Поэт Юлиан Фрумкин-Рыбаков. Художник Арон Зинштейн.Юлиан Фрумкин-Рыбаков – по образованию инженер-металлург. Ветеран войск особого риска (участие в ядерных испытаниях на полигоне Новая Земля, и испытания в октябре 1961 – Царь-бомбы.) 

Член Союза писателей 21 века, (Москва). 

Автор шести книг стихов. 

Печатается в журналах: «Звезда», «Нева», «ДиН», «Зинзивер», «Слово-Ворд», «Зарубежные Записки», «7 искусств», «Мастерская», «Чайка», «Времена» и т.д.

Основатель Питерского клуба поэтов «Невостребованная Россия» (1997 год). 

Лауреат премии журналов: «Зарубежные записки», «Зинзивер», «Дети Ра».

Портрет Юлиана Фрумкина-Рыбакова. Художник Арон Зинштейн.

 

 

Витебск

Праздник осени – праздник ухода.
В созерцанье впадает природа
На притихшей земле. В небесах
Машет кронами красное лето.
Его песенка, в августе, спета.
Витебск мёдом гречишным пропах.

Всё шоссе от макушки до пят
В красных яблоках горнего света.
На жердях вдоль дороги висят
Золотого и синего цвета
Вязки лука. Томаты, грибы,
>Кучки белых и стайки лисичек…

Не раскатывай, ангел, губы
На цепной перестук электричек…

Осень круто вступает в права.
В небе клин вышибается клином.

Осень ходит, спустя рукава,
По местечкам, с заезжим раввином…

 

Памяти мамы

Не шуршит в домах копирка,
Перестали вышивать:
Замки, девушек из цирка…
Крест болгарский? – Не видать.

Ах, как прежде вышивали,
Вышивали-выживали.
После страхов той войны
Каждый вечер пяльцы брали,
Мулине и отдыхали
С абажуром тишины.

Сколько вышито подушек,
Занавесок, покрывал
После слёз, беды, теплушек –
Разве кто-нибудь считал?

А как нитки подбирали?
– Этот тон, не этот тон…
Глубоко переживали,
Чтобы тёплым был бутон.

Там, в послевоенном мире,
Так хотелось красоты,
Хоть в бараке, хоть в квартире,
Чтоб везде – цветы, цветы…

Чтоб друг дружку все любили,
Чтоб никто не был убит –
Мелким крестиком крестили
Свой послевоенный быт…

 

Марату Баскину

В Краснополье, в Кулебаках
Ходит дождь на мягких лапах
По траве, по мостовой.
Ходит спину выгибая
От крыльца и до сарая,
То прохладный, то грибной.
Гром вдали ворчит, простужен,
А по мелким тёплым лужам
Жёлтая плывёт пыльца,
От сарая до крыльца.
Голенастые, худые,
Дети страшных лет России,
Мы гоняем взапуски.
Нам никто сейчас не нужен,
Потому, что в лужах, в лужах
Неба синего куски…

***

    я б хотел как Марк Шагал

           чтобы я перемешал

   грусть еврейскую с весельем

         похороны с новосельем

       и на скрипочке, на крыше,

  так сыграть, чтоб Мойше вышел,   

          в небо голову задрав,

           чистя щёткою рукав

        сюртука ли, лапсердака

    от прилипших крошек мрака…

       я б хотел как Марк Шагал
        чтобы я … шагал,  шагал…

 

Старый портной

«ПЕРЕЛИЦОВКА МЫСЛЕЙ и СТРАСТЕЙ».

Я б, перелицевал глухонемую бездну,
Где к жизни воли нету, хоть убей.
Где весь я не умру, но весь и не воскресну…
– Так что же там, с изнанки вещества?
– Известно что, подкладка Духа,
Вся Твердь, зашитая в слова,
Вся музыка для внутреннего слуха…

Поэт Юлиан Фрумкин-Рыбаков. Художник Арон Зинштейн.