Чертеж здания по Великолукскому переулку, 1901 г.В начале ХХ в. в г. Витебске довольно частым явлением было обустройство в обычных жилых домах еврейских молитвенных школ. Правда, для этого нужно было пройти сложную процедуру: подготовить чертёж здания и местности, где оно располагалось, пригласить полицмейстера для осмотра строения, а ещё – написать ходатайство в строительное отделение губернского правления и получить его одобрение.

 

Каким бы замысловатым ни был этот бюрокатический процесс, в жилых домах молитвенные школы возникали почти ежегодно. В основном, это были скромные деревянные здания на окраине города, где проживало большое количество евреев, но не было еврейских молитвенных школ. В отличие от зданий, которые возводились специально для религиозных целей и получали какое-либо особенное наименование, эти школы часто назывались так же, как и улицы, на которых они находились.

Свидетельством тому является история Полевой молитвенной школы. Несложно догадаться, что находилась она на Полевой улице, в районе её пересечения с Полоцкой улицей (Полевая улица находилась между современными Псковской и Полоцкой улицами, а улица, которая в начале XX в. именовалась Полоцкой, сейчас носит имя Титова).

В ноябре 1898 г. на этом участке земли витебским мещанам Мееру Зендину, Гирше Долгопольскому и полоцкому мещанину Михелю Эйдельману было разрешено построить деревянный дом с мезонином. На чертеже видно, какое красивое строение должно было получиться, но в результате постройка оказалась несколько попроще.

В скором времени – в феврале 1900 г. – с согласия хозяев дома еврейская община просила у губернских властей разрешение на обустройство в нём молитвенной школы, и в апреле 1900 г. оно было получено[1].

Уже в следующем году открылась Любавичско-Луческая молитвенная школа. Всё началось с того, что 14 ноября 1900 г. собрались евреи, “проживавшие на Луческой улице и её переулках”, и стали решать, где обустроить молитвенную школу. Выбор пал на деревянное здание с мезонином, построенное на земле, арендуемой у помещика П.Ф. Коссова. Находилось она на Луческом переулке, 3, то есть в начале современного проспекта Черняховского.

Вскоре уполномоченные от общины – Ехиэль-Иосель Хаимович Дворсон, Хаим Габриэлевич Виленкин и Абрам  Гилимович Динерштейн – обратились непосредственно к императору Николаю II, чтобы им было разрешено обустроить там школу.

В марте 1901 г. осмотр местности произвёл полицмейстер, который отметил, что все строительные правила соблюдены, но при этом он подчеркнул, что в данной части города и так имеется большое количество еврейских молитвенных зданий.

Первый аргумент оказался более веским, и 10 апреля 1901 г. губернское правление разрешило верующим проводить молитвенные собрания в доме по Луческому переулку[2].

Совсем не много времени потратили верующие, чтобы открыть Ново-Общественную молитвенную школу. В феврале 1903 г. в губернское правление обратился житель Витебска Мовша Янкелевич Богорад с предложением пожертвовать еврейской общине свой дом, находившийся на Большой Мещанской улице (современной Герцена).

11 марта 1903 г. этот вопрос заслушали на заседании строительного отделения губернского правления. Было постановлено, что обустроить школу можно при условии, чтобы дымоходную трубу поставили на отдельный фундамент, между печью, деревянными стенами и потолком были устроены кирпичные перегородки, а двери открывались наружу. Это был стандартный набор противопожарных требований того времени.

Верующие выполнили все перечисленные требования, и школа была открыта. Кстати, вмещала она более 90 молящихся[3].

В январе 1907 г. община решила надстроить в школе женскую галерею, а для этого нужно было поднять здание на несколько венцов. В связи с этим староста школы Кусиэль Шмуйлович Ризин обратился в губернское правление, чтобы получить разрешение на перестройку.

В марте 1907 г. здание осмотрел знаменитый витебский архитектор Т.В. Кибардин и установил, что реальные размеры здания несколько не соответствуют указанным в проекте строительства. В свою очередь староста обещал исправить данную оплошность. В результате в апреле 1907 г. губернское правление разрешило обустройство женской галереи[4].

Ещё одно здание, которое впоследствии стало молитвенной школой, располагалась на пересечении 4-го Костельного и Скворцова переулков (также они назывались Крутым и Тереспольским, то есть на пересечении современных 9-й Городокской и 6-й МОПРовской улиц). Здание было деревянным, одноэтажным, крытым драницей[5] и принадлежало мещанам Абраму Меклеру, Гиле Хейфецу, Залману Бранцбургу, Соломону и Вульфу Безносам.

Разрешение на передачу здания общине и устройство в нём молитвенной школы было получено в рекордно короткие сроки: 4 марта 1903 г. мещане обратились с ходатайством в губернское правление и уже 26 марта получили положительный ответ[6] – так в Витебске появилась Тереспольская молитвенная школа. Вмещала она около 70-ти верующих[7].

Через несколько лет в губернском центре появилась молитвенная школа по Суражскому тракту (ныне – улица Гагарина).

Деревянный дом на каменном фундаменте, который потом превратился в молитвенный, был построен по плану, утверждённому в июле 1906 г. Принадлежал он Менделю Иоселевичу Бескину, а земля, на которой он находился – Самуилу Израилевичу Фогельсону. В 1908 г. по согласованию с еврейской общиной это здание было пожертвовано для размещения в нём молитвенной школы.

Летом 1910 г. служащие строительного отделения Витебского губернского правления заметили, что чертёж, который предоставила им община, не подходит, так как он был составлен для обычного жилого дома, а не для молитвенного здания. В то же время полицмейстер высказался за оборудование здесь школы, так как других еврейских молитвенных зданий в этой местности не было.

В апреле 1911 г. уполномоченный от общины – Израиль Залманович Бейзерман – отправил в губернское правление повторное прошение. Полицмейстер снова выступил на стороне общины, а сами верующие для пущей убедительности 23 мая 1911 г. провели собрание и в присутствии раввина А.Е. Перльштейна составили специальный документ – общественный приговор о том, что М.И. Бескин действительно жертвует дом общине. Этот документ подписало 42 человека.

1 июля 1911 г. губернское правление разрешило разместить там молитвенную школу, и 8 октября 1911 г. было избрано её духовное правление[8].

Ради исторической справедливости нужно отметить, что были и неудачные попытки переоборудовать жилые дома в религиозные помещения. Например, верующим евреям не удалось открыть молитвенную школу на Великолукском переулке (находился в районе пересечения современных Великолукского тракта и Подольской улицы).

Дело в том, что 24 июля 1901 г. в северной части Витебска случился пожар, который уничтожил всю застройку на Песковатике и в Новой Слободке. 14 августа местные евреи собрались в доме раввина Гительсона, чтобы обсудить вопрос о поиске помещения для молитвенной школы.

В это время витебские мещане Лейба Соломоник и Иосель Гилин занимались перестройкой деревянного дома, расположенного на Великолукском тракте. Вообще этот участок земли принадлежал мещанину Степану Семёновичу Мишуничу, а члены общины взяли его в аренду. Л. Соломоник и И. Гилин решили пожертвовать недостроенный дом на нужды еврейской общины, чтобы она завершила строительство и открыла там молитвенную школу.

Со своей стороны С. Мишунич сообщил, что не против того, чтобы на арендованном у него участке открылась молитвенная школа.

В октябре 1901 г. верующие предоставили в губернское правление чертёж здания и расписку о том, что они будут содержать школу на собственные средства. В ноябре губернские власти заявили, что “препятствий к открытию в доме этом еврейской молитвенной школы не встречается”.

Правда, в декабре 1901 г. витебский полицмейстер высказался против открытия этой школы. Он заметил, что это здание находится достаточно близко от православной церкви Витебского дома трудолюбия и Богословского православного кладбища. Также он утверждал, что после пожара многие евреи переселились из этого района города, а некоторые и вовсе выехали из Витебска.

Мнение полицмейстера повлияло на губернское правление: на своём заседании в апреле 1902 г. оно вернулось к рассмотрению данного вопроса. К аргументам полиции добавилось ещё то обстоятельство, что здание находилось на переулке, “самовольно открытом владельцем земли Мишуничем”, и этот переулок не был нанесён на официальный план г. Витебска. В итоге открытие молитвенной школы всё же было запрещено…[9]

Константин Карпекин,
главный хранитель фондов
Государственного архива Витебской области

[1]Национальный исторический архив Беларуси (НИАБ). Ф. 3209. Оп. 1. Д. 963. Л. 1, 3 – 7.

[2] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 20095. Л. 1, 6, 11.

[3]Государственный архив Витебской области (ГАВО). Ф. 10073-п. Оп. 1. Д. 11. Л. 14.

[4] НИАБ. Ф. 3209. Оп. 1. Д. 2028. Л. 1 – 4, 7 – 8, 11.

[5]ГАВО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 476. Л. 149 об. – 150.

[6] НИАБ. Ф. 3209. Оп. 1. Д. 2030. Л. 1 – 3, 6.

[7]ГАВО. Ф. 10073-п. Оп. 1. Д. 11. Л. 14.

[8] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 23969. Л. 1 – 2, 7, 14, 16, 19, 23 – 24, 26, 29.

[9] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 20147. Л. 1 – 4, 8 – 9, 15, 17 – 20.

Материалы собраны благодаря гранту Центра “Сэфер” на проведение научно-исследовательской деятельности по иудаике. Грант предоставлен в рамках благотворительной программы «Академическая иудаика на постсоветском пространстве», реализуемой при поддержке фонда «Генезис» (Genesis Philanthropy Group).

Чертеж здания по Великолукскому переулку, 1901 г. План строительства жилого дома по ул. Полевой, 1898 г. Чертеж Тереспольской молитвенной школы, 1903 г.