Ада Райчонок и её фотография в детстве.из книги «Километры еврейской истории»

В Германовичах мы заехали к нашей старой знакомой Аде Эльевне Райчонок. Она прожила трудную жизнь. В детстве – Витебское гетто, откуда спасла её мама, которая привела к немцам соседей и те заявили, что девочка – белоруска, а еврейский папа – вовсе не её биологический папа. В Витебском гетто расстреляли бабушку Ады Эльевны – Сошу, и бабушкину сестру Марьясю.

Об Аде Эльевне можно и нужно написать целую книгу, она достойна этого. Её не сломала ранняя смерть сына, в котором души не чаяла, который был её продолжением на земле и физическим, и духовным.

Ада Эльевна прямой и честный человек, а таким во всем времена, ой как не просто! Она руководит культурно-просветительским центром имени Язэпа Дроздовича, проводит много различных мероприятий, в том числе и художественные пленэры, на которые приезжают художники со всей республики. Проводит, считайте на собственном энтузиазме. Только недавно завершился очередной пленэр, посвящённый Холокосту. Он проходил в Германовичах и Лужках, на родине знаменитого Элиэзера Бен-Иегуды, человека возродившего современный иврит. Помощь в проведении пленэра оказали еврейские организации Полоцка, Минска, но без Ады Эльевны ничего бы не состоялось. На том же энтузиазме она открыла картинную галерею в Германовичах, в которой выставлены картины художников – участников различных пленэров.

Её общественная и творческая деятельность в 2010 году была отмечена премией имени Василя Быкова «За свободу думкi».

Мы пили чай с пирогами и разговаривали о жизни, о людях, и конечно, о том, чем занимается Ада Эльевна.

– Проводите пленэры. В том числе, посвящённые Холокосту. Приезжают художники, что Вы рассказываете им?

– О своей жизни рассказываю. О том, что происходило здесь в Германовичах. Рассказываю, то, что знаю, чувствую. У нас всегда откровенные разговоры...

При Польше Германовичи были типичным еврейским местечком. Две синагоги. В каждой свой раввин. Жил богатый еврей Калманович, который давал деньги на одну из синагог.

Тут было несколько магазинов, лавок, даже был ресторан, евреи, белорусы, поляки ладили между собой.

Когда пришли немцы, а они захватили Германовичи в первые недели войны, все сразу изменилось. Евреев загнали в гетто. Очень печальная история произошла с Сосновиками. Они были аптекарями. Сын их Борух учился в Варшавском медицинском институте, и он гостил у родителей в это время. Однажды аптекаря Сосновика и его жену полицаи до полусмерти избили палками. Увидев это, Борух бросился убегать в лес и его застрелили.

Я собирала материалы по Холокосту и составила список расстрелянных евреев Германовичей. Здесь погибло 293 человека, – рассказывает Ада Эльевна.

– Тут жил Мильнер Михаил. Он вырос в большой и состоятельной семье. Ему удалось выжить, потому что 16-летний юноша, когда немцы только пришли в Германовичи, сел на велосипед и убежал. Доехал до Смоленска. Так и спасся. Его семья доверилась одному хуторянину, заплатила ему, но он всех выдал. Немцы пришли и расстреляли Мильнеров, потом трупы погрузили как брёвна на телегу, и повезли. Кровь капала на землю. А у девчат были длинные косы, они тащились по земле. Только девочка Фридля убежала. Но она погибла после войны, ехали с Лужков в Германовичи на велосипеде, а там крутая гора. Упала и разбилась.

Были те, кто спасал евреев. Соседи спасли Иосифа Сосновика и его семью. У него был маленький сын Янек-Яков. Когда Янек вырос, он стал врачом, работал в Новополоцке. И вся округа ездила к нему лечиться. Так и говорили: «Поедем к Янеку». Людей лечил, а сам умер совсем не старым.

Со мной в Полоцке учился в одном классе Миша Леках. Его маму немцы убили, а его прятали где-то в белорусской деревне. Отец был партизанским доктором.

Тут погибла и сестра моей бабушки. Она была замужем, убили её и мужа. А дочка Роза и сын убежали к нам в Витебск. Роза не похожа была на еврейку, а её брат был типичный еврей. Мама сказала Розе: «Оставайся. Скажем, что ты моя родственница». Роза ответила, что брата не бросит. «Как брат, так и я». Они пошли в Сураж и там их расстреляли.

В воспоминаниях людей сохранилось всё: и героизм, и предательство, и благородство, и подлость. Ада Эльевна рассказала одну страшную историю. Когда расстреливали гетто, маленький 7-летний мальчишка вырвался и убежал на хутор. Хозяин хутора, увидев еврейского мальчика, утопил его в проруби. Думал, что никто это не видел, не знает. Но люди знали. Закончилась война, ночью на хутор пришли евреи и убили хозяина. Его жена даже ночевать на хуторе не осталась. Что ей сказали евреи – тайна. Но она ушла в ту же ночь, а потом уехала. Куда? Никто не знает.

Были те, кто помогали евреям, а были и выродки.

Я обо всем рассказываю художникам. Посмотрите на их работы, и вы поймете, слышат они меня или нет.

Аркадий ШУЛЬМАН

 Ада Райчонок и её фотография в детстве. Картина участника пленэра Чеслава Шамшура Гетто. Картина участника пленэра Алексея Евсеева.