картин «Возвращение блудного сына» – творение свежее, создана в 2016-ом. Казалось бы, вечный сюжет: возвращение блудного сына. Но Григорий Эйдинов переосмысливает историю, мы видим человека на коленях перед заколоченными воротами старого дома, почтовый ящик полон невостребованных писем и газет, на стене – сломанная табличка «улица Коммуни…» Драма XXI века! И вернуться бы рад, да не к кому и уже не к чему – очаг отеческий угас.
Дорога мастеру работа «Последний вечер старого дома на Шоссейной». Она – с личной историей. Эйдинов много лет работает в мастерской на этой улице, за годы каждое деревянное строение, каждое дерево стали родными. И вот в 2009-ом сначала срубили мощные тополя у дома, а через несколько дней буквально испарился в пространстве и сам дом. Как будто никогда его и не было. Эйдинов рассказывает: «Снести-то снесли, но так ничего и не построили. Так и стоит забор вокруг пустыря. А я был настолько потрясён, что неожиданно для себя написал стихи: «Пропел петух. Окончен век./ Как горько знать в последний вечер, /Что дом как человек не вечен /И расстаёмся с ним навек. /Настанет утро, дом снесут, /Я спрячу ключ в карман подальше. /Играйте траурные марши! /Ведь больше здесь меня не ждут».
Художник Эйдинов феноменально трудолюбив. Если взять только одну из сторон его многогранного творчества – книжную графику, то выясняется, что Григорий Львович иллюстрировал за свою жизнь более тысячи (!) книг. Да каких авторов! Гюго, Маркес, Пастернак, Набоков, Булгаков… Ряд этих серий представлен на выставке.
И мы спросили автора, а не было ли каких-то необычных ситуаций, когда он работал над «Мастером и Маргаритой»? Хотите верьте, хотите нет, но факт: накануне открытия выставки Эйдинова «закапризничал» коллаж на тему «Мастера…» (на нём изображены летящий Всадник с Маргаритой, Понтий Пилат, Гелла). Раскрыв рот, выслушали Эйдинова: «Я оформил большую работу, она на толстом картоне, на надёжном подрамнике, повесил в галерее. Но через день – ЧП, картину буквально всю вывернуло, словно кто-то огромный мял её в руках! Снял я её, распилил, кое-как заново собрал. На следующее утро – опять мистика! Сначала смотрители обнаружили её на полу, а когда я приехал, то картина начала корежиться прямо на моих глазах. Не знаю, провисит ли эта работа до конца выставки?»
Гораздо больше в жизни Эйдинова бывало весёлых моментов. Кому ещё повезло накоротке общаться с такими уникальными артистами, как Эмиль Кио, Олег Попов, Юрий Никулин? С последним у Григория Львовича связаны особые воспоминания. Мало того, что они подолгу общались (бывало, и вместе выпивали), однажды Эйдинов написал портрет Никулина размером 49 квадратных метров! Это была гигантская афиша для казанских гастролей, которую разместили на огромной эстакаде у цирка.
Григорий Львович – мастер во многих направлениях. По его дизайну созданы, к примеру, государственные награды (орден «Дуслык» и «За заслуги перед РТ»), в 1990-ом он, единственный представитель из российских регионов, участвовал в разработке герба России, за что получил благодарность от Бориса Ельцина. Не чужой человек Григорий Эйдинов и для нас, в 1994 году он по просьбе шеф-редактора разработал фирменный логотип «Вечерней Казани». Ту самую оригинальную «шапку», по которой читатели безошибочно определяли свою газету более 20 лет. А ещё художник принял самое активное участие в создании цветного приложения к «ВК» «Конец недели», его печатали в Арабских Эмиратах».

В журнале «Мишпоха» бы писали об Эйдиновых из Лядов – общих предках Григория и Михаила. И с тех пор Михаил знакомит нас с новыми работами своего родственника, с его творчеством.
Я всегда с интересом читаю об этом, смотрю репродукции новых работ. И если раньше Михаил присылал журналы со статьями о Григории, то теперь он справедливо полагается на интернет. Сообщение, адресованное мне, прочли десятки читателей, а поэт и постоянный автор журнала из Минска Алла Левина написала к нему комментарий.

«Поразительно! «Последний вечер старого дома на Шоссейной», и мастерская на этой улице, и старый дом с заколоченными воротами... И вспомнился друг наш, замечательный Абрам Рабкин, его "Вниз по Шоссейной", удивительные его работы, словно спешащие остановить Время, удержать, сохранить, спасти от сноса, от разрушения, от ухода НАВСЕГДА! И его мастерская в старом, ветхом деревянном домишке в Бобруйске, и... и... и... И неожиданной перекличкой зазвучали стихи Г. Эйдинова с моими, посвящёнными, как мне теперь уже кажется, всем исчезнувшим домам нашего детства, всем ушедшим дорогим и близким людям, всем, кто ещё рядом и кто близок нам общей болью и общей памятью...

Заколоченных окон пустые глазницы,
На воротах замок, только что здесь беречь?
В этом доме давно не скрипят половицы,
Не звучат разговоры, не топится печь.
Дом объявлен на снос. Или слом ─ всё едино.
Приговор обсуждению не подлежит.
Преждевременный иней, как будто седины,
По утрам крышу дома слегка серебрит.
В обнажённом саду подмерзают дорожки,
Неприкаянный ветер в кустах шебуршит.
Возле будки собачьей валяется ложка,
Да пустая консервная банка блестит.
Говорят, тех уж нет, а иные далече.
Изболелась душа об ушедшем тужить.
А ещё говорят, время, будто бы, лечит,
Только просто уж нам не успеть позабыть
Ни роскошного сада былого цветенья,
Ни в открытом окошке родного лица,
Ни собачьего лая, ни птичьего пенья,
И ни кошки, лениво глядящей с крыльца.

P.S. Да... и корни-то Григория Эйдинова из Беларуси: местечко Ляды Витебской области. Вот ведь как всё поразительно и всё-таки не случайно!»

Дежурный по Фейсбуку Аркадий Шульман

Григорий Эйдинов. Последний вечер дома на Шоссейной. 2009 г. Григорий Эйдинов. Возвращение блудного сына. 2016 г.