Йехезкель Атлас.История, конечно, не знает сослагательного наклонения. Но чтобы заинтриговать читателя, есть резон к нему прибегнуть. Есть основания утверждать, что если бы не было Второй мировой войны, Йехезкель Атлас мог бы стать одним из светил польской медицины. Этот талантливейший врач в довольно молодом возрасте стал доктором наук. У Йехезкеля Атласа были амбициозные планы. Но вмешалась Вторая мировая…
Варшавянина Атласа многое связывало с посёлком Козловщина. Его сейчас без труда можно найти на карте Гродненской области. После войны статус у Козловщины повысился. Речь шла уже о городском посёлке, который подчинялся районному начальству, сидевшему, как и до войны, в Дятлово. В Козловщине жили самые близкие для Атласа люди: отец, мать, сестрёнка с красивым именем Селина.

Селина родилась в 1924 году, Йехезкель – 13 годами раньше. Селина гордилась братом, считала его образцом во всём. Отец, мать, Селина сильно обрадовались, когда к ним в первой половине июня 1941 года приехал Йехезкель.
Однако через считанные дни наступило чёрное воскресенье 22 июня 1941 года. Жизнь семьи Атлас сразу же разделилась на две части: до 22 июня 1941 года и после него. Для всех её представителей, кроме Йехезкеля ход дальнейших событий был таким: козловщинское гетто и физическое уничтожение, датируемое 24 ноября 1941 года. В этот день вместе с родными для Йехезкеля людьми было уничтожено не менее 300 обитателей козловщинского гетто. Расстрел происходил в трёх километрах от Козловщины. Германские изверги пунктуально продумали организацию чудовищного преступления. Сначала 50 козловщинцев выкопали шесть ям. Четыре ямы имели следующие размеры: длина – двадцать  метров, ширина – три метра, глубина – два метра. У остальных двух ям размеры по ширине и глубине были те же, а по длине – в два раза меньшие. Оккупанты заставили козловщинцев работать без перерывов. Затем наступила транспортировка обитателей гетто. Для этого были использованы грузовики. Расстрел производился стремительно.
Бегство из гетто до 24 ноября 1941 года было довольно проблематичным. Но это удалось части евреев. В их числе оказался и Йехезкель, который сразу же стал проявлять лидерские качества. Бывшие узники гетто объединяются в группу, имеющую целью систематическую борьбу против германских агрессоров. Её руководителем стал Йехезкель.
Предстояло решить задачу номер один: найти оружие. Помогло удачное стечение обстоятельств. В Липичанской Пуще одновременно оказались и группа Атласа, и те солдаты и командиры Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), которые познали горечь окружения в результате образования Новогрудского котла. Последние ушли в пущанские леса со своим оружием. Его было много, и красноармейцы поделились с группой Атласа, оказавшейся в тех же лесах.
Многие бывшие окруженцы стали пациентами доктора Атласа. Благодаря ему все их ранения, увечья остались в прошлом. Довольно быстро был сформирован партизанский отряд в составе 120 человек и его командир Йехезкель Атлас убедительно показал, что он ещё и партизанский стратег, и тактик.
Ни дня не обучаясь ни в каком военном заведении, он демонстрировал знание тонкостей военного дела, а самое главное, выдающие результаты в вооружённом противостоянии с врагом. Не менее выдающимися были и результаты в стремлении спасти евреев от фашистского геноцида. Так, полностью были спасены узники Дятловского гетто, частично – узники Деречинского гетто. Спасённые Атласом евреи образовали семейный партизанский лагерь, который существовал в теснейшей связке с его же отрядом. Командир заботился о том, чтобы обитатели лагеря были одеты, обуты, сыты, имели сносный ночлег.
Бойцы отряда без единой потери в личном составе полностью уничтожили германский гарнизон в населённом пункте Деречин Зельвенского района, ныне входящий в Гродненскую область.  Такой же результат был достигнут в Козловщине, где гарнизон насчитывал 30 человек.
Диву даёшься, когда знакомишься с тем, как подчинённые Атласу бойцы во главе с командиром преодолевали сверхплотную охрану объектов, которым гитлеровцы придавали особое значение. Так, участок железной дороги от Гродно до Лиды патрулировался захватчиками очень плотно. Но ничего не осталось ни от поезда, ни от транспортируемых им боеприпасов, а подрывники успели вернуться в расположение отряда. Точь в точь история повторилась, когда исчез мост через реку Неман. Этот мост входил для германской стороны в ряд стратегических коммуникаций. Так как сооружение было деревянным, самое эффективное решение напрашивалось само собой: вместо моста германцы получают пламя большого костра, что и было сделано.
Германские люфтваффе лишились одной боевой машины, а партизаны её приобрели. Оккупанты бросили большие силы на поиск самолёта, но всё было уже тщетно.
Славные дела отряда Атласа продолжились и после того, как он с конца сентября 1942 года стал боевой единицей в составе Ленинской партизанской бригады. Местом базирования бригады, как и отряда, была Липичанская Пуща. Комбригом был Борис Адамович Булат, имевший командирский опыт в танковых войсках. Именно благодаря доктору Атласу Булат оказался жив. Потребовалась незамедлительная ампутация правой руки, что и было сделано. Но как сделано! Сохранилась способность комбрига полноценно пользоваться автоматом.
С сентября 1942 года вышестоящее командование стало настаивать на том, чтобы Атлас сконцентрировался сугубо на врачебных делах. Будучи человеком со стержнем, весьма самостоятельным в делах и поступках, Атлас ответил категорическим нет.
По-прежнему противник лишался ценных коммуникаций, один за одним подрывались паровозы.
Золотыми буквами в историю партизанского движения был вписан бой под Рудой Яворской. Там находился мощный германский гарнизон. Навсегда остались лежать в белорусской земле 127 германских военнослужащих – от рядовых до офицеров. В плен были взяты 75 оккупантов. Плюс трофейный арсенал, при осмотре которого у Булата забегали глаза. Он сказал Атласу, что если бы в бригаду влился ещё один отряд, то автоматически был бы решён вопрос обеспечения оружием. Булат признал, что таких по масштабу операций вверенная ему бригада ещё не имела в своём активе.
Список славных дел Атласа продолжался, если бы не было “чёрного дня” 5 декабря 1942 года.
И боевой, и жизненный путь Йехезкеля Атласа завершился в деревне Великая Воля, расположенной ныне на территории Гродненской области. Именно здесь 5 декабря 1942 года был последний для партизанского командира бой. Он получил ранение, несовместимое с жизнью. Недалеко от находящейся сейчас в Гродненской области деревни Малая Воля прошли его похороны.
Через шестьдесят шесть лет состоялось перезахоронение в райцентре Дятлово. Это стало возможным благодаря Галине Михайловне Юшкевич. Её отец, Михаил Юрьевич Ольховик видел, как и где первоначально похоронили Йехезкеля Атласа, и рассказал об этом дочери. Заведующая сельским клубом в деревне Руда Яворская Г.М. Юшкевич поставила в известность дятловского районного военного комиссара. Перезахоронение происходило с учётом боевых заслуг Йехезкеля Атласа и его еврейского происхождения.
В этом году отмечается 75-летие славных боевых дел Йехезкеля Атласа. Давно пришло время увековечить память о нём. Например, назвать его именем одну из улиц в райцентре Дятлово.

Михаил Стрелец,
доктор исторических наук, профессор

Йехезкель Атлас.