Памятники на месте расстрела в годы Холокоста яновичских евреев.С историком Идой Шендерович и фотографом Александром Литиным поехали по маршруту Яновичи – Сураж. Это Витебский район. Старинные еврейские местечки. Осталась только память о довоенных жителях, да и то у людей солидного возраста.

В центре Яновичей установили бюст Герою Советского Союза Григорию Гарфункину. Раньше бюст стоял во дворе Витебского завода часовых деталей, где до войны Гарфункин работал. Завод развалился. И спасибо председателю Яновичского сельсовета Александру Александровичу Изобову и его жене директору школы Ирине Михайловне Изобовой, что спасли этот бюст и нашли ему достойное место. В Яновичах есть и улица, носящая имя Героя. Если не ошибаюсь, во дворе завода часовых деталей стоял также бюст Герою Советского Союза Владимиру Свидинскому, который тоже до войны работал здесь. Надо бы и этот памятник спасать.
Изобовы деятельные люди, и многое в Яновичах держится на их энтузиазме. Кроме всего прочего: школьный музей, декоративные украшения улиц, призывы вдоль дороги, чтобы не забывали родные места и другое.
Недавно приезжал врач из Москвы. Его предки из Яновичей. Решил заняться благоустройством старинного еврейского кладбища. Александр Александрович, с улыбкой сказал: «Пришёл утром 1 января… Только Новый год отметили…».
На кладбище установили памятник – обозначили место, и сейчас решают, что делать дальше. Если есть желающие оказать помощь – присоединяйтесь.
Потом мы пошли фотографировать памятники на местах расстрелов евреев в годы войны. Это основная цель приезда Иды Шендерович и Александра Литина в Яновичи. К памятнику у зерносушилки кое-как пробрались. Хотя иногда это был поход сквозь буквально тропическую растительность.
Потом побывали в школьном музее, гуляли по школьному двору. Все сделано интересно и с любовью.
Во второй половине дня поехали в Сураж. В 1996 году суражских евреев, расстрелянных на берегу речки Суражка, перезахоронили на старинном еврейском кладбище. Весной большая вода стала размывать кости. Вызвали спецбатальон, который занимается перезахоронением жертв войны (в основном солдатскими могилами), они произвели раскопки, были оформлены все документы. Помню, что среди останков нашли много детской обуви и один флакончик от лекарств (предположили, что в нём был яд). Ещё нашли кольца от гранат и куски обожжённого брезента. Все труппы не вмещались в яму. Каратели накрыли их брезентом, облили бензином и подожгли.
На следующий год Витебская еврейская община поставила на братской могиле ограду и памятник из мраморной крошки.
Рядом с кладбищем монумент советским солдатам, погибшим освобождая Сураж, памятник, погибшим партизанам. За этим местом в Сураже смотрят, нет старых листьев, мусора. Вот только на еврейском памятнике кто-то розовой краской нарисовал круг, а рядом на партизанском – такой же краской, что-то наподобие пятиконечной звезды или магиндовида, как будто чистили кисти и другого места для этого не нашли. Нарисованное пытались смыть, но не смогли.
За 21 год еврейский памятник наклонился на бок. Его подперли куском дерева. Но, конечно, нужен серьезный ремонт. Председатель Суражского сельсовета обещал. Но тут же сказал: «Откуда у меня деньги? Если кто-то поможет. Буду просить». И мы будем просить. В иных местах, за деньги зарубежных фондов стоят и по два памятника, а кое-где старые памятники, имеющие историческую ценность убирают, чтобы спонсоры не видели, и на их месте ставят новые.
Основной расстрел суражских евреев был у деревни Большое Любчино. Если по берегу Западной Двины, это пару километров от местечка, а на машине по асфальтовым дорогам всех десять будет. Доехали до деревни. На зиму здесь остается всего шесть стариков. Когда было Большое Любчино, Малое. А сейчас одно Любчино, которое доживает свой век. На наше счастье встретили Юрия. Он сам из Витебска. Здесь жили родители его жены. Ему 72 года. На всё лето приезжает сюда.
– Да, знаю, где евреев расстреливали. Тесть рассказывал. Поехали.
По лесной дороге поехали к берегу Западной Двины. И сели… Как следует.
Днищем на дорогу.
Место расстрела оказалось буквально в пятидесяти метрах. Кругом кустарник и лес, никакой отметки на том месте, где расстреливали людей.
– Лет пятьдесят назад, приезжали люди, собирались на этом месте памятник ставить. Но никто так и не поставил его… Тесть говорил, что спасся от расстрела всего один человек. Убежал к Двине… Фамилию, имя не знаю.
…Машину мы кое-как вытащили. Накормили комаров и слепней. Они, наверное, слетелись к нам со всей округи. Саша сфотографировал, Ида записала рассказ Юрия и поехали домой. Хоть какая-то память, но останется.

Аркадий ШУЛЬМАН,
Фото Александра ЛИТИНА

Памятники на месте расстрела в годы Холокоста яновичских евреев. Памятник на месте Яновичского еврейского кладбища. Поставлен в 2017 г. Братская могила суражских евреев, погибших в годы Холокоста и памятник, поставленный на месте их перезахоронения на еврейском кладбище. Место расстрела суражских евреев. Ни чем не отмечено до сих пор.