Браслав.  Вид с горы.из книги «Километры еврейской истории»

На Браславщине особенные пейзажи. Поднимаешься на любую возвышенность, оглядываешься кругом и видишь озера. Два цвета – голубизна воды и неба, а посередине зелень садов и лесов. Когда смотришь на эту мозаику, как будто сложенную из драгоценных камней не хочется верить, что у этого края не только радостная история, в ней немало трагических страниц.

Евреи жили в Браславе с начала XVI века. В 1554 году здесь были заложены первые еврейские кладбища.

В 1921 году население Браслава 1,5 тысячи человек, половина из них – евреи, в 1931 году население выросло в 2,5 раз, евреев почти 70 процентов.

Ещё в советские времена был организован школьный музей, организовал его Александр Горелик. Он был учителем истории, занимался краеведением, собрал большую коллекцию, в том числе экспонатов, рассказывающих о еврейском наследии. В это время это не очень поощряли, но надо отдать должное, не запрещали, как в других местах.

Александр Горелик с женой из Браслава переехал в Ригу, а потом эмигрировал в Израиль. Там он и умер. Большая часть экспонатов из школьного музея сегодня в коллекции районного историко-краеведческого музея.

Свиток Торы, поврежденный огнём, с чердака сгоревшего еврейского дома. Сразу вспоминаю высказывания древнееврейских мудрецов: «Когда горят свитки Торы, буквы улетают на небеса». Поверим, что буквы, действительно на небесах, но сам Свиток в музее, как напоминание о сравнительно недавней истории этого края.

…Во дворе музее лежит старая мацейва. В послевоенные годы была порогом чьего-то дома. В разных городах Беларуси я видел мацейвы на мостовых, в фундаментах домов, у колодцев, на них ставили вёдра, когда набирали воду, надгробные камни использовали даже для сооружения постамента памятника Ленину. Часть браславской мацейвы отломана. Установить в память о ком она была поставлена уже нельзя, читается только фамилия – Кац.

…В 20-е-30-е годы браславские евреи писали воспоминания, выпускали книги, издавали газеты. Несколько экземпляров местной газеты на идиш есть в экспозиции музея. Целый мир, целая цивилизация.

Сохранились старые фотографии. Ученики Браславской еврейской школы. При школе действовали сионистские кружки, ячейки «Бейтар», «Гехалуц».

Организатором Браславской школы «Явне» был Арон Шпеер – владевший озером Дривяты. Он был состоятельный человек и имел возможность привлекать высокопрофессиональных педагогов в эту школу.

Браслав был небольшим местечком по сравнению с соседними городами. Но молодёжь здесь была очень активная. Рядом Двинск (Даугавпилс), в котором тогда жило 40 тысяч человек, большая еврейская диаспора. Там действовали различные молодёжные, политические организации и они помогали браславским евреям.

Браслав на протяжении всей своей истории часто находился в приграничной зоне. Часть семьи жило в одной стране, часть – в другой. И предприимчивые люди извлекали из этого пользу. Занимались не только разрешённой приграничной торговлей, но и промышляли контрабандой. Евреев в Браславе уже нет, а предприимчивые люди остались. И по-прежнему в ходу и приграничная торговля и контрабанда.

Известный врач, общественный деятель, да и легендарная для Браслава личность, Станислав Нарбут постоянно поддерживал контакты с еврейской общиной, принимал участие в больших еврейских мероприятиях. В 1926 году, когда он умер, еврейская община пришла к нему домой и попросила: «Можно ли мы сделаем молитву за его упокой». Но им было отказано в этом.

В браславской добровольной пожарной дружине большинство составляли евреи. Их отличала хорошая физическая подготовка. Но пожарные дружины не только помогали в экстренных ситуациях, они были ещё и своеобразными культурными центрами. Здесь репетировали духовые оркестры. В выходные дни на Замковой горе они устраивали концерты.

От одной из старейших браславских синагог сегодня сохранилась только мощённая дорога, которая вела к ней. После войны это здание ещё было. Сейчас тут склады, гаражи. Забор из красного кирпича обозначает периметр синагоги.

На синагогальном дворе проходили свадьбы, праздники. Стоял большой сосуд с водой и молодые бросали в него монеты...

На Браславщине еврейское население компактно жило в Опсе, Друе, Слободке, были еврейские деревни Друйск, Яйсы, Дубино. Они просуществовали около ста лет. Сегодня их нет на карте. Холокост уничтожил эти деревни. Но в хатынском списке уничтоженных деревень я их почему-то не нашёл…

Центр города. При Польше улица носила имя Пилсудского, в годы немецкой оккупации – Гитлера, при Советской власти – Ленина.

До войны здесь жило много еврейских семей, в годы оккупации было гетто.

Когда узников Браславского гетто расстреляли, на их место привезли евреев из соседнего местечка Опса. Евреи из Опсы оказали сопротивление гитлеровцам. У них были заготовлены железные арматуры, раствор из извести. Когда полицай зашёл в дом еврея Муница, он убил его. Надел форму полицая, вышел на улицу и стал стрелять. В этой схватке были убиты два полицая и один немец. Муниц тоже погиб.

В Браславе есть район Юдовка. Кстати и в Даугавпилсе есть район с таким же названием. Многоэтажные дома, классическая советская застройка… Местные жители говорят, что в этом районе когда-то жили в основном евреи, поэтому такое название.

Аркадий ШУЛЬМАН

Браслав.  Вид с горы.