Михаил Садовский. Рисунок  Ольги Колоколкиной.Эту подборку стихов я сделал специально для вашего журнала. Я ни одно из стихотворений нигде ещё не публиковал, и вообще редко кому доверяю это, будет книга, и в ней все эти стихи.  Рисунок Ольги Колоколкиной (моего постоянного художника теперь) тоже сделан специально для этой подборки.


Поздно приходят

Стихи настоящие –

В сердце свербящие,

Душу дробящие.

Не про восходы,

Над речкой нависшие, –

Нежные, светлые,

Горькие – высшие...

***

             Мы живём, под собою не чуя страны...

                                                      О. Мандельштам

Зачем он писал эти строки,

Дразнил оголтелую власть,

И прежние жизни уроки

Бездумно наигрывал всласть!?

Мудрец и провидец, не видел,

Что правда – его же конец!

И мстительный в жёсткой обиде

Простить не захочет «отец».

Взял посох и чёрные краски

Успел повидать на веку,

Но в мир отпустил без опаски

Налитую ядом строку.

Какого безумья химеру

Он сделал своею судьбой,

И ангела в новую веру

Зачем не позвал за собой?..

***

Тянет время резину рогатки,

Улечу и на Млечном пути,

На засыпанной звёздами грядке

Я тебя постараюсь найти.

Там светло, не нужны даже спички,

И дорога, видать, горяча,

Будет вечно гореть по-привычке

На окне твоём тихо свеча.

И скажу я тебе дорогая,

Отправляясь в последний полёт,

Время нас не убьёт, убивая,

А бессмертное счастье даёт!

***

Мы в прошлом будто в облаке звезда,

Но облако уйдёт – она вернётся,

А мы уходим – значит, навсегда,

Как ключ, упавший в глубину колодца.

Но в вечности, там, где звезда живёт,

Мы остаёмся каплею пространства,

И время те же нам права даёт:

Присутствия, любви и постоянства.

Не потому ли «быть или не быть»,

Когда о счастье мы любимых просим,

Всегда клянёмся вечно их любить,

А умерев, любовь с собой уносим?!

Любовью этой мир Вселенной жив,

Посулы наши в вечность обратив!

***

Я меряю землю шагами,

Я меряю жизнь слезами.

Я меряю время стихами,

Я меряю радость друзьями,

И нечем измерить любовь!

***

Тот серый холст, который может всё

И выдержать, и прозвучать картиной,

Тем, что на нём, прославлен, вознесён,

Утерянное им невозвратимо.

Да, серый фон надёжней всех цветов,

Не властвуя, но подставляя спину,

Осенний хаос он нести готов

И Рубенса тяжёлую картину.

О нём нигде упоминанья нет –

Всего две гласных и одно лишь слово...

Толпа людская, серый холст и цвет,

Быть может, мироздания основа.

Но для любви всегда смертелен он,

Слепящая, цветущая вначале

Ложится ли она на серый фон

Иль утекает в серые детали.

*** 

В общении с опавшею листвой

Я нахожу покой и вдохновенье

И календарь души меняю свой:

В нём не года, а редкие мгновенья.

Весной на землю сброшенный платок

С любимых плеч на солнечной поляне —

И разве я тогда подумать мог,

Как быстро он листвой опавшей станет.

Безвольные ладошек огоньки,

Ласкающие землю, и поныне —

Природы гениальные мазки

На вечной возрождения картине.

***

Проходят дни за днями –

Твой дух среди забот

Витает, обвиняет,

Дышать мне не даёт,

Как в страшный миг последний,

Казалось день и ночь,

Что боль не всю изведал,

Чтобы тебе помочь.

Но вновь коснусь губами

Твоих холодных губ,

Понять сумеем сами,

Кто нежен был, кто груб...

И кончится разлука,

Чтоб нас соединить,

Чтоб никакая мука

Уж не могла казнить.

***

Весна мелькает без оглядки,

Но осень зрелою красой

Ласкает, наполняет грядки

И манит зиму на постой,

Чтобы перелистнуть страницу

Беспечной вечности земной,

Где страсти нежность сохранится

Под тихой белой сединой.

***

В открытой всем ветрам исповедальне

У леса и у жизни на краю

Я слышу, как чужой, свой голос дальний:

Неправедно ты прожил жизнь свою.

Твой небосвод делили дух и тело,

Боль истекала горькою строкой,

И курицей кошерною вертела

Судьба твою любовь над головой.

Туманы неисполненых желаний

Смущали взгляд и память волокли,

И гены позабытые бежали

К истокам заповеданной земли.

Себя лишь слыша, никому не веря,

Тропу ломая, ритмы разбросав,

Как много раз не в те ломился двери,

Как мало слов вмещает твой устав.

Где ветер поля, иль дыханье века

Ты невсегда разумно отличал,

Но Блока ветер – лживая потеха

Ты отвергал началом всех начал.

В себе искал ты женское начало,

Не что вещали разрушал дотла,

И женщина не раз тебя смущала,

Но ни одна осилить не смогла.

Ковёр поляны, караул сосновый –

Исповедальня вечна и чиста...

До всех до нас «в начале было слово»

Начертано прожилками листа.

***

Из чащи выйти на простор поляны,

Где солнца ослепляющий обман

Скрывает след огня и крик гортанный,

Что нам со страхом вместе Богом дан.

Топтать траву на прошлом пепелище,

Заросшею ложбинкою тропы

Идти и верить, что она отыщет

К опушке выход, где глаза слепы.

Да, так в России трудно быть поэтом,

Порвать молвы опутавшую нить,

Огонь пройти и так сказать об этом,

Чтоб светлой ложью сердце не спалить...

***

За окном панорама немая,

Умывается светом мой дом,

Это утро меня принимает,

Дарит солнцем, покоем, теплом.

Будто сил прибавляет и воли

Все печали отбросить и жить,

Но грызёт меня мысль поневоле:

Чем смогу я его отдарить?!

Декабрь 2019 года,

Москва

Михаил Садовский. Рисунок  Ольги Колоколкиной.