Елена Тамаркина.Елена Тамаркина (Елена Мардер) родилась в Oмске. Выпускница факультета иностранных языков Омского педагогического института им. Горького.
С 1991 г. проживает в Израиле. Автор стихов и поэтических переводов с английского и иврита, дипломант фестивалей поэтических переводов имени Ури Цви Гринберга в Иерусалиме. Публикации в журналах и на порталах, поэтические сборники: «Tale Quale» (2002), «Жёлтые кружева» (2009), «Свет Розы» (2017).

 

ЛЕА ГОЛЬДБЕРГ

Многогранно творчество этой любимой поэтессы взрослых и детей, классика израильской литературы. Леа Гольдберг (1911-1970) родилась в Кенигсберге, Восточная Пруссия, (ныне Калининград, Россия) в семье литовских евреев, умерла в Иерусалиме. Писать и публиковать стихи на иврите начала ещё в школе, обучалась в трёх университетах (Каунас, Литва; Берлин, Бонн, Германия). Когда в 1935 году она прибывает в Палестину, имя Леи Гольдберг уже известно в Тель-Авиве благодаря публикациям Авраама Шлионского (Шлёнского)*. Обладая превосходным знанием семи языков, поэтесса становится автором замечательных переводов на иврит многих произведений европейских классиков. Особой любовью детей и взрослых отмечены её прекрасные умные книги. Поэзия и проза Леи Гольдберг входят в сокровищницу мировой литературы на иврите.
---------------
*Еврейский поэт (1900-1973), литератор, издатель, переводчик на иврит, в частности, поэмы А.С. Пушкина "Евгений Онегин".

Со звездой

Тяжелы цветущие ветви сада ночного.
Выбросил белые гроздья в черноту олеандр.
Дрожит в вышине молодой небосвод
И звёздная завязь.

На влажных тропинках в саду созрели твои шаги.
Ветка погладила тебя по губам
И велела хранить тишину.
И будешь молчать.

И будешь стоять бесшумно, чёрный, высокий,
Как кипарис одинокий,
Кроной задевший звезду.

Разлука

Литовское

Тёмная ночка, путь будет долог.
Ой же, дорога, ой же ты, путь.
Те, кто простились, все ль воротились?
Назад вернусь ли когда-нибудь?

Конь вороной мой всё понимает,
Светится лоб его с белой звездой.
Седло расшито твоей рукою –
Капелька крови родной со мной.

Белой рукою коня обнимешь,
Прощай же, дом, невеста-сестра.
Жаркие кудри, звонкие серьги
Будут со мной в пути до утра.

Быть может...

Быть может, за окном теперь весна в цвету.
Быть может, ты на улицу забрёл не ту.
Быть может, лопаются почки на ветвях.
О том не знаю я.
О том забыла я.

Быть может, кто-то обронил, и вот –
Сиянье жёлтое по улице плывёт,
И небо брызжет смехом в искорках огня
И изумляет тут народ средь бела дня;
И я сюда свой стих и сердце принесла?
Но ожиданиями – опустошена,
Мелодия мне больше не слышна;
Твой чудный смех мне трудно вспоминать;
И если вдруг ты постучишь в окно,
Твой стук я не смогу узнать.

Быть может, за окном – осенних слёз поток.
Быть может, кружишь в переулках, одинок.
Быть может, листья лип желтеют на ветвях.
О том не знаю я.
О том забыла я.

По ночам

Всё, о чём даже в мыслях привыкла молчать светлым днём,
Вижу я по ночам не во сне.
Темноту нижу взглядом; вся – память и слух, целиком:
Лики мёртвых – друзей и родных – подступают шеренгой ко мне.

Вижу всех, как тогда – в безмятежности скромных венцах,
В ореоле цветущих садов, трав дорожных, густых.
В складках ваших одежд – повседневность забот без конца
И наивность страданий простых.

Эта ваша наивность! Кто ведал, что свята, кто знал?..
Слышу я: балагурит отец – и хохочет родня...
Ночью вновь город мёртвых моих хохотал
Под мелодию Судного Дня.

ЗЕЛЬДА

Зельда Шнеерсон (Шнеурсон)-Мишковски (1914*-1984) – современный классик поэзии на иврите, выросла в хасидской семье, в Иерусалим прибыла из Чернигова в 1926 году. Зельда училась на педагогических семинарах, изучала искусство и живопись, долгие годы преподавала в школе иврит, и на каждом этапе жизнь её была исполнена простоты, скромности, достоинства, чистоты, благородства. Эти же черты, так же, как и аллюзии хасидизма, строгая взыскательность во всём к себе и к поэтическому дару, и безупречный вкус отличают и её поэзию. Зельда писала стихи с ранней юности, однако первые публикации появились только в 1968 г. Шесть томов стихов вышли при жизни поэтессы, она была удостоена почётной премии Бялика. Полное собрание поэтического наследия вышло уже после её смерти. Стихи Зельды, в которых «точность и простота», существуют в переводах на разные языка мира, в частности, корейский и китайский.
---------------------------------------------------------------------------
*В биографических источниках расходятся данные о месте и дате рождении поэтессы.

Пир

Все миры сошлись на пир,
все миры.
Один за другим
зажгут факелы
в храме тела ликующего,
в замке, распахнувшем врата
солнцу,
боли,
сотворению бытия
в царстве,
заключившем союз
всех тоскующих скрипок
с этим океаном
и с этим чудом –
в этом нежном и вечном храме,
высеченном в полутьме
ускользающего мгновения.

***

Думалось поутру:
не вернётся уже чудо жизни,
не вернётся.
Вдруг в доме моём солнце
ожило для меня,
и стол, на котором хлеб –
золото,
и цветок на столе и чашки –
золото,
и всё, что печалью было,
засияло вокруг.

***

Каждая роза – остров
обещанного мира,
вечного мира.

В каждой розе гнездится
сапфировая птица
по-имени: "и перекуют"*.

И кажется
столь близким
свет розы,
столь близким
её аромат,
столь близкой
тишина её лепестков,
столь близким тот остров –
возьми лодку
и переплыви море огня.

*Книга пророка Исайи «И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои – на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» – перевод приведен из интернет-источников – (прим. пер. Е.Т.).

***

В женщине, достигшей почтенной старости,
нет ни искры огня исступления,
летнего сока.
Тонкая плоть её стала воздушной
и сияет во тьме, словно древний пергамент,
вызывая брезгливость нелепых людей
и зелёных листьев тутовника.

                                   ***

Cтояла я в Иерусалиме.


Стояла я
в Иерусалиме
висящем на облаке,
на кладбище
с плачущими людьми,
кривым деревом.
Затуманены горы
и башня.
Да ведь не вы! –
говорил нам Ангел Смерти.
Ведь не ты! –
он сказал мне.

Стояла я
посреди Иерусалима
в обрамлении солнца
с улыбкой как у невесты
в поле
среди зелёной и нежной травы.
Отчего ты меня испугалась вчера под дождем? –
говорил мне Ангел Смерти, –
ведь брат я твой,
тихий, старший.

***

Спрятал ты от меня душу,
и смолк во мне голос реки полноводной,
выходящей из берегов.

Оборвалась мелодия жизни,
и встану я виновато в нише,
без солнца,
без луны
и без свечи.

Спрятал ты от меня душу,
и высохнет хлеб на столе
и заплесневеет.

Спрятал ты от меня душу
и смолк во мне голос, голоса нет...

И душа закричит

И душа закричит:
обгорелым этим губам –
первое место отдам,
а миру всему – второе,
а целому миру – второе.
Там,
в комнате, что солнцем была залита,
стояла я
близко так,
ртом касаясь её лица,
чужого – в объятиях смерти.
Проговорила она имя моё
голосом,
со дна морского восставшим,
голосом тусклым, далёким – взорвавшим
вдребезги серебряные
зеркала,
губами сожжёнными
имя моё назвала.

***

Изгнала я из сердца
все слова
когда день настал
и уснула мама –
и будет спать мама
до прихода Мессии.

***

В глазах его пели
райские птицы
и падали золотые перья
на страницы книги.
И думала я по-детски:
не пристал смех
бородатому человеку
не пристал знатоку Галахи –
не пристал отцу.

ХАИМ НАХМАН БЯЛИК

Величайший еврейский поэт современности, эссеист, рассказчик, переводчик и редактор, Хаим Нахман Бялик оказал сильнейшее влияние на современную еврейскую культуру.
Бялик (1873 – 1934) родился в селе Рады близ Житомира (Волынь), родители его сошлись, будучи оба вдовыми, были они людьми образованными, но семья жила в нищете, и ребёнок страдал от недостатка родительской ласки.
Вскоре после переезда в Житомир, в 1880 году, он полностью осиротел. Одарённого мальчика десять лет воспитывал дед, набожный старик. До 13 лет мальчик обучался в традиционном хедере, затем занялся самообразованием. Бялик начал изучать Талмуд и посещать йешиву, но параллельно с упоением знакомился с русской и европейской поэзией и литературой. Юноша вступил в студенческую организацию ортодоксальных сионистов под названием «Нецах Исраэль», целью которой было объединение национального воспитания с традиционным еврейским образованием. В те годы сильное влияние оказали на Бялика взгляды Ахад-ха-Ама на духовность и сионизм.
Летом 1891 года Бялик переехал в Одессу, еврейский культурный центр на юге России. Его привлёк литературный кружок вокруг Ахад-ха-Ама. Одинокий, без гроша в кармане, Бялик всё же мечтал, что в Одессе подготовится к учёбе в Берлине на ортодоксального раввина. Некоторое время он зарабатывал на жизнь преподавателем иврита, продолжая изучать русскую литературу и грамматику немецкого языка. Сначала застенчивый молодой человек не вовлекался в литературную жизнь города, но критики приветствовали его первое стихотворение «К ПТИЧКЕ» – песню, выражающую тоску по Сиону.
В 1893 г., после смерти брата и деда, Бялик женится на Мане Орбух и три последуюших года пробует себя в торговле древесиной, примкнув к делу её отца. В лесах под Киевом он много времени проводит в одиночестве за чтением книг. Бялик работает учителем в Сосновце, неподалёку от границы с Пруссией, но его сильно угнетает атмосфера захолустья и нищеты. С 1900 и до 1921 Бялик учительствует в Одессе, с перерывом на 1904 год, когда живёт в Варшаве и занят литературной редакцией еврейского журнала «Ха-Шилоах». Тогда же, вместе с тремя другими еврейскими писателями, он создаёт издательство «Мория» для печати учебных пособий для современных еврейских школ. Именно за эти годы имя Бялика становится широко известным и в 1901, когда выходит его первый поэтический сборник, Бялика называют «поэтом национального возрождения». В 1903 году после страшных погромов в Кишинёве, потрясших весь цивилизванный мир, Бялик расспрашивает тех, кто пережил этот кошмар, и появляется поэма «Ал ха-шхита» («О резне»), в которой поэт взывает к небесам, требуя тотчас послать справедливое возмездие, либо сразу уничтожить этот мир. Позднее, в 1904 году в поэме «Ир ха-Харига» («Город убиения») он с болью и горечью описывает ту покорность, с которой люди идут на бойню...
После трёх лет, проведённых в Берлине, Бялик уезжает в Палестину и с 1924 поселяется до конца дней в Тель-Авиве, вместе с И.Х. Равницким редактирует «Сэфер Ха-Агада», книгу «Агада» (1908-1911), которая по сей день изучается в школах. Бялик активно занят общественной деятельностью, путешествуя по всему миру, как эмиссар сионизма и иврита. К концу жизни он пишет популярное произвдение «Онег Шаббат» по исследованию Шаббата.
Бялик умер в 1934 году в Вене, куда выехал на лечение.
Владение Бялика ивритом виртуозно. Его творчество стало поворотным моментом в современной литературе на иврите. 
Бялик считается национальным поэтом, его статус в Израиле подобен статусу Шекспира в англоязычных странах.

 

К птичке

Снова тебя я встречаю приветом
И голос твой жажду услышать.
Из стран ты вернулась, где вечное лето,
Под ветхую бедную крышу.
Спой, и тогда я представлю так ясно
Чудные дальние страны. –
Есть ли в краю, где тепло и прекрасно,
Горе, страданья и раны?
Весточку мне принесла ли от братьев,
Братьев далёких, но близких?
Песней сумела ли ты показать им
Муки евреев российских? –
Знают ли, ведают, сколько здесь злобы,
Как нас вокруг ненавидят?
Спой же – весну показать мне попробуй 
Как братья мои её видят!

Возьми меня под крыло

Возьми меня под крыло,
Будь мне матерью и сестрой,
Несбывшиеся мольбы
На тёплой груди укрой.

И при свете свечей, в сострадания час,
Шёпотом горький открою секрет:
Все говорят о юных годах. –
А у меня их нет!
И вот ещё в чём признаюсь тебе:
Душа моя сгорела в огне.
Все говорят, есть любовь на земле. –
Что за любовь? Где?

Звёзды – они обманули меня!
Была мечта, но нет и её.
Нет никого у меня
И ничего.

Возьми меня под крыло,
Будь мне матерью и сестрой,
Несбывшиеся мольбы
На тёплой груди укрой.

НАТАН АЛЬТЕРМАН

Израильский поэт, драматург, журналист, переводчик Натан Альтерман родился в 1910 г. в Варшаве, Польша. Его творчество оказало мощное влияние на современную ивритскую поэзию, он был удостоен премии Израиля в области литературы.
Колыбельная Натана Альтермана «Ночью ночью» имеет особую историю. Написанная как колыбельная замечательным композитором Мордехаем Зеира для 14-й программы театра «Ли-Ла-Ло» под названием «Только для взрослых», песня необычна и с годами не утрачивает своей притягательности. Дебют состоялся 4 февраля 1948 года, когда в южных районах Тель-Авива, граничащих с Яффо, звучала стрельба. Песню «Ночью ночью» исполнила тогда 25-летняя певица Шошана Дамари, чей прекрасный гортанный голос забыть невозможно. В исполнении ряда любимых израильских певцов и сегодня нередко слышна колыбельная Натана Альтермана. Ну а программа та стала для театра последней, его основатель ушёл воевать добровольцем, да и большинство участников труппы вступили в ряды защитников зарождающегося еврейского государства.
Натан Альтерман умер в Тель-Авиве в 1970 году, оставив богатое драматургическое и поэтическое наследие.

Ночью ночью

Ночью ночью ветер дует
Ночью ночью лес колдует
Ночью петь звезду попроси
Спи-усни свечу погаси
Спи-усни свечу погаси
Ночью ночью
Спи-усни свечу погаси
Ночью ночью ты закрой глазки
Ночью ночью прямо из сказки
Ночью ночью скачут к тебе
Спи-усни трое в седле
Спи-усни трое в седле

Ночью ночью
Спи-усни трое в седле
Ночью ночью звери напали
Ночью ночью двое пропали
Ночью ночью жив третий был
Спи-усни тебя он забыл
Спи-усни тебя он забыл

Ночью ночью
Спи-усни тебя он забыл
Ночью ночью ветер крепчает
Ночью ночью кроны качает
Ночью ночью ждать перестань
Спи-усни дорога пуста
Спи-усни дорога пуста

Ночью ночью
Спи-усни дорога пуста.

Переводы с иврита Елены Тамаркиной

Елена Тамаркина.