Раиса Кастелянская.Раиса Кастелянская (Шейнина) родилась в городе Витебске. Окончила Смоленский педагогический институт. Работала воспитателем, методистом по учебно-воспитательной работе в детском саду.
С 2002 по 2013 годы работала в городской еврейской общине Витебска координатором общинных и культурных программ, библиотекарем.
С 2008 по 2013 годы была координатором проекта «Документации и увековечения имен евреев, погибших в ШОА на оккупированной территории бывшего СССР» по Витебской области.
Награждена грамотой музея ЯД ВАШЕМ. В настоящее время живёт в США.

С памятного мая 1945 года прошло более семидесяти лет. Но совесть и долг перед погибшими и пережившими войну не дают нам забыть об этом. Моя семейная история рассказывает о тех, кто воевал на фронтах войны, помогал в тылу и блокадном Ленинграде приближать День Победы над врагом.

В семье прадеда Шаи Шейнина воевали сыновья Исаак, Залман, Цалка, внук Борис. Были санитарами в санитарном поезде сын Рахмиел и внук Михаил. В блокадном Ленинграде работала санитаркой в госпитале дочь Муся.

Мой дед Исаак родился в Бешенковичах. Работал в лесном хозяйстве. С 1931 по 1935 годы был репрессирован, сослан в Архангельскую область. Там работал на строительстве Беломор-Балтийского канала.Был призван в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию 4 июля 1941 года. Служил в 80-м пограничном полку НКВД на Западном фронте. Звание – красноармеец, должность – санитар. Семья получила извещение о том, что в октябре 1941 года он пропал без вести. Но по уточнённым данным оказалось, что Исаак Шейнин выбыл из полка 17 июля 1942 года. Было послано новое сообщение, но семья его не получила. Ещё девять месяцев дед сражался на полях войны, но семья не знала об этом. Исаак Шейнин беспокоился о своей семье – жене Песе Менделевне (моей бабушке) и детях: Михаиле, Лее и Давиде. Письма он писал в Уфу, где жила двоюродная сестра его жены. Надеялся узнать о своих близких. Самуил и Песя Левины приютили в Уфе родственников из Москвы, Украины и Белоруссии. Добрая память о них живёт в моём сердце.

С фронта Исаак Шейнин прислал три письма. Сохранилось только одно. Оно датировано 21 июля 1941 года. Отправлено из Тесово, Смоленской области.

«Добрый день, Муля, Песя и ваши детки! Я пишу письмо из Гжатска, Смоленской  области. Прошу, если у вас есть связь с моей семьей, сообщить им. Мне ваш Наум передал, что моя семья уехала в Самару, если они доехали живыми. Много писать не могу, ибо сердце кровью обливается, глядя, что происходит. Куда направят, не знаю. Когда остановимся на месте, я вам пришлю адрес. Будьте здоровы.
Ваш Исаак Шаевич Шейнин.»

Брат деда Залман окончил в Вильнюсе гимназию. Женился и переехал в Витебск. Работал на заводе. Во время войны семья эвакуировалась в Молотов (Пермь). Залман приехал туда позже – привёз станки, которые демонтировали на заводе. Помогал установить оборудование на новом месте и работал там до января 1942 года. Его призвали в армию. Служил в 8-й моторизованной стрелковой бригаде. Был пулемётчиком. Тяжело ранен под Сталинградом. Вернулся в свою часть после лечения в госпитале.

Письма с фронта и госпиталя писал своей жене Фаине (Хае-Фейге) Симоновне и детям: Самуилу, Лее и Леве. Семья находилась в эвакуации в селе Верхние Мулли Молотовской (Пермской) области. 11 июля 1943 года Залман отправил два письма: жене и младшим детям и отдельно старшему сыну Самуилу. Через шесть дней 17 июля 1943 года он погиб под Курском. Похоронен в братской могиле на станции Малоархангельская. Письма хранит дочь Залмана – Лея Шейнина.

Первое письмо Залмана Шейнина.

«Новый год! Добрый день, моя дорогая Фанечка и мои детки!
Пишу из госпиталя. Слышу пока плохо, но рана затягивается и глаз становится лучше. Хотелось бы повидаться с вами перед возвращением на фронт. Пока не получил от вас писем и волнуюсь. Прошу тебя – старайся всё пережить, воспитывай детей и может быть, доживёшь ещё до хорошей и радостной жизни. Думаю, что в этом году будет конец мучениям, разобьют этих гадов. Желаю всем, чтобы новый 1943 год был для всех счастливым.
Крепко целую Залман. 1.1.1943 г.»

Второе письмо Залмана Шейнина.

«Здравствуйте, дорогие Фанечка и детки!
Первым делом могу вам сообщить, что я жив и здоров. Из госпиталя выписался 7 июня. В настоящее время нахожусь в части.
Дорогая дочурка Лизочка!
Ты именинница – тебе исполняется 14 лет, но больно мне, что я не могу быть в этот день вместе с вами, подарить тебе подарок. Ты, наверное, закончила и этот учебный год на отлично. Но зато, если останусь жив, и война закончится нашей победой, я тебе справлю именины с хорошим подарком. Учти, что в этом году должен пойти в школу и Лёвочка. Надо тебе его немного подготовить. Присматривай за мамой и помогай ей. Если Самуил уйдёт на фронт, ты у неё одна помощница. Ну, пока. До свидания, до встречи с вами.
Целую всех крепко. Залман.»

Семья получила письмо 15 июня 1943 года.

Третье письмо Залмана Шейнина.

«Письмо из далёкого края,
понравился мне белый свет.
Шлю я тебе, дорогая,
горячий сердечный привет.
Прощай, до первого свиданья,
прощай, до песни соловья.
Прощай, быть может, не надолго,
прощай, быть может, навсегда.

Фанечка!
Сегодня едем на фронт, и какая моя судьба будет трудно предсказать. Сейчас решается судьба войны. Прошу тебя, если меня убьют, ты старайся примириться с этим. Тебе надо воспитывать детей. Когда война кончится и Витебск освободят, поезжай туда – на своё место. Вот это тебе мой совет и наказ. Ну, а если останусь жив, то тогда встретимся и посоветуемся, как строить дальнейшую жизнь. Я только жалею, что от вас нет писем, и я не знаю, как вы и где мой дорогой сынок Самуил. Если он останется жив, то передай ему мой совет и наказ – пусть продолжает учиться после войны. Ну, прощайте. Целую вас всех крепко.
Твой друг и ваш папа Залман. 7.7.1943 год».

Четвёртое письмо Залмана Шейнина.

«Привет с фронта!
Здравствуйте, моя дорогая Фанечка и мои детки! Бог знает, придётся ли мне вас увидеть, потому что сейчас идёт решающая борьба. Надо надеюсь, что, если Бог меня остерегал до сего времени, то и дальше не оставит. Но, если придётся умереть за Родину, то это неважно. Главное, что 9-го вечером, сидя в окопе, получил от вас долгожданное письмо. Пока я его распечатывал, я радовался и плакал. Когда я дошёл до строк, что мой дорогой сынок дома и работает на военном заводе, то я окреп. Нарвались на меня в это время несколько фрицев, но я их убил, рискуя жизнью, от одной радости, что Самуил на месте. Ты счастливая мать раз все дети с тобой. Береги их. Доживу ли я получить ответ на это письмо, не знаю. Будь здорова. Желаю тебе и детям много счастья.
Целую. Залман. 11.7.1943 год.»

Пятое письмо Залмана Шейнина.

Привет с фронта!
Здравствуй, дорогой сынок Самуил!
Я нахожусь на фронте, на передовой линии. На днях придётся встретиться с фрицами. Я их, конечно, не пожалею. Я их буду громить за себя и за тебя так, как я их бил под Сталинградом. Не думай, сынок, что у меня маленький счёт убитых фрицев. Только в последнем бою под Сталинградом я убил восемь фрицев. А в предыдущих боях было трудно посчитать. На этом фронте я постараюсь увеличить свой счёт на 200 процентов, а за тебя отдельно. Если останусь жив, приеду домой и расскажу тебе более подробно. Если меня убьют, то помни, что ты остаёшься кормильцем семьи. Ты должен помочь Лизочке учиться, помогать маме воспитывать Лёвочку. Это твой долг и обязанность. Я рад, что ты в тылу работаешь для победы над коварным врагом. Недолго ему осталось существовать, ибо доблестная РККА даст ему так, что будет не рад, что начал всё это. На участке, где я сейчас нахожусь, за пять дней убито 44000 солдат и офицеров, уничтожено 1500 танков и 800 самолётов. Вот всё, что я вкратце мог тебе написать. Будь здоров, желаю тебе много счастья. Лизе и Лёве напишу потом. До свидания.
Целую вас всех. Залман. 11.7.1943 год».

Брат дедушки Цалка Шейнин пропал без вести. Его семья погибла в Бешенковичах.

Племянник деда Борис Шейнин служил в армии маршала Конева. Дошёл до Берлина. Семья – родители и три сестры погибли в Бешенковичах.

Отец моего мужа Абрам Ротфарб родился в Орше. Перед самой войной окончил среднюю школу. Когда началась война, добровольно вступил в истребительный батальон по борьбе с диверсантами. В феврале 1942 года его призвали в армию и направили в Куйбышевское пехотное училище. В июле он окончил ускоренный курс и получил звание лейтенанта. В должности заместителя командира роты воевал на Донском, Юго-Западном, 3-м Украинском и Сталинградском фронтах. В ноябре 1943 года был тяжело ранен под Сталинградом и демобилизован. Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны, медалью «За оборону Сталинграда».

Письма с фронта и госпиталя он писал маме – Хане Исааковне Ротфарб. Она находилась в эвакуации на станции Подбельская, Куйбышевской области. Оригиналы его писем находятся у  Леонида Ротфарба – брата мужа.

Первое письмо Абрама Ротфарба.

«Здравствуй, дорогая мамочка!
Я жив, здоров, прибыл на место и назначен на должность. Пишу тебе с фронта. Над головой то и дело воют мины, но я уже обвыкся. Правда, сначала трудновато работать, но, думаю, что со временем всё уладится. Прошу тебя – пиши регулярно письма. Если буду жив и здоров, то много о чём можно будет рассказать. Пиши как у вас дела.

С комсомольским приветом твой сын Абраша. 6.10.1942 год.»

Второе письмо Абрама Ротфарба.

«Здравствуй, дорогая мамочка!
Пусть это будет предоктябрьское письмо. Нахожусь я на фронте борьбы с немецким фашизмом. В боях я оправдал доверие Родины, данное мне, и буду бороться до последнего вздоха. Ты на своём производстве встреть праздник ещё лучшей работой. Седьмого ноября вспомни обо мне. Ты можешь гордиться, что твой сын командир РККА и с оружием в руках защищает свою Родину и будет освобождать родные места и родной город. Напиши, как твоё здоровье, что делается у вас в тылу. Целую крепко твой сын Абраша. 10.10.1942 год.»

Третье письмо Абрама Ротфарба.

«Здравствуй, дорогая мамочка!
Я здоров, чего и тебе желаю. Долго не писал – было мало времени. Прошёл пешком двести с лишним километров. Теперь опять нахожусь на фронте. Будем бить фрицев крепко. От тебя писем не получаю. Пиши, как живёшь. Будь здорова.
Целую. Твой сын Абраша. 10.12.1942 год.»

Четвёртое письмо Абрама Ротфарба.

«Здравствуй, дорогая мамочка!
После долгого молчания пишу тебе письмо. Я находился в таком положении, что было не до писем. Но всё осталось позади, я жив и невредим и, надеюсь, ты тоже. Мои дела такие – нахожусь на фронте. После того, как выехал, ещё на отдыхе не был. Освободили много сёл и городов Украины. Думаю о тебе. С января месяца от тебя писем не получал. Получаешь ли ты по аттестату деньги? Жду ответа. Целую Абраша. 22.3. 1943 год.»

Пятое письмо Абрама Ротфарба.

«Здравствуй, дорогая мамочка!
Ты меня извини, что я тебе так долго не писал. Сообщаю тебе, что 21.11.43 я был ранен осколком снаряда из немецкого танка. Перебило правую руку выше локтя. Лежал в передовом госпитале, потом в госпитале второй линии, дальше был эвакуирован в Донбасс. Теперь пишу тебе из санпоезда по дороге на Кавказ. Как приеду на место, сразу вышлю адрес. Как ты? Долго нет от тебя писем. Обо мне не беспокойся. Целую, твой сын. 15.12.1943 год.»
(Письмо писала медсестра – Р.К.)

В моём семейном архиве есть дубликаты всех писем, которые писали наши фронтовики. Это лучшая память о дорогих мне людях.

Раиса КАСТЕЛЯНСКАЯ

Раиса Кастелянская.