Поиск по сайту журнала:

 

Витебск, ул. Вокзальная.9 сентября 1878 г. к российскому императору Александру ІІ обратились двое жителей губернского города Витебска: потомственный почётный гражданин Мордух Борухович Шнеерсон и мещанин Давид Шлёмович Писаревский. Они просили разрешить открыть в принадлежавшем им каменном доме по Вокзальной улице (современной улице Кирова) молитвенную школу. Это здание находилось во дворах, было одноэтажным и могло бы вместить более 90 человек.

Новая школа должна была заменить старую, деревянную и уже обветшавшую, действовавшую примерно с 1830-х гг., и которую посещало около 60 верующих. Здание было одноэтажным, наполовину крытым железом, рассчитано на 40 мест. Многим евреям не нравилось, что старая школа находится возле самой Вокзальной улицы, с которой доносился постоянный шум из-за близости железнодорожного вокзала, и это мешало сосредоточиться на молитвах.

Правда, Д. Писаревского в городе уважали не все. Если сначала его назначили на должности помощника рекрутского старосты и казённого раввина, то в январе 1875 г. еврейская община просила уволить его. Несмотря на это, губернское правление прислушалось к мнению верующих только наполовину: Д. Писаревский был переведён на должность помощника раввина.

Как и полагалось по законам того времени, в конце сентября 1878 г. каменное здание осмотрели служащие строительного отделения Витебского губернского правления. И если губернский архитектор посчитал дом полностью пригодным, то младший инженер заметил, что со двора к зданию была пристроена ненадёжная деревянная лестница на второй этаж. Он выписал его владельцам штраф – по рублю с каждого, и предписал к 1 июня 1879 г. заменить лестницу на чугунную или каменную. В противном случае она подлежала сносу за счёт самих же владельцев дома.

Все предписания были выполнены раньше срока, и в середине декабря 1878 г. Витебское губернское правление разрешило устроить в этом доме еврейскую молитвенную школу. Почти все верующие стали охотно посещать новое здание, только несколько человек, как и раньше, ходили молиться на прежнее место. 3 января 1879 г. прихожане новой школы постановили закрыть старое здание и избрать молитвенное правление новой школы.

Деревянная школа действительно находилась не в лучшем состоянии. В это время она, по сути, была без старосты: официально в этой должности был утвержден Абрам Зарх, но с 1878 г. он находился в отъезде. По согласованию с раввином, верующие поручили исполнять обязанности старосты мещанину Мовше Писаревскому, который занимал такую же должность ещё и в другой школе, но он тоже не появлялся здесь целых два года. В результате евреи вынуждены были сами собирать пожертвования на ремонт ветхого здания.

А чуть позже в деревянной школе появился новый староста – Копель Лейбович Берлин. Кроме хозяйственных дел он занялся защитой школы как таковой. В июне 1880 г. он написал витебскому губернатору письмо, в котором утверждал, что Давид Писаревский хочет открыть новую школу на Вокзальной улице с той целью, чтобы закрыть старую и присвоить это здание вместе с земельным участком.

19 июля 1880 г. губернское правление, никого не обидев, разрешило верующим, которые не пожелали перейти в новое здание, совершать молитвы в деревянной школе.

С тех пор так и осталось в этом квартале города две еврейские молитвенные школы. И у каждой из них было по несколько названий: старое здание именовалось Вокзальной деревянной школой, или молитвенным домом Писаревского, а новое – Большой Вокзальной Каменной синагогой, Каменной школой Писаревского, или 2-й синагогой Писаревского. В 1920-е г., когда у всех городских зданий появились номера, обе школы значились под № 18.

31 марта 1922 г. обе школы были осмотрены представителями комиссии по изъятию ценностей в пользу голодающих, но никаких изделий из драгоценных металлов там не нашлось. Это событие стало предвестником других неприятностей. В ноябре 1922 г. деревянная школа была временно опечатана, пока верующие не предоставили участковому милиционеру договор на право аренды помещения. А 7 мая 1929 г. на заседании Витебского окрисполкома было решено изъять у общины каменное здание. Несмотря на то, что в июне того же года Центральная комиссия по отделению церкви от государства при ЦИК БССР отменила данное решение, в скором времени обе школы были закрыты.

  1. Национальный исторический архив Беларуси (НИАБ). Ф. 1416. Оп. 2. Д. 15506. Л. 1 – 1 об.
  2. Государственный архив Витебской области (ГАВО). Ф. 67. Оп. 1. Д. 476. Л. 151 об. – 152.
  3. ГАВО. Ф. 10073-п. Оп. 1. Д. 11. Л. 14.
  4. НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 15506. Л. 30.
  5. ГАВО. Ф. 67. Оп. 1. Д. 476. Л. 151 об. – 152.
  6. ГАВО. Ф. 10073-п. Оп. 1. Д. 11. Л. 14.
  7. НИАБ. Ф. 1416. Оп. 2. Д. 15506. Л. 6, 8 об., 9, 18 – 18 об., 27, 30 – 30 об., 46 – 46 об., 50 – 51.
  8. ГАВО. Ф. 2356. Оп. 1. Д. 32. Л. 269 – 270.
  9. ГАВО. Ф. 123. Оп. 1. Д. 757. Л. 40 – 41.
  10. ГАВО. Ф. 1821. Оп. 1. Д. 142а. Л. 31.
  11. ГАВО. Ф. 10051-п. Оп. 1. Д. 585. Л. 89.
  12. ГАВО. Ф. 1821. Оп. 1. Д. 194а. Л. 140 об.
  13. ГАВО. Ф. 1821. Оп. 1. Д. 194а. Л. 437.

Константин КАРПЕКИН,
главный хранитель фондов
Государственного архива
Витебской области

Витебск, ул. Вокзальная. Витебск, ул. Вокзальная. штамп правления Вокзальной деревянной школы, г. Витебск. Штамп каменной синагоги Писаревского.

Редакционное послесловие:

Этот анекдот такой же старый, как и архивные материалы, которые вы только что прочитали.

«Попал еврей на необитаемый остров и построил там две синагоги.

– Зачем тебе две? – спросили у него.

– В одну буду ходить молиться, а в другую – ни ногой!»

А потом история подвела под всеми, кто ходил в одну синагогу, а в другую «ни ногой», общую черту.

Поучительная история, только жаль, никого и ничему она не учит.