Память

ГородокУ кого-то нет ностальгии по родным местам, даже если они живут далеко-далеко. Но это, по их утверждениям. Я в это мало верю.
Хожу по знакомым улицам Городка каждый день, и у меня есть ностальгия по ушедшему.
Вот напротив городской бани стоят дома – еврейские дома, где уже давно евреи не живут, а ведь здесь жили Копл и Махалея Донские, рядом – Циля Щербаковская с мужем, подруга моей бабушки; чуть дальше – Сорэ ди Гробе (Шалыт) с Абрамом Маганиным, потерявшим всю свою семью во время войны, но он помог выжить Сорэ и её семье в нелегкие послевоенные годы – из этой семьи мой лучший друг Борис Лившиц.

Кладбище в Дрибине.Архитектурных памятников 19 века и старше в Беларуси, разрушенной войнами и борцами за «советский облик городов», сохранилось немного. Ещё меньше памятников, связанных с еврейской историей: считанные синагоги, миквы, жилые дома или общественные здания. Правда, к счастью, хоть и частично, но  уцелели некоторые кладбища со старинными надгробиями и склепами.   
Древние кладбища – это места исторической памяти с исключительной атмосферой, мощным эмоциональным и эстетическим воздействием; источники исторической, генеалогической и социологической информации. Резные каменные надгробия являются яркими произведениями изобразительного искусства, а эпитафии на них – памятниками литературы.

Фото 1. Местечко КаменьК 75-летию уничтожения еврейской общины
белорусского местечка Камень

Наконец-то я смог осуществить свою давнюю мечту: приехать в эти места, заснять их на плёнку и рассказать о жизни и трагической смерти моих предков и их земляков – евреев местечка Камень. Их жизнь оборвалась 17 сентября 1941 года – на двенадцать дней раньше трагических событий, которые вошли в историю человечества под названием «Бабий Яр», события, которое считается началом Холокоста, беспримерного и чудовищного злодеяния, не имеющего по своим масштабам аналогов в самые мрачные эпохи мировой истории.

На вручении в Посольстве России в Беларуси документов о награждении Пикмана Хацкеля (посмертно) орденом Боевого Красного Знамени его сыну – полковнику Пикману Марксу. Присутствует внучка Хацкеля – Марина Пикман (Глинер)Записки директора еврейского музея

Уже прошло много лет после войны, но не исчезает боль утрат в семьях погибших. По-прежнему ищут родные и близкие следы пропавших без вести воинов, пытаясь узнать хотя бы что-либо об их судьбе. Многие обращаются за помощью и в Музей истории и культуры евреев Беларуси, сотрудники которого, в меру своих возможностей, пытаются помочь.
Будучи в командировке в Москве, мне удалось выкроить один день и съездить в Архив Министерства обороны Российской Федерации, находящийся в подмосковном городе Подольске. Там я стала искать документы на несколько погибших и пропавших в войне евреев, выходцев из Беларуси.