Памятник на месте расстрела евреев в Стрелке.Вот такое письмо пришло из Нижнего Новгорода (Россия) в адрес Бешенковичского районного музея, теперь уже бывшему директору Анатолию Крачковскому.
«…К Вам обращается гражданка России Корнышева Татьяна Семёновна, 1937 года рождения.
Я родилась в Беларуси, в г. Бешенковичи, тогда называлось местечко Бешенковичи. Когда началась война меня родители отдали в деревню Семенцово Бешенковичского района.
Отец – Гольбрайх Симон или Самуил, точно не знаю.
Мама – девичья фамилия Закзун Циля Лейбовна, по мужу Гольбрайх. У меня ещё была сестра и брат.

В этой деревне Семенцово жила мамина родная сестра Закзун Софья Лейбовна, у неё был муж – белорус Корнышев Куприян Аникеевич. Вот этот великий, смелый, мужественный человек спас от фашистов меня и свою семью.
Моих родителей фашисты расстреляли в начале войны в феврале 1942 года. Они покоятся в братской могиле недалеко от Бешенкович, по-моему, в деревне Стрелка. Я посещала эту могилу два раза, там установлен памятник невинным жертвам фашистских злодеяний.
Может быть, есть какие-то сведения о моих родителях?
Корнышев Куприян Аникеевич, великий герой, записал меня на свою фамилию, только отчество оставил моего отца, чтобы я помнила своих родителей.
Вот так получилось в моей жизни».
Анатолий Крачковский, который к этому времени уже вышел на пенсию и не работал в музее, передал письмо Станиславу Леоненко, историку, краеведу, очень энергичному человеку, который в то время работал в Бешенковичском районном музее.
Станислав в июне 2016 года ездил в деревню Семенцово. Ни Куприяна Корнышева, ни его жену он не застал, они давно умерли. Да и дома, в котором жила эта семья уже нет. Из деревенских старожилов поговорил с Левковичем Александром Дмитриевичем. Тот подтвердил Станиславу Леоненко, что Куприян Корнышев жил в д. Семенцово. Ни его, ни жены уже нет на этом свете, а их дочь живёт в Витебске.
Станислав Леоненко записал воспоминания Левковича Александра Дмитриевича, 1933 года рождения, уроженца деревни Семенцово.
«Корнышев Куприян Аникеевич жил в нашей деревне. У него была дочка Маня, а в начале войны появилась приёмная, имени её я не помню. Они приходили играть к моей сестре Вале.
Дом, в котором они жили, уже не существует.
Мы знали, что приёмная дочка взята из другой еврейской семьи, но жили в деревне все дружно и её не выдали. Жену Куприяна звали Соня, она была тоже из еврейской семьи. Никто в деревне в полицию об этом не сообщил. Она войну пережила в доме Корнышевых».
К сожалению, пока не удалось найти Марию Куприяновну, девичья фамилия, Корнышева.
Но мы надеемся, что с помощью наших читателей, сумеем встретиться с ней, и узнать новые факты об этой истории.

Памятник на месте расстрела евреев в Стрелке.