Хаим ВейцманХаим Вейцман появился на свет 27 ноября 1874 года в местечке Мотоль (ныне Ивановский район Брестской области), первоначальное образование получил в Пинском реальном училище в 1885-1892 годах.

Ниточкой, связавшей его с Брестом, стали сплавы на плотах. Ещё во время учебы в Пинске (а может быть, и раньше) он практически каждый год бывал в Бресте, задерживался здесь на день-другой. Первый президент Израиля в своих мемуарах «В поисках пути» с удовольствием вспоминал: «Нельзя забывать и о счастливых каникулах. Были летние путешествия на дядиных плотах – вверх по каналу до Бреста, а затем вниз по Бугу до Варшавы».

Конечно, сегодня, глядя на рукав Мухавца, огибающий Центральный остров (Цитадель) Брестской крепости, сложно представить, что некогда здесь проходила одна из важнейших транспортных артерий Полесского края.
О том, каких усилий требовала заготовка леса и сплав его на Балтийское море (да-да, существовал прямой водный путь от полесской глубинки до Данцига – современного Гданьска), Вейцман рассказал в своих мемуарах. «Мотоль жил лесоторговлей; она занимала такое место в нашей жизни и с ней так тесно связаны мои детские воспоминания, что мне придется посвятить ей несколько слов. Отец мой был сплавщиком.
Он рубил и трелевал лес, а затем сплавлял его в Данциг. Работа сплавщиков начиналась в ноябре… Отец отправлялся в самый далекий и глухой лес, километров за двадцать – двадцать пять от дома. Единственной ниточкой, связывавшей его с домом, была санная дорога, да и ту могло в любой момент занести снегом…
В лесах водились волки, иногда встречались грабители. По счастью, отношения между отцом и теми пятьюдесятью-шестьюдесятью сезонниками, которых он нанимал, мужиками из Мотоля и окрестностей, были замечательные: простые и добрые, почти патриархальные. Несколько раз на отца нападали грабители, но рабочие всегда прогоняли их.
Работа была тяжелая и изнурительная, но отец, в общем-то, любил её – возможно, потому, что она требовала немалого искусства. Он сам помечал предназначенные для вырубки деревья, сам наблюдал за их перевозкой к реке. Там обвязанные веревкой брёвна оставались до оттепели и весеннего разлива… После Песаха (весной. – Авт.) начинался сплав плотов к морю. Это тоже требовало немалого искусства.
Плоты должны быть достаточно маленькими, чтобы пройти с первой водой, и в то же время достаточно крепкими, чтобы выдержать сильный разлив. Иногда десятки легких плотов застревали из-за одного-двух более тяжелых, севших на мель. На широкой Висле подстерегали другие неприятности.
Дожди, столь желанные на Буге, здесь становились бедствием: вода поднималась, бурлила и грозила разнести плоты в щепы. С Торна (современный Торунь. – Авт.), который находился уже в Германии, всё менялось к лучшему: движение на реке было регулярным и упорядоченным. Переход от Торна до Данцига проходил совершенно спокойно.
В годы моего ученичества в Пинске я обычно проводил большую часть лета на плотах. Мой дядя, большой знаток сплавного дела, часто брал меня в такие путешествия, длившиеся порой неделями».
Как правило, в Бресте (тогда Брест-Литовске) сплавщики останавливались на несколько дней. Необходимо было поправить плоты (от Мотоля они сплавлялись по извилистой Ясельде, а затем по Днепровско-Бугскому каналу с его многочисленными шлюзами), «выправить» необходимые документы для прохождения границы. К сожалению, Хаим Вейцман не оставил свидетельств о том, чем занимался в городе. Но несложно предположить, что он встречался с собратьями по сионистскому движению, к которому приобщился в Пинске.
А Брест в те годы был городом с преобладающим еврейским населением. О составе жителей красноречиво говорят цифры первой всероссийской переписи населения, которые говорят о вероисповедании брестчан: «православные – 12 141, старообрядцы – 53, римско-католики – 3494, протестанты – 273, магометане – 340, иудеи – 30 260, иные – 7». В 1889 году в городе было пять христианских храмов (различных ветвей вероисповедания), но зато две синагоги и 32 еврейских молельных дома.
Ещё в Пинске Хаим Вейцман стал ярым приверженцем идей сионизма, то есть создания независимого государства евреев на исторической родине, на землях части Палестины (которая в те годы управлялась Великобританией). Политическая деятельность сочеталась с учёбой и научной карьерой.
После Пинского реального училища Вейцман продолжил образование в Дармштадском политехническом институте, Королевском техническом колледже в Берлине, в 1899 году получил звание доктора наук во Фрибургском университете (Швейцария), преподавал биохимию в Женевском университете (Швейцария), а в 1904 году получил приглашение от Манчестерского университета и переехал в Великобританию.
В эти годы Хаим Вейцман стал известным политиком, уже в 1899 году он участвовал во Втором сионистском конгрессе в Базеле, вскоре создал фракцию в сионистском движении, которая ставила своей целью создание независимого еврейского государства в Палестине. Поскольку эта территория была «подмандатной» Великобритании, огромное значение имело то, что Вейцман оказал огромную помощь англичанам как учёный-химик.
Для производства бездымного пороха – кордита – требовался органический растворитель ацетон, который завозился из США. Разработки уроженца Брестчины позволили начать производство необходимых компонентов непосредственно в Великобритании. Во время Второй мировой войны он осуществил несколько успешных научных работ по изготовлению высокооктанового горючего и искусственной резины. И хотя его научные изыскания имели огромное значение, они не слишком-то приблизили создание Израиля.
На первом послевоенном Сионистском конгрессе Хаим Вейцман, обвиненный в том, что не смог противостоять Холокосту, не был переизбран председателем Всемирной сионистской организации, но продолжил работу над созданием еврейского государства в Палестине.
Свою позицию он отстаивал на специальных заседаниях ООН, посвящённых созданию Государства Израиль. 16 мая 1948 года Вейцман был избран главой Временного государственного совета Израиля, а в феврале 1949 года кнессет утвердил его кандидатуру в качестве первого президента страны. Через год после переизбрания на второй срок, 9 ноября 1952 года, после долгой и продолжительной болезни Хаим Вейцман скончался. Похоронен на территории своей усадьбы в Реховоте, близ основанного им научно-исследовательского института. Один из племянников Хаима Вейцмана – Эзер – был седьмым президентом Государства Израиль.

Юрий Рубашевский, vb.by

На фото: Хаим Вейцман, фото с сайта www.istpravda.ru

Хаим Вейцман, фото с сайта www.istpravda.ru