Юрий ДАЙГИН.Многие еврейские сказки – это не выдумка, это эхо, отголосок, долетевший из мира чудес и волшебства, мира «мистики», как у нас принято его сегодня называть, до тех, кто по тем или иным причинам не мог или не хотел в нём жить, но всё-таки нуждался в необычном, выходящем за рамки обыденного. Не важно, насколько мы сегодня верим в реальность этого мира, но большая часть наших предков жила в нём каждый день, воспринимая как неотъемлемую часть своей каждодневной жизни. Недаром некоторые еврейские сказки начинаются словами «Это было на самом деле».

Да-да, сегодня трудно в это поверить, но в прошлом иногда бывали целые еврейские общины, все или почти все члены которых жили «меж двух миров», и эта похожая на сон жизнь порождала множество чудесных сказок и легенд. Как многие знают, «Меж двух миров» – это второй заголовок знаменитой пьесы «Диббук» известного этнографа и писателя Ан-ского (Раппопорта), и я недаром вспомнил здесь об этом великолепном произведении, ведь в пьесе все жители еврейского городка живут в атмосфере мистики и магии, постоянно чувствуя рядом с собой присутствие ангелов, демонов, душ умерших. Они живут в тени хасидских Праведников и постоянно рассказывают о свершённых ими чудесных деяниях, и сами они постоянно готовы к Чуду.
Так веками и жили наши предки в местечках и городках Подолии, Галиции, Могилёвщины – Ан-ский ничего не выдумал. А волшебные сказки и хасидские истории, написанные на идиш, были лишь отголосками реальных мистических занятий знаменитых раввинов, изучавших Каббалу, читавших особые молитвы ради спасения мира и своего народа, изгонявших злых духов и «диббуков» (грешные души умерших, завладевающие телом живых людей), делавших защитные амулеты.

А в XVIII веке, как отголосок деяний бродячих чудотворцев-«баалей шем» (владеющих Именем), родился цикл сказок о самом знаменитом из них, БЕШТе (Рабби Исраэле Бааль-Шем-Тов). В этих сказках он побеждает злых колдунов, нечисть и разбойников, ведь главной задачей бесстрашно бродящих между маленькими еврейскими деревеньками «баалей шем» и была борьба с нечистью: злыми духами, злым колдовством. Без всякого оружия, не обладая особой физической силой, шли они по дремучим лесам, полным хищных зверей и разбойников, скорых на расправу углежогов, дровосеков и охотников, и по населённым местам, где местные паны имели абсолютную власть и могли безнаказанно убить кого им вздумается. Окутанные легендами, они вызывали страх и уважение не только у евреев, но и у христиан, и у панов, и у разбойного люда, и те сами частенько просили «баалей шем» об услуге или помощи, а потом и сами, вслед за евреями, рассказывали сказки о свершённых еврейскими ведунами чудесах.

А до этого, в XVI веке, был горный Цфат, «город Каббалы», где творил свои чудеса знаменитый АРИ, Рабби Ицхак Лурия, о котором также сложили огромное количество разных историй. Но истории эти рождены не только деяниями великого знатока Каббалы, они появились из особой атмосферы целого города, чьи узкие и крутые улочки были полны видений и пророчеств, ангелов, демонов и душ праведников. Да разве только одного города!

Если верить “Книге видений” известного знатока Каббалы XVI века Рабби Хаима Виталя, ученика АРИ, то же самое происходило и во многих других городах Оттоманской Империи и Востока, где были большие еврейские общины: в Дамаске, в Фостате (тогдашняя столица Египта), в Салониках (которые в те времена называли «Город духов»).

С другой стороны, в то же самое время в христианских странах набрала силу самая известная из еврейских легенд – легенда о Големе. Правда, не всем известно, что легенда эта выросла благодаря загадочной и древней «Книге Созидания», которой веками занимались ашкеназские мистики, постигая секреты создания различных существ и вещей с помощью силы сочетаний еврейских букв. Так что мрачноватая пражская легенда – это только верхушка айсберга еврейской мистики, при взгляде на подводную часть которого открываются гораздо более захватывающие сюжетные возможности, впрочем, насколько мне известно, пока так и не использованные еврейскими сказочниками.
 Погружаясь глубже и глубже в прошлое, мы везде найдём эту атмосферу: где-то в ней жило большое количество евреев, где-то она оставалась достоянием закрытого кружка мистиков, но всегда и везде от людей, живущих внутри Чуда, словно волны по воде расходились слухи и легенды, порождающие сказки о еврейских знатоках Тайной Мудрости.
Сказки эти разнообразны, интересны, всегда поучительны, в них нет или почти нет насилия, и их можно спокойно читать детям почти любого возраста. За эту спокойную мудрость их и любят читатели, как евреи, так и неевреи. Однако...
Есть в этих сказках один важный недостаток: в подавляющем большинстве из них почти нет действия, приключений, интересных поворотов сюжета, в них не кипят страсти, и, как следствие, они не слишком захватывающи. Не может по-настоящему захватывать сюжет, в котором читатель не чувствует реальной опасности для главного героя, где вероятность трагической ошибки сведена к нулю. Разве есть хоть какой-то шанс у нечисти или злобного колдуна против БЕШТа, АРИ, или просто сказочного раввина, который, даже если это не упоминается в сказке, тоже явно является потомком Мудрецов и Праведников? Даже самые маленькие читатели сразу понимают, что шансов у зла нет никаких. Изредка нас заставляют поволноваться, но не дольше одной минуты. А разве могут подобные люди поддаться слабости? Конечно нет, разве что легкому сомнению. Такое отношение перешло в сказки из еврейской мистики, в которой знаток Тайной Мудрости почти всемогущ, его слова потрясают миры ангелов, он не боится даже самых сильных демонов, и при этом он мудр и скромен.

Но есть и другие еврейские мистические сказки, хотя их и немного. Они тоже вполне поучительны, но поучение не идет в лоб, а сюжеты в них богаче и герои сложнее. Детям их читать не рекомендуется, зато они наверняка понравятся подросткам, ведь в подростковом возрасте человек открывает, что жизнь не так уж проста и однозначна, а людям свойственно совершать ошибки. С двумя из таких сказок я и хочу вас познакомить.

Вместе с другими пятью мистическими легендами эти две вошли в опубликованный мной в интернете сборник “Необычные еврейские сказки”. Все семь ещё не издавались на русском языке, во всяком случае, в данных вариантах (почти у каждой сказки имеется по нескольку вариантов, которые зависят от места, в котором сказка была записана, и от времени записи). Сказки были мной переведены на русский язык с использованием различных источников на иврите и английском, а иногда также и подстрочных переводов с идиш, которым я, к сожалению, не владею. И все они прошли довольно серьёзную литературную обработку, целью которой было сделать сюжет динамичнее, а повествование красочнее.

В первой сказке, записанной в Италии в XI веке, которую я назвал «Ошибка колдуна», мы встречаем еврейского чародея, но это не умудренный опытом раввин, а юноша, сын мельника, причём он очень вспыльчив, что и толкает его к совершению ошибки. Ошибка эта не простая и одна из наихудших, по крайней мере, если совершает её человек, обладающий сверхъестественными возможностями – непонимание замысла Творца, порядка вещей. Объяснять словами, что порядок этот нарушать нельзя, не имеет никакого смысла, поэтому молодому ведуну приходится убедиться в этом на личном опыте, дважды исправляя чужие ошибки, похожие на его собственную, дважды победив чародейство, нарушающее божественные законы мироздания.

Вторая легенда гораздо масштабнее. Это мистическая сказка, в разных вариантах прошедшая через все средневековье, оказавшая огромное влияние на множество людей. В оригинале она называется «Ужасное деяние рабби Йосефа делла Рейна», но я изменил название на «Великое деяние…». Прочитав сказку, вы, возможно, согласитесь с этим изменением.
Главный герой этой истории – знаток Каббалы и учёный раввин, проживавший много веков назад в Святой Земле, в городе Цфат. Но как же Йосеф далек от привычного образа уравновешенного и мудрого сказочного раввина! Это человек полный страдания и гнева, человек, не способный больше философски воспринимать творящееся в мире зло и пассивно ждать Избавления. И он пытается воспользоваться своей силой, чтобы уничтожить зло и поторопить приход Мессии, но в самый важный момент отступает. Почему? Поверхностный ответ – потому что нельзя торопить конец света, только Господь знает, когда он придёт и только Он может его вызвать. Это верный ответ, но легенда подразумевает гораздо больше. В конце большинства вариантов легенды Йосеф несёт наказание за своё “ужасное деяние”, но так до конца и не ясно, имеется ли в виду попытка победить зло или странное, необъяснимое отступление, или то и другое вместе. В приведённом переводе я попытался литературно оформить и сделать понятным один из вариантов её толкования, но эта сказка – скорее огромный вопрос, чем ответ, так что каждый из вас может понимать её по-своему.

Надеюсь, что эти две истории, как и другие сказки сборника, немного расширят привычное для читателей восприятие еврейского народа и его культуры, действительно потрясающе богатой и многообразной.

ОШИБКА КОЛДУНА

Жил однажды в Святой Земле еврей-мельник, трудолюбивый и мудрый. И родился у его жены сын, которого назвали Аарон.
С самого раннего детства стали замечать, что мальчик владеет огромной колдовской силой. А нрав у него был крутой, и проявлял он свою Силу не сдерживаясь. Выучиться Аарон ей нигде не мог, видно, так с ней и родился. А может, принёс знание с собой из прошлой жизни.
Однажды, когда Аарон уже был крепким юношей, он остался на мельнице один, а отец и мать уехали по делам. Вдруг ослик, который крутил жёрнов мельницы, страшно заревел. Аарон выскочил наружу и видит: ослика растерзал лев и готовится утащить добычу. Разозлился Аарон – денег в доме на нового ослика не хватит, самому теперь жёрнов придётся крутить!
– Ах, так! – крикнул он льву. – Тогда ты сам будешь работать вместо нашего осла!
Недолго думая, запряг он ставшего кротким льва и заставил его крутить тяжёлый круглый камень.
– Что ты наделал?! – закричал мельник, когда вернулся домой и узрел эту картину. – Как ты смел принудить гордого царя зверей работать на тебя, подобно обычной домашней скотине, сломав его волю и достоинство?! За такое нарушение Божьего Промысла ты уйдёшь в изгнание на три года!
Как ни плакала мельничиха, как ни упрашивала мужа смилостивиться, тот был непреклонен. И пришлось Аарону взять немного денег, выделенных отцом в дорогу, и пуститься в путь.
Немного побродив по Святой Земле, Аарон отправился в порт Яффо, сел там на корабль и отправился за море.
Переправляться на палубу нужно было по перекинутой с причала доске. Впереди Аарона на доску ступили двое еврейских юношей, двое друзей-паломников. Вдруг младший из них оступился и упал, сильно ударившись головой о доску. Юноша сразу же скрылся под водой и больше не показывался. Его друг тут же прыгнул в море, следом за ним прыгнули ещё люди.
Они ныряли снова и снова, и наконец, молодой еврей показался над водой с утонувшим другом на плечах.
Утопленника вытащили на палубу, его спутник, заливаясь слезами, хлопотал над телом, моряки и пассажиры толпились вокруг. Наконец, изо рта молодого человека хлынула вода, и он открыл глаза.
– Жив! – закричал его спутник, вне себя от радости. Люди стали потихоньку расходиться, дивясь чуду: столько пробыл под водой, но остался жив. Хвала Всевышнему!
Когда корабль приплыл в итальянский город Гаэта, пассажиры сошли на берег и разбрелись, кто куда.
Был канун субботы, вечерело, и Аарон, который никого тут не знал, немного побродил по городу, а затем отправился прямиком в первую попавшуюся ему на глаза синагогу, где можно было помолился и поблагодарить Господа за удачное путешествие, познакомиться с местными евреями, да и попроситься к кому-нибудь из них на ночлег.
В маленькой, но очень красивой синагоге, было много народу, уютно и ярко мерцали свечи, а Тору читал молодой человек с очень приятным голосом. Всё шло как обычно, своим чередом.
Однако через некоторое время Аарон почувствовал, что что-то не так. Присутствующим тоже что-то мешало: молящиеся хмурились, переминались, бросали осторожные взгляды по сторонам. В воздухе висело беспокойство. Тут Аарон понял, в чём дело. Он тут же вскочил и громко закричал:
– Стойте! Остановитесь! Мертвецам запрещено возносить молитвы!
Стоящие вокруг сразу шарахнулись от Аарона, вокруг него образовалось пустое пространство. Молитва прервалась, по залу прошёл ропот.
– Что ты говоришь, уважаемый?! – кричали Аарону со всех сторон. – Ты с ума сошёл, чужак!
– Это мой сын, он только сегодня вернулся из путешествия, в нашем доме радость, как ты смеешь такое говорить, мерзавец! – кричал какой-то старик, с недвусмысленными намерениями пробираясь через толпу к Аарону.
– Вы что, сами не заметили?! – рявкнул в ответ Аарон. – Он же пропускал Божьи имена, пропускал их везде, где они встречались в молитве! Когда я это понял, то сразу догадался – Тору читает мертвец, которому запрещено называть Имена Бога!
Люди зашумели ещё сильнее, те, кто сидел сзади, вытягивали шеи и привставали, чтобы поглядеть на Аарона. С головы читавшего Тору юноши упало молитвенное покрывало-талит, Аарон вгляделся в бледное лицо и воскликнул:
–Э, да я узнал тебя! Ты упал в воду, когда мы садились на корабль в Яффо, все ещё удивлялись: столько пробыл под водой и не утонул! Значит, ты всё-таки утонул!
– Да, – вдруг глухо сказал юноша, закрывая лицо руками, – Я утонул. Я мертвец.
Наступила тишина, стоявшие впереди подались назад. Страшно закричал отец юноши.
– Как же ты осмелился на такой обман? – хмуро спросил мертвеца Аарон.
Юноша отнял руки от лица и ответил:
–Я всё вам расскажу.

***

Мой друг, Ахимаац, вон он, стоит в толпе, решил совершить паломничество в Святую Землю, и я захотел поехать с ним, но мои родители ни в какую не хотели меня отпускать, как я их ни упрашивал, и как Ахимаац их ни убеждал, что присмотрит за мной. И вот, после долгих уговоров, видя, что моё желание попутешествовать слишком сильно, отец и мать сказали Ахимаацу: «Клянись нам на этом самом месте, что во чтобы то ни стало вернёшь его нам живым и здоровым!» И он поклялся матери и отцу, что любой ценой привезёт меня домой живым и невредимым. И мы поехали. Путешествие наше было лёгким и приятным, мы без приключений добрались до Святой Земли, потом долго путешествовали в её пределах, а когда пришла пора уезжать домой, решили навестить Мудрых Старцев, получить их наставления и благословения.

И вот, когда мы навестили одного из Мудрецов, он вдруг закрыл лицо руками и заплакал. А когда мы стали его расспрашивать о причине его горя, он сказал, указывая на меня:
– Я плачу, потому что этот молодой человек должен скоро умереть.
Мы страшно испугались, я – потому что мной овладел страх смерти, а Ахимаац – вспомнив свою клятву.
– Я помогу вам, – сказал Старец, утирая слёзы с лица. – Приходите завтра.
Мы провели, тяжкую, бессонную ночь и снова явились к старцу.
– Вот, – Старец протянул нам маленький кусочек пергамента, исписанный еврейскими буквами. – Это амулет с Великими Божественными Именами, я делал его всю ночь и потратил почти все свои силы. Он должен уберечь от смерти.
Затем Старец осторожно взял мою правую руку, сделал надрез на коже, вложил под кожу амулет и зашил так, что почти ничего не было заметно.
А потом, когда мы садились на корабль, я поскользнулся и упал в воду, ударившись головой о доску, по которой мы переходили на палубу. Я тут же потерял сознание и пошёл ко дну. Пока меня искали в воде, я утонул, и душа моя отлетела. Но я выглядел как живой, мог двигаться и разговаривать. Мне не хватило духу сказать правду другу. А когда вернулся домой, признаться родителям я тем более не смог.

***

Когда юноша замолчал, некоторое время в синагоге царила мрачная тишина.
– Никто не может изменить Божье Произволение, даже тот, кто обладает огромной Силой, – наконец тихо сказал Аарон. – Какая ужасная участь – жить без души! Мы должны избавить тебя от этих страданий!
Тут же, в синагоге, позволив безутешным родителям, родственникам и друзьям проститься с юношей, Аарон извлёк амулет из ладони молодого паломника, и тот сразу упал замертво.
Когда поражённые и подавленные люди стали расходиться по домам, один из присутствующих пригласил Аарона к себе, чтобы гость смог справить Субботу и переночевать, а если захочет – то и пожить некоторое время.
Вдохнув запахи субботней трапезы, посмотрев на горящие свечи и на царящий вокруг уют, Аарон загрустил. Каково же было его удивление, когда он заметил, что и хозяева сидят за субботней трапезой невесёлые и не прикасаются к еде.
– Любезные хозяева! – решительно сказал он. – Простите, если говорю неуместное, но неужто в ваших краях не принято встречать Царицу Субботу радостно несмотря ни на что?! Конечно, грустная приключилась история с тем юношей, но ведь на всё Воля Божья, надо жить дальше!
– Ты прав, – ответил хозяин, вздыхая. – Мы нарушаем наши обычаи, да и тебе мешаем выполнить заповедь. Но вот уже год нам с женой праздник не в праздник, радость не в радость. Сын наш пропал, никто не знает, где он.
– Давайте-ка встретим Субботу, и проведём Её как следует, – прервал хозяина Аарон, – а там и посмотрим, что можно сделать.
Хозяева хотели было возмутиться, но, глянув во властные и весёлые глаза гостя, неожиданно для себя подчинились.

***

В первый же день недели Аарон вместе с новым знакомым начал обходить окрестности и выспрашивать о пропавшем юноше. Под его пронзительным взглядом люди вспоминали то, что считали давно забытым или вовсе не замеченным, и не помышляли о лжи, так что поиски вскоре увенчались успехом: им указали на дом, возле которого юношу видели в последний раз.
Это был богатый дом, на стук в дверь открыла уже не юная, но ещё нестарая женщина. Аарон завёл с ней громкий разговор о пропавшем юноше, вовлекая в него и отца пропавшего, причём заставляя и его говорить очень громко, притворяясь, что он плохо слышит, но женщина сразу же сказала, что ничего не знает.
Вдруг на заднем дворе дома раздался громкий рёв мула, через минуту к нему присоединились и другие животные.
– Госпожа, – сказал нахмурившись Аарон, – что-то твои мулы расшумелись... Бежим на задний двор, уж не крадёт ли их кто!
Не говоря ни слова, всполошившаяся женщина кинулась в глубину дома, Аарон и его новый друг поспешили за ней.
На заднем дворе никого не было, но мулы и впрямь вели себя необычно: бились в стойлах и вопили, словно вокруг были волки.
– Какой резвый! – ткнул Аарон в одного из них. – Я бы его у тебя купил.
– Цена будет высокой! – усмехнулась женщина. – Сколько же ты готов заплатить?
– Чего нам с тобой торговаться, так полдня пройдёт! – с ленцой ответил ей Аарон, доставая из-под одежды вместительный кожаный мешочек и раскрывая его. – Вот, здесь золотые монеты. Бери сколько вместишь в двух руках, это и будет платой.
Женщина тут же запустила свои руки в россыпь золотых монет, но вынуть их не смогла, как ни дёргалась и ни вырывалась. Наоборот, края мешочка всё теснее сжимались вокруг её рук, как зубы зверя, сам он начал расти и постепенно словно «заглатывать» руки всё глубже и глубже.
– Проклятый колдун! – крикнула женщина злобно.
– Проклятая ведьма, – спокойно ответил Аарон. – Этот мешок называется «Пасть Смерти». Он пожирает грешника, если тот не успеет исправить свои грехи.
– Убери его, мы сможем договориться! – завизжала ведьма.
– Не могу, – пожал плечами Аарон. – Я же сказал, мешок сам решает, когда остановиться.
Начни исправлять свои грехи. Например, что насчёт этого... мула? Или это не мул? Может, наконец, вернёшь мальчику его облик?
Не говоря больше ни слова, ведьма произнесла заклинание, и вместо мула появился юноша, который сбросил с себя привязь и кинулся к отцу.
– Но это, видимо, ещё не всё, – сказал Аарон. – Эти другие мулы, они ведь тоже...
Ведьма не дала ему договорить и снова забормотала заклинания. Тут же на месте животных оказались обнажённые юноши, одни смеялись, другие рыдали, третьи просто обессилено опустились на землю.
К этому времени Пасть Смерти поглотила ведьму по самые плечи, и та продолжала торопливо бормотать заклинания, голос её срывался от ужаса. Вокруг ничего не происходило, видно, заклинания исправляли зло, содеянное раньше, в других местах. Ведьме было всё труднее говорить, она задыхалась и, наконец, со страшным криком исчезла в недрах кожаного мешка.
– Не успела, – пробормотал Аарон, подымая с земли и пряча под одежду мешочек, принявший свои обычные размеры.

Слух о великом избавлении пропавших за последние годы юношей быстро разнёсся по всему городу, Аарон стал знаменит, и горожане предложили ему остаться в Гаэте почётным гостем. А поскольку ему всё равно надо было где-то скоротать три года изгнания, Аарон согласился.
С этих пор он стал желанным гостем в каждом доме, часто помогая людям в их бедах: изгонял из домов злых духов и призраков, находил воров и пропажи, лечил и наставлял на путь истинный.
А когда прошло три года, Аарон снова сел на корабль и вернулся к отцу и матери.
__________________________________________________________
* Примечания к сказке «Ошибка колдуна»

Сказка записана в XI в. в Италии. На английском была опубликована в сборнике Howard Schwartz, Gabriel's Palace: Jewish Mystical Tales (2003) и называлась «Young Man without a Soul».

Совершенно очевидно, что сюжет сказки основан на принципе еврейского религиозного законодательства (Галахи), запрещающего каким-либо образом менять порядок Творения (в том числе, например, скрещивать животных и растения разных видов и т. д.). Вообще, еврейская религия и мистика очень трепетно относятся к идее не нанесения ущерба образу вещи, особенно – человеческому образу. Именно поэтому у евреев было запрещено, например, применение пыток, нанесение увечий и т. д. Нарушение этого принципа и было грехом, совершенным Аароном, из-за которого отец отправил молодого колдуна в изгнание, ведь своими действиями тот нанёс ущерб образу льва, он извратил его суть.
Нарушением Божественного Порядка было и оживление погибшего молодого человека. Тому было суждено умереть, и никакой амулет не был в силах отменить Божественную Волю.
И, наконец, ведьма совершила тот же грех, превратив юношей в животных. Вообще, сюжет о волшебнике, освобождающем людей, превращённых в животных злой ведьмой весьма распространён и не оригинален, но обычно он не несёт никакой идейной нагрузки, однако в этой сказке он органично вписывается в общую концепцию и является ещё одной её иллюстрацией.
Дважды восстановив порядок вещей, Аарон понимает суть ошибки, которую совершил он сам. Можно увидеть здесь намёк и на то, что истинная колдовская практика – это и есть восстановление Божественного Порядка, и именно поэтому после трёхлетнего пребывания в должности городского мага в Гаэте Аарон получил право вернуться из изгнания домой.

ВЕЛИКОЕ ДЕЯНИЕ РАББИ ЙОСЕФА ДЕЛЛА РЕЙНА

Иногда зла в мире становится слишком много, и тем, кто над этим задумывается, начинает казаться, что лучше бы нашего мира и не было вовсе.
Именно в такое время жил в древнем горном городе Цфате в Святой Земле книжник и знаток Тайной Мудрости Рабби Йосеф делла Рейна. Невыносимо было ему постоянно слышать о смертях и болезнях, войнах и погромах, голоде и несчастьях, тем более что, как говорят, довелось ему всё это повидать и даже изведать самому.

Если ты военачальник, и за твоей спиной горят щиты огромного войска, лесом вздымаются копья, готова сорваться в галоп лавина боевых коней с закованными в сталь всадниками, а в окрестностях лютует враг, убивает, насилует и жжёт огнём, неужели не поведёшь войско на помощь людям, неужели будешь стоять и смотреть?!

У знатоков Тайной Мудрости силы больше, гораздо больше: Небо и Землю могут они сотрясти своими словами, легионы ангелов слушают их приказы... И они молчат. Их народ рвут на части, мир полон горя, а они заперлись в своих комнатушках с грудами книг и молчат!

И вот однажды понял Йосеф, что не может он больше терпеть зла в мире, что должен он его уничтожить и принести людям желанное для всех, долгожданное Спасение.
Собрал Йосеф пятерых самых близких своих учеников, которые были ему как сыновья, и объявил о своём решении.
– Дело это очень опасное, – сказал Йосеф. – Если узнают о моём деле евреи – многие захотят помешать, ибо верят, что нельзя приближать срок Спасения. А узнают неевреи – казнят как колдуна и смутьяна. Да и это бы ничего, но большая часть моей дороги будет лежать не в этом мире, а в том, где огнеглазые ангелы берегут врата и страшные демоны нападают на путников. Там жизнь человека не стоит и самой мелкой монетки.
– Куда наш Рабби, туда и мы! – ответили ученики без тени сомнения, и стали собираться в путь.

Через безлюдные поля, по заросшим лесом холмам, мимо древних руин пришли они в пустынное место возле реки, и стали поститься день за днём, читая молитвы и по нескольку раз в день совершая омовения в реке, такой холодной, что казалось, будто вода уносит плоть с костей. А питались они только кусочком хлеба с солью, запивая речной водой.
Так прошли недели. И вот однажды, глухой ночью поднял Йосеф учеников, встали они в круг, взялись за руки, и стали произносить Великие Имена Господа, от звука которых весь мир начинает сотрясаться, будто продрог от страха.
И стали являться к ним один за другим ангельские князья, при виде которых самый великий человек сохраняет в себе не больше жизни, чем обрывок ветоши, чей взгляд лишает дыхания. Так, без дыхания, подобные обрывкам ветоши, лежали перед небесными гостями Йосеф и его ученики, не расцепляя рук только потому, что были не в силах разжать окоченевшие пальцы. Единственное, на что хватало духу у Йосефа, это тихо прошептать смиренную просьбу – возвратить ему хоть капельку силы и разумения и позволить говорить.
В первые мгновения только невыразимое презрение мешало ангелам отправить всех шестерых во мглу смерти. Потом они нехотя вспоминали о Законе, велящем выслушать выполнивших все правила и достойных ответа просителей, и лёгким прикосновением возвратили Йосефу способность дышать и даже говорить. Самое страшное происходило потом.
Услышав о том, какое желание заставило еврейского книжника рискнуть своей жизнью, небесные князья будто становились меньше, тускнел огонь их страшных очей – они не могли помочь, страх перед силами зла затуманивал их свет. Единственное, что они могли сделать – подсказать, как добраться до тех, кто выше их, чтобы задать тот же вопрос: как уничтожить зло в мире?
Так повторялось раз за разом, пока не предстали перед Йосефом и его учениками два высших ангела, Метатрон и Акатриэль. Нет ангелов выше их, ибо они стоят у самого Трона Господня.

– Мы сможем помочь тебе, – сказали ангелы, – если ты поможешь нам. У каждого человека есть образ, живущий в нашем, высшем мире, есть он и у тебя. И дана ему сила, которой нет у нас, потому что ты человек.
Много веков не приходит Спасение, потому что не можем мы войти в чертоги царя зла Самаэля и царицы зла Лилит и изгнать их оттуда. Три преграды возвели они перед нами. Разрушь их на Земле, чтобы твой образ разрушил их на Небе, и мы низведём Самаэля и Лилит на гору Сеир, а ты пленишь их силой Божественных Имён и приведёшь на Храмовую Гору, где они должны быть принесены в жертву особым ножом. Тогда и придёт Спасение.
До самого рассвета учили ангелы Йосефа и его учеников, что делать и куда идти. А наутро пошли те обратно в Цфат, чтобы подготовиться к путешествию, и оттуда пустились в далёкий путь к горе Сеир.

***

Много дней шли Йосеф и ученики, как вдруг в одном пустынном месте выбежала им навстречу большая стая огромных чёрных собак. Глаза их горели, скалились огромные жёлтые зубы, собаки неслись быстро, как ветер. Спасения не было, путников ожидала страшная смерть.
– Вспомните, что сказали ангелы, – спокойно сказал Йосеф. – Владыки зла знают, что мы идём, и решили нас напугать.
Он поднял руки, произнёс заветное Имя, и стая чёрных псов, поджав хвосты, кинулась наутёк.
Долго шли они дальше, пока не дошли до огромной горы от земли до неба. Гора тяжко вздымалась надо всем вокруг и казалась более древней, чем сам мир, а её вершина была покрыта шапкой никогда не тающих снегов. Можно ли было поверить, что человек способен разрушить эту гору в один миг силой слов?!
– Вот и первая преграда, – сказал Йосеф ученикам.
Он поднял руки, произнёс второе заветное Имя, и гора исчезла как наваждение, будто и не было её здесь никогда.
Снова шли Йосеф и ученики много дней, пока не пришли на берег бескрайнего тёмного океана.
– Вот и вторая преграда, – сказал ученикам Йосеф.
Он поднял руки, произнёс третье заветное Имя, и тёмные воды рассеялись, будто туман под лучами солнца.
Долгим и изнурительным был путь Йосефа и его учеников, пока они не пришли к железной стене от земли до неба.
– А вот и последняя преграда! – сказал ученикам Йосеф.
Он достал из дорожного мешка нож, на лезвии которого выбил Великие Имена Господа, и провёл им по стене, вырезая в ней невысокий проход. Как только он закончил, железные блоки между тремя проведёнными им линиями исчезли, и появилось отверстие. Йосеф шагнул в проход первым, за ним один за другим прошли ученики. Но один ученик замешкался, и железная стена сомкнулась, сжав ему ногу.
–Рабби! – закричал несчастный. Увидев, что случилось, Йосеф быстро подбежал к стене и разрезал железо вокруг ноги ученика. Тот быстро выдернул ногу, и они пошли дальше.
Теперь дорога не заняла много времени: через несколько дней Йосеф с учениками подошёл к горе Сеир, на вершине которой виднелись зловещего вида руины.

***

К вечеру Йосеф и ученики вошли в полные теней развалины древних стен и сразу услышали далёкое рычание и ужасающий вой. Они побрели прямо на эти ужасные звуки, и вскоре им навстречу из густых теней выступили две огромные собаки, чёрные, как сама тьма, с горящими глазами, слюна капала с их обнажённых клыков. Это и были повелители зла, Самаэль и Лилит, низвергнутые из своих небесных чертогов высшими ангелами и принявшие обличье собак.
Йосеф и его верные ученики пережили столько испытаний и столько времени очищали свою душу и тело, что в них не осталось ни капли страха: смело извлекли они из дорожных мешков исписанные Именами свинцовые ошейники и покрытые заклинаниями цепи и верёвки и, читая молитвы, мгновенно окружили двух чудовищ. Быстро надели они ошейники на двух скулящих и рычащих от ужаса тварей и связали их. Как только это было сделано, Самаэль и Лилит сразу же превратились в страшных и прекрасных мужчину и женщину, обнажённые тела которых были покрыты бесчисленными глазами.

Радостными криками огласились древние руины, Йосеф и его ученики плакали и смеялись от восторга, упивались своей победой. Понуро, с залитыми слезами гордыми лицами стояли повелители зла.

Йосеф и его ученики с двумя пленниками, не медля ни минуты, тронулись в путь к Храмовой Горе, где демоны должны были быть умерщвлены, чтобы пришло долгожданное Спасение.
Они шли и шли, и вдруг демоны стали горестно рыдать, жалобнее всего – Лилит.
– Накорми нас хоть чем-нибудь, утоли наш голод, позволь нам поддержать свои силы! – умоляли они Йосефа, но тот оставался глух и всё быстрее в нетерпении гнал их вперёд и вперёд.
– Мудрейший из людей, – взмолился через некоторое время Самаэль, – наш повелитель и хозяин! Ты можешь делать с нами все, что тебе заблагорассудится, и тебе нечего нас опасаться: мы надёжно связаны и при нас нет ни нашей свиты, ни капли нашей прежней силы! Что же сможем мы тебе сделать?! Но пойми, глубоко познавший Тайное Знание – мы изнемогаем! Находясь в своих небесных чертогах, мы ни в чём не нуждались, питаясь Светом Божественного Присутствия, дарующим жизнь всякой твари. Но сейчас, низвергнутые и связанные, лишённые Божественного Света, мы страдаем от жажды и голода, которые ты, при всей своей мудрости, даже не в силах себе представить. Пусть нас ждёт смерть. Пусть! Но не мучай нас, сжалься! Дай нам хоть что-то, чтобы утолить этот голод!
Так рыдали и причитали Самаэль и Лилит, но Йосеф с учениками продолжали, не задерживаясь, вести их всё дальше и дальше.
Внизу среди погруженных во тьму холмов горели огоньки далёких селений, ветер доносил запах пищи, животных, сладкий запах цветов и ночных трав, той земной жизни, неразрывно смешанной с греховной сутью мира, что уже никогда не будет прежней, когда они закончат своё путешествие.

Когда Божественный Свет затопит мироздание, как затопили мир воды Потопа, не останется никаких теней, и ничего, в чём есть хоть капля тьмы. Не будет рассветов и солнечного утра, ведь не будет и ночей, не будет дремучих лесов, не будет сладких ночей любви, потому что тот, кто любил, знает, как много тьмы и боли есть в любви. Да и материнской любви не будет, потому что не будет рождения, ведь нет рождения без смерти.

Можно вырастить прекрасный сад, если щедро поливать его сладкой водой. Но если затопить...

– Если нельзя нам ни есть, ни пить, – с печальной безнадёжностью прошептала вдруг Лилит, – может, Рабби даст нам хотя бы понюхать кусочек благовония, чтобы хоть так смогли мы подкрепить свои силы?
Услышав это, Йосеф вдруг остановился. Он снова посмотрел вниз, на готовую скоро пропасть без следа человеческую жизнь, и словно во сне опустил руку в дорожный мешок. Ученики с безмолвным ужасом смотрели, как он медленно достал из него немного ладана, отломил малюсенький кусочек и протянул демонам.
В тот же миг из глаз Самаэля вырвалось пламя и окутало ладан, а его ноздри жадно втянули благовонный дым. А затем демоны захохотали и разорвали цепи и верёвки, сорвали ошейники, а Самаэль воскликнул:
– Господи, ты видел: этот человек воскурил мне благовоние, мне, а не Тебе, как ты заповедал!
Вся сила вернулась к демонам, и чудовищами из их свиты наполнилось всё пространство вокруг. Поняв, что всё пропало, и, узрев ужасных тварей, трое из учеников Йосефа тут же отдали Богу душу, а двое лишились рассудка.
Сам же он, потерянный и разбитый, побрёл прочь и через несколько дней также оставил этот мир.
__________________________________________________________________
* Примечания к легенде «Великое деяние Рабби Йосеф делла Рейна»

Сказка о деянии Рабби Йосефа делла Рейна – это сюжет, прошедший через всё еврейское средневековье. Есть три основных варианта этой легенды. Я выбрал самый древний и короткий, оставляющий деяние без комментариев, потому что считаю – оно должно остаться без комментариев.

Самый знаменитый и сюжетно богатый вариант – это так называемый «вариант Наварро» написанный в XVI веке. Согласно этому варианту, Сатана бросил Йосефа на огромное расстояние, но Лилит спасла его от смерти и стала его покровительницей, поскольку разглядела в его душе семя зла. И действительно, Йосеф превратился в чёрного мага, путешествующего по свету, повелевающего демонами и похищающего красавиц. Его последней добычей стала Дольфина, королева Франции, самая красивая женщина на земле. Каждую ночь демоны приносили Дольфину в тайный дворец Йосефа в Провансе, но королеве удалось похитить кубок, по которому придворные астрологи вычислили местоположение дворца, и король послал туда стражу. Однако Лилит предупредила колдуна, и тому удалось бежать, спрятавшись в пещере на побережье. Здесь он пожелал, чтобы демоны принесли ему самую красивую женщину всех времён, Елену Троянскую. Та явилась в виде скелета, который стал преследовать Йосефа, пока он не упал с обрыва в море и не утонул. После смерти его душа была в наказание воплощена в большой чёрной собаке.

Есть ещё один вариант, согласно которому знаменитый еврейский мистик Рабби Ицхак Лурия встретил чёрного пса, в котором сразу распознал Йосефа делла Рейну. Йосеф умолял вызволить его, но это было не по силам даже такому великому мистику и праведнику, как Ицхак Лурия: грешнику было суждено отбыть наказание, пройдя через тысячу перерождений, собака была лишь первым из них.

Все эти более поздние сюжетно богатые линии не были мной использованы, потому что они извращают первоначальный посыл легенды, превращая Йосефа делла Рейна из подвижника, которому существование зла в мире причиняло страдания, в обычного гордеца.

Почему же Йосеф совершил ошибку? Почему пожалел демонов? Ведь он был великим мистиком. Есть множество вариантов ответа на этот вопрос.

Моя версия, нашедшая отражение в тексте, заключается в том, что он понял: если Спасение придёт не естественным путём, знакомый ему мир, за который он боролся, изменится, в нём не останется всего того хорошего, что неразрывно связано со злом и могло бы преобразиться в ходе мирового процесса, а теперь будет просто стёрто.

ОБ АВТОРЕ

Доктор Юрий Дайгин родился в Москве в 1971 году, готовился стать программистом, но, эмигрировав в Израиль в 1992 году, стал изучать еврейскую мистику и философию в университете Бар-Илан. Защитив диссертацию о влиянии Каббалы на русскую религиозную философию, Юрий стал преподавателем еврейской мистики и философии в Цфатском Академическом Колледже. Однако интерес к еврейской культуре у Юрия не ограничился перечисленными сферами, постепенно к ним добавились еврейская история и фольклор, ставшие излюбленными темами проводимых Юрием частных лекций и хэппенингов.
Сюжеты и идеи, содержащиеся в еврейской мистике, истории и фольклоре, вдохновили Юрия на написание нескольких сказочных повестей, часть из которых были опубликованы в интернете, а сказка «Легенды о ядоа» вышла в сборнике современной прозы «Антология странного рассказа» (Харьков, 2012). В конце прошлого 2016 года Юрий опубликовал в интернете в виде электронной книги сборник «Необычные еврейские сказки», в который вошёл авторский перевод семи еврейских мистических сказок XI-XVII веков.

Юрий ДАЙГИН

Юрий ДАЙГИН