Поиск по сайту журнала:

 

Рисунок Лии Шульман.Начало 90-х годов прошлого века. Это было перед самым развалом СССР. И это была последняя гастрольная поездка известного белорусского фольклорного коллектива из Бобруйска в Карелию. Две недели удивительной природы с белыми ночами, пирогами с морошкой и невиданными в Белоруссии сортами рыбы, которыми нас потчевали местные жители после концертов. Восемь городов, полные залы благодарных зрителей…

То, о чём я хочу рассказать, произошло в городе Калевала. Городом, конечно, его назвать сложно. Скорей посёлок с деревянными тротуарами, одноэтажными домами. Но было и преимущество. Всего 60 километров до финской границы, и на выходные сюда приезжали финны «попить водочки». Не знаю, как сейчас, но тогда в Финляндии был «сухой закон», и жители соседней страны в Калевале просто «не просыхали».

Очередной выходной. Автобус с финнами заехал в единственную гостиницу, в которой проживали и мы. Стало весело. Да так, что репетировать в помещении было невозможно. Мы решили перенести репетицию на улицу. Благо на дворе стоял июнь.

И вот тут-то начинается самое интересное. Меня стал преследовать очень пожилой финн. Ему было хорошо за 80.  Мне не было и 40, и он казался, ну очень древним. Куда бы я ни направлялась, он шёл за мной и всё время что-то говорил. По интонации я понимала, что-то спрашивает. Но что? Я не знаю финского, он – русского. Артисты, видя этот «роман», только посмеивались и называли меня «интердевочкой».

В конце концов эта ситуация вышла из-под контроля. Я не выдержала и попросила переводчицу, которая сопровождала финнов:

– Сильвия! Пожалуйста, спросите, что он хочет от меня?

Она переводит, он отвечает. И у Сильвии начинается тихая истерика. Едва сдерживая смех она говорит:

– Уважаемый господин утверждает, что воевал здесь во время финской войны. Вы  очень напоминаете ему медсестру из фронтового лазарета. Он почти уверен, что это Вы.

Гомерический смех наших музыкантов заглушает последние слова Сильвии.

Я не выдерживаю.

– Сильвия! Переведите этому достойному господину, что в финскую я здесь не воевала. Не взяли по старости. Но я была здесь в гражданскую…

Майя КАЗАКЕВИЧ

Рисунок Лии Шульман.