Печати раввинов.О споре между витебскими резниками в 1927 г.

Эта история началась 9 апреля 1927 г., когда двое витебских резников с возмущением обратились к уполномоченному рабоче-крестьянской инспекции по Витебскому округу. Суть их вопроса состояла в том, что в Витебске появилась группа шойхетов, заключивших договор с Витебской городской скотобойней: за убой крупных животных они получали 60 копеек, а за мелких – по 25.

А вот авторы заявления действовали самостоятельно и оценивали свою работу значительно дешевле: по 15 копеек за крупных и по 8-10 – за мелких животных. Поскольку администрация скотобойни не хотела снижать цены на кошерное мясо, она притесняла «дешёвых» резников, чтобы те не переманивали к себе клиентов.
Группа шойхетов «подороже» состояла из семи человек. Они даже дали специальную подписку, в которой обязывались действовать только через городскую скотобойню, строго соблюдать распорядок и не снижать цены на мясо. 
Несколько позже в городе появился ещё один обиженный резник: 12 апреля 1927 г. он тоже пожаловался на сотрудничавших со скотобойней. Свою жалобу он направил в еврейское бюро Витебского окружкома КП(б)Б.
В тот же день – 12 апреля 1927 г. – конфликтующие резники и мясники Витебска собрались на совещание. Желавшие работать по более низким тарифам возмущались, что их не допускают резать скот, а те, кто работал на бойне, говорили, что им нужно зарабатывать на хлеб, и в Витебске не нужно много специалистов по производству кошерного мяса.
Вскоре после совещания – 14 апреля – группа из семи резников просила Витебский городской Совет разрешить возникший вопрос с помощью раввинов. К тому же они сообщили, что трефной убой они совершают бесплатно, а часть вознаграждения за кошерную резку отдают раввинам за работу по установлению кошерности (10 копеек за каждое крупное животное и 5 – за мелкое). И вообще они утверждали, что даже если к работе на скотобойне будут допущены «дешёвые» резники, цены на мясо в городе всё равно не снизятся.
В результате за этих резников поручились трое витебских раввинов, которые заявили, что с давних времен именно эта группа совершает убой согласно всем правилам. В связи с этим раввины направили в Витебский городской Совет соответствующее письмо, которое заверили своими печатями. Этот документ и сейчас хранится в Государственном архиве Витебской области. Если оттиски печатей А. Немойтина и М. Гуревича не особо читаемые, то печать знаменитого витебского раввина Ш.-Л. Медалье выглядит весьма качественной.
25 апреля 1927 г. прошло совещание при уполномоченном Центральной контрольной комиссии рабоче-крестьянской инспекции по Витебскому округу, на котором рассматривался возникший вопрос. Естественно, всё совещание прошло в спорах о том, кто должен допускать резников к работе – мясоторговцы или раввины. В итоге было постановлено, что нанимать шойхетов могут только мясоторговцы. Резники обязаны были работать исключительно на бойне и ни в коем случае не совершать шхиту в частном порядке, к тому же отменялись всяческие денежные отчисления раввинам.
Уже на следующий день – 26 апреля – в правление Совета кустарей г. Витебска поступила жалоба от 26 мясников. Они высказывали недовольство тем, что витебская скотобойня повысила цены на мясо больше, чем на 100 %, и всячески препятствует работе резников, желающих снизить стоимость услуг.
Судя по всему, вмешательство в возникший спор органов власти ни к чему не привел: и в конце 1920-х, и в начале 1930-х гг. в Витебске оставалось много резников, каждый из которых считал, что его мясо кошернее.

Константин Карпекин,
главный хранитель фондов
Государственного архива Витебской области

Печати раввинов.