В один прекрасный летний день – 7 июля 1908 г. – евреи Витебска написали в губернское правление письмо, в котором просили разрешить им открыть в деревянном домике молитвенную школу. Эти евреи проживали на Кривой, Манежной, Тригубской и Медведской улицах (сейчас они называются улицами Кутузова, 3-я Чернышевского, 1-я Колхозная и Чернышевского). А сам домик – деревянный и двухэтажный – располагался на пересечении улиц Кривой и Манежной (ныне ул. Кутузова и 3-я Чернышевского).

 

Он уже был приспособлен для проведения там молитвенных собраний[1]. И хотя принадлежало строение витебским мещанам Менделю Цирельсону, Абраму Рабкину и Пинхусу Аминуэлю[2], молитвенную школу было решено назвать в честь Герцля – не иначе Теодора Герцля – основателя сионизма. 3 июля как раз исполнилось четыре года со дня его смерти, и открытием новой школы витебские евреи, вероятно, хотели увековечить память об этом человеке.

Но одного прошения было мало: в соответствии с существующим порядком, верующие должны были подготовить чертеж здания и план местности, что и было ими сделано 23 ноября 1908 г. Для этого они приложили немало усилий, но зато сегодня мы можем представить, как выглядела школа, и где именно она находилась. Строительное отделение Витебского губернского правления восприняло чертеж в целом благосклонно, но предписало возвести возле печей дымовые трубы, отделить печи от деревянных стен кирпичной кладкой и сделать так, чтобы все двери открывались наружу. Иными словами, принять все меры пожарной безопасности. В итоге верующие вняли требованиям, и 30 декабря 1908 г. открытие молитвенной школы было разрешено[3].

В скором времени – 6 февраля 1909 г. – состоялись выборы духовного правления новой школы. Учёным был избран витебский мещанин Михель Довид-Менделевич Бас, кандидатом к нему (то есть помощником) – витебский мещанин Хаим Симонович Ханин, старостой – полоцкий мещанин Пинхос Ицкович Амнусий, кандидатом к нему – лепельский мещанин Мендель Иоселевич Цирельсон. Казначеем стал витебский мещанин Арон Вульф-Эльевич Магарин, а его кандидатом – бешенковичский мещанин Мендель Юдович Вайсбейн[4].

Правда, некоторые верующие оказались недовольны результатами выборов. Уже на следующий день – 7 февраля – они написали Витебскому губернатору жалобу, в которой заявили, что кто-то из членов правления необразованный, а кто-то – недостаточно богат, иными словами не соответствуют должностям. К тому же они утверждали, что на выборы пришли посторонние люди – совсем не члены этой общины, и при том – пьяные. Несложно догадаться, что просители настаивали на проведении новых выборов[5].

В апреле 1909 г. по этому поводу высказался исполняющий обязанности витебского общественного раввина. Он авторитетно заявил, что накануне выборов он публично зачитал в молитвенной школе имена всех избирателей – членов общины, и при этом никто не высказался против. Также он отметил, что хотя и не все избранные члены правления владели недвижимым имуществом, но зато все они были грамотными и, соответственно, могли занимать руководящие должности в общине. Наконец, исполняющий обязанности витебского общественного раввина сказал, что сам лично раздавал избирателям шары для голосования и пьяным никого не видел. Одним словом, он выступил категорически против жалобы[6].

Несмотря на это, жалобщики проявили настойчивость и 5 апреля написали повторное прошение. Но 20 июля 1909 г. Витебское губернское правление постановило утвердить результаты выборов[7].

Правда, уже в скором времени трое из членов правления сами отказались от своих должностей. 7 августа заявление написал Хаим Ханин: он отметил, что не может быть кандидатом к учёному за неимением времени[8]. Кстати, имя этого верующего упоминается в жалобе на результаты выборов[9]. Возможно, он просто хотел занять более высокую должность, чем та, которая ему досталась по результатам выборов. Мендель Цирельсон отказался от своей должности 11 августа. Он объяснил это тем, что занимается торговлей лесом и в Витебске бывает редко[10]. Мендель Вайсбейн также аргументировал свой отказ постоянными разъездами[11].

Но не оставаться же членам правления без помощников – и общине пришлось провести ещё одни выборы. Их результаты были утверждены 5 декабря 1909 г. Кандидатом к учёному стал велижский мещанин Хевель Шаевич Витков, кандидатом к старосте – витебский мещанин Меер Симонович Бочевар, а кандидатом к казначею всё же уговорили стать Менделя Юдовича Вайсбейна[12].

Через три года – 30 сентября 1912 г. – в молитвенной школе прошли очередные выборы. В правление вошли как новые лица, так и уже знакомые нам: учёным был избран Шолом Аронович Абарбанель, кандидатом к нему – Шнеер Довидович Гохман, старостой – Мендель Иоселевич Цирельсон, кандидатом к нему – Гилька Меерович Геншафт, казначеем – Хевель Шаевич Витков, кандидатом к нему – Михель Довидович Бас[13].

Молитвенная шола имени Герцля действовала и после Октябрьской революции 1917 г. Согласно инвентарной описи, составленной в 1922 г., здесь имелось 12 свитков Торы, 30 книг, арон-а-кодеш, маленький и книжный шкафы, бима с медным подсвечником, лампа на 3 свечи, лампа на 2 свечи, 4 лампы на 1 свечу, 2 подсвечника, часы, омед, 3 стола, 3 скамьи с ящиками, 12 простых скамей, 6 скамей в женском отделении, 4 парохета, одеяние для кантора, 3 скатерти, 4 полотенца, шофар, 3 текста молитв в рамах, 3 рукомойника, а ещё – жестяное ведро и топор[14].

31 марта 1922 г. молитвенную школу посетили представители комиссии по изъятию ценностей в пользу голодающих Поволжья, но члену хозяйственного совета удалось убедить их, что никаких изделий из ценных металлов в молитвенном здании нет[15].

Примечательно, что спустя много лет в составе правления школы были уже знакомые нам верующие. Об этом свидетельствует список 1923 г., в котором упоминаются приказчик Гилька Меерович Геншафт, стекольщик Нохим-Мендель Лейзерович Бляхман, портной Шевель Ицкович Славин, кассир Мендель Юдович Вайшбейн, ломовой извозчик Ицка Меерович Бочевар и кузнец Шнеур Довидович Гоухман[16].

Иллюстрация: молитвенная школа имени Герцля, чертеж 1908 г.[17]

Константин КАРПЕКИН,
главный хранитель фондов
Государственного архива Витебской области

 

[1]Национальный исторический архив Беларуси (НИАБ). Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 1.

[2] НИАБ. Ф. 3209. Оп. 1. Д. 1338. Л. 4.

[3] НИАБ. Ф. 3209. Оп. 1. Д. 1338. Л. 5 об.

[4] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 14 – 15.

[5] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 20 – 20 об.

[6] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 22 – 22 об.

[7] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 24, 25, 28, 31.

[8] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 36.

[9]НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 31.

[10] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 35 – 35 об.

[11] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 37 – 37 об.

[12] НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 44 – 45.

[13]НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 22740. Л. 55 – 56.

[14]Государственный архив Витебской области (ГАВО). Ф. 1821. Оп. 1. Д. 194а. Л. 88.

[15] ГАВО. Ф. 123. Оп. 1. Д. 757. Л. 21.

[16] ГАВО. Ф. 1821. Оп. 1. Д. 194а. Л. 93.Д. 693. Л. 26 об.

[17] НИАБ. Ф. 3209. Оп. 1. Д. 1338. Л. 3 об. – 4.

 Чертеж молитвенной школы имени Герцля в Витебске.