Поиск по сайту журнала:

 

Марк Гарбер на месте расстрела евреев Опочки.Есть на Псковщине город Опочка. На момент начала Великой Отечественной войны в городе оставалось около 200 евреев, и почти никто из них не успел эвакуироваться. В период с декабря 1941 г. по март 1942 г. все они были убиты фашистами и их местными пособниками. Известны и фамилии местных полицаев, убивавших евреев. Около 100 человек были убиты одновременно и покоятся в могиле возле Варыгинского кладбища на окраине города.

 

Я дважды побывал в этом месте. Могила ухоженная, памятник установлен и туда регулярно возлагают цветы. Положил туда камешек и я, как положено. Правда, на памятнике только надпись о том, что тут были убиты советские граждане…

А первая казнь на городской площади в оккупированной фашистами Опочке состоялась 7 ноября 1941 года. Тогда фашисты вынесли смертный приговор мужественной девушке, 18-летней Басе Малк. В 2019 году по местному телевидению показывали открытие памятника на её могиле. Там тоже регулярно возлагают венки и цветы. Минувшим летом побывал там и я. Как и полагается, положил камешек возле надгробия.

Статью «Установлен памятник Басе Малк» 25 января 2019 года опубликовала местная газета «Красный маяк».

«Бася Савельевна Малк родилась 18 апреля 1923 года в Литве, в семье сапожника. После окончания гимназии в Шауляе вышла замуж, а в начале 1941 года вместе с мужем Вячеславом Михайловичем Спиридоновым – лейтенантом 415-го стрелкового полка – приехала в Опочку. В первые дни войны полк мужа Баси направили в Прибалтику, а она осталась в Опочке. Еще до начала оккупации, в первых числах июля Бася родила сына Сережу. Заботилась о молодой женщине и ее ребенке простая и очень добрая женщина Анна Семеновна Варфоломеева, проживавшая на улице Кузнечной, а позднее забрала их в деревню Келищи, где жили ее родственники. Приехавший на несколько дней муж не смог узнать, где его семья. Так, близкие родственники расстались навеки. Анна Семеновна и Бася вернулись в Опочку, когда немцы уже заняли город. Молодая женщина жила в доме И.И.Алексеева (по кличке Рен). Гитлеровцы посещали эту квартиру и, увидев, что Бася хорошо говорит по-немецки, предложили ей стать переводчицей. Она пошла работать переводчицей сознательно, чтобы знать, что творится у фашистов. Но долго работать ей не пришлось. Рен сообщил в гестапо, что Малк – еврейка. Несмотря на то, что в паспорте было указано, что по национальности Бася литовка, а не еврейка, ее уволили с работы, лишили хлебного пайка, а также установили надзор. Власти города Шауляя ответили, что Бася Малк – еврейка, а не литовка. Молодую женщину арестовали и посадили вместе с другими евреями в главный корпус на центральной площади города. Здесь, на первом этаже, размещалось еврейское гетто. Среди арестованных Бася вела пропагандистскую работу. Ее отправили в гестапо, содержали в отдельной камере, часто допрашивали. В камере смертников вместе с Малк находилась Анастасия Ивановна, пожилая женщина, проживавшая в деревне Песчивка, которую гестаповцы чудом помиловали. После войны она рассказала, что за два дня до казни Бася вела себя мужественно и на допросе в гестапо крикнула фашистам: «Наши скоро придут, отомстят вам за все!..»

Басю Савельевну Малк повесили 7 ноября 1941 года на центральной площади города. По рассказам очевидцев, глаза ее были завязаны тряпкой, ноги перевязаны веревкой, во рту – кусок проволоки. На доске у виселицы фашисты написали: «За предательство победоносной немецкой армии». Несколько дней фашисты не позволяли снять тело. Затем евреи сняли ее труп, свезли в Песчивку и закопали у деревни. После войны опочецкие краеведы нашли площадку, где евреи захоронили казненную, а в 1967 году была оборудована могила и поставлен памятник мужественной комсомолке». 

Марк ГАРБЕР

Марк Гарбер на месте расстрела евреев Опочки. У могилы Баси Малк.