Натали Леви-Маркович и Аркадий Шульман. Витебск, 31 декабря 2018 г.  Фото Николя Леви-Маркович.Натали Леви-Маркович и её сын Николя живут в Париже. В Витебск они приехали 31 декабря 2018 года. Канун Нового года. Самые короткие дни, рано темнеет.

Натали, ей слава Б-гу за девяносто, много слышала о городе от родителей, которые жили здесь до 20-х годов прошлого века. Сама неплохо владеет русским языком, хотя говорить на нём, после смерти родителей, ей приходится очень редко.

Натали многое хотелось посмотреть и рассказать сыну, который впервые в Витебске. Но в первую очередь она просила привести к дому, в котором жили её родители. С помощью главного хранителя фондов Государственного архива Витебской области Константина Карпекина, я узнал адрес дома – бывшая ул. Канатная (теперь Димитрова), 10. Дом поставлен на ремонт, затянут сеткой. Натали и Николя обошли вокруг стройки, пытались посмотреть, что же за строительными лесами, сделать фотографии.

Этот дом купили Залман и Гита Марковичи. О них я узнал лет десять назад от Раисы Абрамовны Маркович. Она приезжала в Витебск из Санкт-Петербурга.

Тогда же написал очерк «На родине предков», который был опубликован в сборнике «Воскресшая память» №2 (http://mishpoha.org/library/02/05.php)

 «Сто лет назад жила в Витебске большая и дружная семья Залмана и Гиты Марковичей. Это была распространенная в те годы в Витебске фамилия. И жило здесь много семейств, связанных между собой, то ли родственными узами, то ли просто носящих одну фамилию. 

Семья Марковичей владела мельницами, Залман был купцом первой гильдии. Человек образованный, большой любитель французских романов. Судя по одной из фотографий, которая висела вдалеке от Витебска, в кабинете у сына Залмана – Самуила, он был награжден несколькими медалями.

Семья Марковичей была богата, в том числе, и детьми. Десять мальчиков и три девочки было у Гиты и Залмана. Отец в пятницу после полудня шёл с сыновьями в синагогу. Сначала его спутниками были старшие: Макс, Наум, которого почему-то чаще называли Митя,  и Григорий. А потом подтянулись младшие сыновья: Соломон, Самарий, Самуил, Ефим, Абрам, Эммануил, Зиновий.

Все дети Марковичей закончили коммерческие или реальные училища, некоторые – гимназию. Кто стремился учиться дальше, получили высшее образование.

Время разбросало детей, внуков и правнуков Залмана и Гиты Марковичей по миру. Они живут в России, странах Европы, Азии, Америки.

Старшая дочь Залмана и Гиты – Эмма, рано вышла замуж: за еврея по фамилии Аптер из Двинска. У них родилось четверо детей. Семья перебралась в Ленинград. Одна из дочерей Эммы живёт сегодня в Париже.

Макс Маркович тоже эмигрировал в Париж (тянул этот город к себе детей из витебской семьи). У Макса было три дочери: Нюточка, Идочка и Долли. Мужа Нюты очень заинтересовала семья Марковичей. Он стал семейным биографом, составил генеалогическое древо и прислал его в Россию. В семье Нюты две дочки. Они живут в Париже. Ида с годами оказалась в Лондоне, а Долли – в Америке.

В Париж перебрался ещё один сын Залмана и Гиты – Самарий. Перебрался удачно. И вскоре стал владельцем трикотажной фабрики. Иногда приезжал в Ленинград к родственникам. Останавливался в гостинице “Европейская”, привозил дорогие подарки. А в перерывах между приездами присылал посылки. Сын Самария Виктор подался во французскую коммунистическую партию...

Дочь Самария Наташа (Натали) оказалась более практичным человеком и решила продолжить дело отца: открыла модельный бизнес.

Самуил Маркович учился в одном классе с Марком Шагалом. Потом их пути надолго разошлись. Самуил уехал в Ригу. Оттуда эмигрировал в Лос-Анджелес. Владел недвижимостью. С Марком Шагалом он встретился вновь, по всей видимости, в годы Второй мировой войны, когда Марк Захарович жил в США. Художник подарил своему однокласснику картину. Вероятно, это один из вариантов картины “Я и деревня”, написанной в 1911 году и хранящийся в Музее современного искусства (Нью-Йорк). Встречи одноклассников продолжались и в последующие годы. Во Франции на них присутствовал Самарий, что и запечатлено на фотографии.

Самарий и Самуил были женаты на родных сестрах витеблянках Мине и Рае. Семьи очень часто гостили друг у друга».

Натали и Николя хотели побывать в шагаловском музее. Многое в их семье связано с именем художника. В музее они познакомились с научным сотрудником Еленой Ге – хорошо владеющей французским языком, и с интересом обстоятельно беседовали. Натали рассказывала о семье, о встречах с Шагалом. На прощание обещала прислать фотографию, на которой  запечатлены отец, дядя и Марк Шагал. Может быть, её оригинал когда-нибудь и окажется в Музее Шагала?

Дядя Натали Григорий Маркович – единственный из всей семьи, кто до войны оставался в Витебске. Он окончил медицинский институт, работал врачом психоневрологического диспансера. Григорий Залманович остался в городе, когда немецко-фашистские войска оккупировали его. То ли врачебный долг не позволил ему оставить больных, то ли в силу каких-то других причин. Он был расстрелян фашистами вместе с женой и двумя детьми в Туловском рву.

Мы поехали к памятнику, который установлен на месте расстрела витебских евреев. Николя пошёл по глубокому снегу фотографировать, а Натали рассказала мне драматическую историю, как её семья смогла выжить в годы войны, в оккупированной Франции.

Марковичи уехали, а наши контакты продолжаются. Натали интересуют многие вопросы, связанные с историей семьи… На прощание она сказала мне: «До новых встреч».

Я надеюсь, они состоятся.

Аркадий ШУЛЬМАН

Натали Леви-Маркович и Аркадий Шульман. Витебск, 31 декабря 2018 г.  Фото Николя Леви-Маркович. Слева-направо дядя Самуил Маскович, Марк Шагал и отец Самарий Москович. Фото 1965 г.