А

ЖУРНАЛ "МИШПОХА" №9 2001год

Журнал Мишпоха
№ 9 (1) 2001 год



Рахель Кацнельсон.Бобруйск. Фото 1907 г.

Родители: Зельда и Нисон Кацнельсон. Тель-Авив. Фото 1930 г.

Рахель с дочерью.Фото 1928г.

Бригада овощеводов в Иерусалиме. Фото 1918г. Бывшие бобруйчане сидят справа налево: Нехама Флейчик, Дебора Леванон, Берл Кацнельсон, Рахель Кацнельсон. Стоят сестры Берла: Хана и Стасия Кацнельсон.

В еврейской народной школе Бобруйска. Фото 1905 г.Рахель сидит первая справа во втором ряду.Третий (справа в том же ряду) Берл Кацнельсон.

Рахель со своими родственниками. Слева направо: Сима Нисан, Шуламит Кацнельсон, Рахель Шазар-Кацнельсон, Фрида Хомски, Ноэми Тальми, Иоси Штерн, Президент Израиля Залман Шазар, Илана и Хаман Шалеах, Цви Хомский, Шауль Хомский, Михаль Хагати. Иерусалим. Дворец Президента. 1967 г.

Шуламит Кацнельсон, лауреат Государственной премии Израиля, директор ульпана “Рабби Акива”. Фото 1992 г.

Государственную премию Израиля Шуламит Кацнельсон вручает известный государственный деятель Шимон Перес.Фото 1989 г.

(Справа-налево) Шуламит Кацнельсон, Инна Герасимова, Шошана Элькин.Ульпан “Рабби Акива”. Август 1993 г.

© Журнал "МИШПОХА"

Такой удивительный город...


Если бросить камень, то обязательно попадёшь в Кацнельсона -
так говорили в Бобруйске сто лет назад.
Хотя все знают, что события, происшедшие в прошлом, оценивать начинаешь лишь со временем и подтверждением этого является известное выражение “Лицом к лицу лица не увидать”, однако всякий раз удивляешься- почему же тогда не понимал, что необходимо все запомнить, записать, расспросить? А бывает, что и представляешь важность происходящего, даже предпринимаешь какие- то шаги для сохранения в памяти события, но очень незначительные, потому что думаешь, ещё много времени впереди, успеешь всё разузнать, прочесть, понять. Но набегают новые впечатления, происходят новые встречи, и прошлые события скрываются за дымкой лет. И вдруг какая-то, на первый взгляд, случайность вызывает поток. А приобретенный за это время жизненный опыт добавляет новые ощущения ко всему, что происходило так давно. И возникает потребность поделиться тем, что ты вспомнил, знал и видел.
В августе 1993 года в Израиле, в городе Нетания в ульпане “Рабби Акива”, расположенном на берегу Средиземного моря, произошла встреча, об участниках которой, я думаю, интересно будет узнать читателям журнала. Но прежде необходимо кое-что объяснить. В конце 1992 г. небольшая группа, всего 10 человек, из городов бывшего СССР, приехала в Иерусалим изучать иврит, еврейскую историю, традиции - получать знания, необходимые для преподавателей еврейских школ. Программа “Мелтон”, которая и сегодня существует, даёт возможность получить серьезные знания, познакомиться со Страной (обучение длится с перерывом полгода), разработать, под руководством высокопрофессиональных специалистов, собственный проект, осуществить который можно по возвращению домой.
Тема проекта “История евреев Бобруйска”, моего родного города, заинтересовала не только научного руководителя, известного историка Шауля Штампфера, но и других израильтян, родители которых родились и выросли в этом городе. Молодыми , ещё в первой четверти ХХ века, они уехали в Палестину, чтобы создавать еврейское государство. И хотя дети и внуки их родились в Израиле, некоторые никогда не были в Бобруйске, не понимают ни русский язык, ни идиш, они хорошо знают историю своих семей и относятся с теплотой к городу, откуда идет их родословная. В этих семьях сохранилось много документов, старых фотографий, писем о жизни евреев города, относящихся к Х1Х- началу ХХ века. В Беларуси, к сожалению, этого сегодня почти не осталось. Многочисленные войны, преследования евреев, ассимиляционные процессы способствовали уничтожению семейных реликвий. По совету и с помощью профессора Шауля Штампфера, я стала знакомиться с потомками бобруйчан, чьи предки уехали из города ещё в начале ХХ века. Ездила по стране и смогла собрать много материала, часть которого была использована для написания проекта, другая - вошла в книгу “Бобруйск”, изданную в Минске в 1995г., а большая - находится пока в моем личном архиве и требует доработки. Основной материал, который удалось собрать, я передала в Центральный сионистский архив Израиля, сняв предварительно копии с документов.
Понятно, что сбор материалов, поиски семей бывших бобруйчан было непростым делом, которое усложнялось для меня в то время плохим знанием иврита и большим недостатком времени - всю неделю я посещала учебные занятия в университете и могла заниматься этим только по субботам. Естественно, я не смогла бы ничего сделать, если бы не помощь израильтян, и здесь необходимо сказать о семье Амалии и Авраама Шавит, с которыми я познакомилась ещё в Беларуси, куда они приехали, чтобы посетить Бобруйск , где родился и жил отец Амалии - Цви Элькин, который был сионистом и семнадцатилетним юношей в 1918 году уехал в Палестину. Мы вместе искали, где был дом Элькиных, бродили по местам, которые Амалия знала лишь по рассказам своих родных, восстанавливали историю евреев города по уцелевшим зданиям и старым названиям улиц. И хотя существовала разница в возрасте между нами, но эти удивительные люди стали близкими друзьями, и, когда я приехала в Израиль, они не только помогали в сборе материалов, но и учили меня ивриту, знакомили с страной, принимали близко все мои проблемы - их дом в замечательном месте недалеко от Нетании - в Кфар Виткин - стал для меня родным. Именно Амалия разыскивала по всей стране потомков бывших бобруйчан, договаривалась о встречах, которые происходили в её доме, знакомила меня с интересными людьми. Так, я встретилась с сыном знаменитого общественного деятеля Израиля Аббы Ахемеера, внуком известного бобруйского педагога М. Свердлова, дочерью выдающегося общественного деятеля Иосифа Добкина, чья подпись стоит под Декларацией Независимости Израиля, потомками знаменитых семей Кацнельсон и многими другими. У Амалии появилась идея встречи потомков бобруйчан. С присущей ей энергией она выполнила эту нелегкую задачу- собрать со всей страны тех, чьи родовые корни связаны с Бобруйском. В один из жарких августовских дней 1993 года около 50 человек собрались в ульпане “Рабби Акива”. Место было выбрано не случайно - директором этого очень известного ульпана являлась Шуламит Кацнельсон, потомок бобруйских Кацнельсонов. И вот о ней и её тете, Рахель Шазар-Кацнельсон, пойдет сегодня разговор.
Семей Кацнельсон в Х1Х века в Бобруйске было много.В городе даже говорили: “Если бросить камень, то обязательно попадешь в Кацнельсона”. Шмуэль Кацнельсон своё состояние приобрел, торгуя лесом. В Бобруйске это был самый выгодный вид торговли. Через водные каналы, связывающие реки Березину, на которой стоит Бобруйск, Двину и Днепр из лесных районов Северо-Западного края отправляли лес в южные районы России для строительства шахт и железных дорог. Для переработки древесины в городе были открыты лесопильня, фанерная фабрика. В семье Шмуэля Кацнельсона торговля лесом стала наследственным делом, и его сын Нисон успешно продолжил его. Имя это было распространено среди Кацнельсонов, живущих в городе. Существует легенда о Нисоне Кацнельсоне, арендаторе из деревни Ступино близ Бобруйска, который во время Отечественной войны 1812 года сообщал русским данные о находившихся в этих местах французских войсках. Перед отступлением французы узнали о деятельности Нисона, арестовали его, пытали и во время пыток он умер. В начале Х1Х века в России был широко известен бобруйчанин Нисон Кацнельсон из семьи Иосифа Кацнельсона, родственника Шмуэля, родившийся в 1862 году. Он закончил университет в Берлине, защитил научную диссертацию в области экспериментальной физики. Будучи убежденным сионистом, на III сионистском конгрессе был избран директором Еврейского колониального банка. В 1903 году, когда Т. Герцль приехал в Россию, он сопровождал сионистского лидера в поездках по стране, участвовал во всех его встречах. В 1906 году. Н.Кацнельсон входит в состав 1-ой Государственной Думы от Курляндской губернии. Как известно, эту Думу быстро распустили, и группа депутатов, среди которых был и Нисон, в знак протеста обратилась с воззванием к гражданам России отказаться от уплаты налогов и службы в армии. 167 человек, подписавших это заявление, были арестованы и приговорены к 3-х месячному тюремному заключению. Нисон Кацнельсон приехал отбывать наказание в Бобруйскую крепость. Известен он был также активной работой по созданию “Союза для достижения полного равноправия еврейского народа в России”. В первой четверти ХХ века Н. Кацнельсон живет в Либаве (Лиепая, Латвия), занимаясь проблемами еврейской эмиграции, возглавляет эмиграционный комитет. Он умер в 1923году.
В Бобруйске его родственник и тезка, Нисон Кацнельсон успешно продолжал семейное дело- торговлю и обработку леса. В 1879 году он женится на Зельде Розовской из семьи известных в городе купцов. Все своё внимание родители отдавали воспитанию и образованию своих шестерых детей- четырём мальчикам и двум девочкам.
Старший сын Шмуэль родился в 1880 году и, закончив гимназию в Бобруйске, начал помогать отцу в семейном деле. Ему приходилось много ездить, был он очень занят и не интересовался политической деятельностью, не увлекался сионизмом. В 1918 году он внезапно умер в Киеве.
Авраам учился в Москве медицине.Как и многие в семье, пропагандировал сионистские идеи среди студентов. Стал врачом. Во время гражданской войны сражался в рядах белой армии на Кавказе, затем оказался в Турции, а позже в Палестине. Работал в области здравоохранения, занимал различные государственные посты во время становления Государства Израиль. В начале 50-х годов был послом Израиля в Скандинавии.
Реувен Кацнельсон родился в 1890 году в Бобруйске. Закончил университет, стал доктором экономики. В Палестине был одним из организаторов страховых медицинских касс и системы социальной помощи. Близкий друг И. Трумпельдора и В. Жаботинского, он принимал активное участие в создании израильского здравоохранения.
Младший брат Иосиф закончил в Киеве университет, затем продолжил свое образование в университете Вены и уехал оттуда в Палестину. Дружил с В. Жаботинским, стоял у истоков создания такой известной организации, как Сохнут. В послевоенные годы помогал евреям, пережившим Катастрофу, прибыть в Израиль.
Фрида, закончив гимназию в Бобруйске, стала помогать отцу и Шмуэлю в торговле - работала бухгалтером. В 1913 году она уезжает а Эрэц-Исраэль и там помогает строить новое еврейское государство.
Рахель была старшей из сестер и вторым ребенком в семье. Родилась в октябре 1885 года. В 8 лет поступила в подготовительный класс частной гимназии Ханны Лазаревой. Это было частное женское 4- классное с приготовительным классом еврейское училище, в 1906 году получившее права правительственной прогимназии, где преподавали хорошие учителя. Девочки из обеспеченных еврейских семей традиционно получали образование в этом учебном заведении. Училась она хорошо по гуманитарным дисциплинам, особенно прекрасно писала сочинения, но трудно давались математика и естественные предметы. Иврит изучала дома под руководством приглашенного учителя. Специальных учебников тогда не существовало, и обучение языку шло по обычному Сидуру. Подвижной, активной, с самолюбивым характером девочке трудно было находиться в школе, где существовали очень строгие правила поведения, и она оставляет её. Родителям пришлось отправить 12- летнюю девочку учиться в Кременчуг, где находилось отделение семейного предприятия и часто бывали отец и старший брат. В 1903 г. Рахель возвращается в Бобруйск и сдает экзамены в школе Х. Лазаревой за полный курс обучения. В эти годы она начинает участвовать в сионистском и социалистическом движениях, представители которого в Бобруйске работают очень активно. Она посещает различные молодежные собрания и встречи, приобретает новых друзей, не все из которых разделяют её сионистские взгляды, однако все они собираются уезжать в Палестину для участия в строительстве еврейского государства. Это, в первую очередь, относилось к Берлу Кацнельсону, который позже, в 20- 30-х годах, уже в Эрэц - Исраэль, основал рабочее профсоюзное движение “Гистадрут”. Долгие годы их связывали дружеские отношения. Перед ней встает вопрос о продолжении образования, получить которое еврейской девушке в России было невозможно, и в 1908 году она уезжает в Берлин, где изучает немецкий язык и посещает лекции в Высшей школе иудаизма. Но через год она возвращается в Россию и в Петербурге на высших женских курсах увлекается литературой и историей.
Одновременно она посещает лекции на знаменитых Высших курсах востоковедения барона Давида Гинзбурга. Это было учебное заведение академического характера, где преподавали выдающиеся еврейские ученые С. Дубнов, И. Маркон, С. Цинберг, И. Равребе и другие. Но правительство так и не дало разрешения на выдачу дипломов государственного образца об окончании “Академии еврейских знаний”, как все называли курсы. Однако еврейскую молодежь, жаждущую получить серьёзные знания по еврейской философии, истории, языку, это не останавливало, и на занятиях всегда присутствовало большое количество слушателей, многие из которых впоследствии составили гордость как российского еврейства, так и государства Израиль. Здесь Рахель познакомилась и подружилась со своим земляком из Белоруссии, родом из местечка Мир, Залманом Рубашовым, который впоследствии стал известен как государственный и общественный деятель Израиля Залман Шазар. В 1911 году Рахель Кацнельсон вохвращается в Бобруйск, чтобы через год, в октябре 1912 года, уехать в Эрэц- Исраэль, где уже два года находились её многие друзья во главе с Берлом.
Первое время она занималась , как и другие, сельскохозяйственными работами в новых поселениях на берегу Кенерета, помогала строить дороги, лечить людей, а через несколько лет её знания понадобились для обучения вновь прибывших молодых девушек ивриту, еврейской истории на семинаре, который был создан в киббуце “Шомер”. Одновременно она занимается вместе с Берлом Кацнельсоном организацией рабочего профсоюзного движения, сотрудничает в рабочей прессе. Рахель увлекается идеей создания учебного заведения для женщин- работниц и начинает активно участвовать в международном женском движении. В 1920 году в Палестину приезжает Залман Рубашов. В мае в Иерусалиме они празднуют свадьбу и вместе уезжают в Вену, куда Залмана посылают представителем от ишува. Там в январе 1921 года рождается дочь, которую Рахель назовет Родой в честь жены своего брата Шмуэля, которая была учительницей в Бобруйске в школе Х. Лазаревой. Через три года семья возвращается в Иерусалим, и Рахель вместе с мужем, который является секретарем “Гистадрута” организовывает газету “Давар”. В последующие годы вся деятельность Рахель Рубашов – Кацнельсон (а она оставляет свою родовую фамилию) проходит в активной общественной работе по двум направлениям- созданию профсоюзных газет и журналов и организации женского рабочего движения. В 1924 г. она становится членом совета Гистадрута по культуре, в 1930 г. - входит в состав Исполнительного комитета женского рабочего Совета, с 1934г. редактирует ежемесячный журнал для женщин “Двар га- поэлет”. В эти годы начинается её литературно - публицистическая деятельность, и в 1938 г. Рахель приглашают в Варшаву читать лекции в еврейские учебные заведения. В начале 40-х годов она включается в работу партии “Мапай” и большое внимание уделяет литературной работе. За книгу “Очерки и заметки”, посвященную женскому вопросу, Рахель в 1946 году получает литературную премию Бренера. Через год она в составе делегации на сионистском конгрессе в Базеле и сразу же после конгресса уезжает в Германию помогать оставшимся в живых узникам лагерей смерти вернуться на свою историческую родину. В 1949 году Залман Рубашов становится Залманом Шазаром, (аббревиатура первых букв его полного имени и фамилии - Шнеур- Залман Рубашов). Его назначают Министром образования и культуры молодого государства Израиль. С этого времени он занимает различные государственные посты, а его жена продолжает свою активную деятельность. В мае 1958 года, в день праздника Независимости Израиля, Рахель получает Государственную премию, как выдающийся общественный деятель.
22 мая 1963 г. Залмана Шазара избирают Президентом Государства Израиль, и на этом посту он остается до 1968 г. Рахель в эти годы занимается литературной и издательской деятельностью. Она составляет антологию “Колокола народа в поколениях”, издает книгу “О земле Израиля”, публикует публицистические статьи и эссе в различных периодических изданиях. В 1974 году умирает Залман Шазар, а через год не стало и Рахель Шазар- Кацнельсон. Их дочь Рода скончалась в 1983 году.
Племянница Рахель Михаль Хагати в 1989 году издала в Израиле книгу “Человек, как он есть”, в которой собрала дневники и письма своей знаменитой родственницы. В них отражена вся её жизнь- события, мысли, воспоминания начиная с 1907 году. Последняя запись в дневнике датирована 6 мая 1972 года, когда Рахель было 87 лет.
Несомненно, жизнь и деятельность Рахель Шазар-Кацнельсон явилась примером для многих женщин молодого еврейского государства, стремящихся принести максимальную пользу своей родине.(Общеизвестно, как патриотичны израильтяне и такое отношение их к своей земле, народу и стране определено как историей так и современностью.) И в первую очередь личность Рахель оказала влияние на женщин её семьи. Среди них есть известные писательницы и журналистки, педагоги и общественные деятели. Но наибольшую известность получила в Израиле и за рубежом Шуламит Кацнельсон, племянница Рахель Шазар-Кацнельсон.
Доктор Реувен Кацнельсон, родной брат Рахель, был известный государственный и общественный деятель Израиля, стоявший у истоков образования страны. Бат-Шева Кацнельсон, мать Шуламит, также являлась известной общественной личностью- преподаватель университета, депутат Кнессета нескольких созывов, журналистка. Брат, Шмуэль Кацнельсон, занимал различные посты в правительствах - был депутатом Кнессета, министром юстиции, дипломатическим представителем Израиля за рубежом. Однако к моменту рождения Шуламит (середина 20-х годов) ещё не было на карте мира еврейского государства, и её родители жили в Женеве, в Швейцарии, где отец писал научную работу по экономике, которую он позднее блестяще защитил. Вскоре после рождения дочери Кацнельсоны уезжает в Эрэц-Исраэль.
Шуламит воспитывается в семье, где культивируются знания и хорошее образование, и поэтому не удивительно, что она выбирает для своего будущего педагогическую работу. После школы она учится в Высшей школе в Реховии, затем продолжает образование в педагогическом колледже и в школе социальной работы в Иерусалиме, в США- в университете Мичигана и в педагогическом центре Филадельфии, где пишет научную работу и получает звание магистра. Одновременно с учебой она занимается организаций и развитием детского и молодежного движений в ишуве- член правления организации скаутов “Ха цуфим”, молодежной добровольческой группы сельскохозяйственных работников в киббуце “Гиват Бренер”. В годы борьбы ишува с англичанами она активно работает в подполье радисткой в военной организации “Хагана”, которая являлась предшественницей Армии Обороны Израиля.
С первых дней образования государства Израиль Шуламит занимается обучением молодежи, которая приезжает в страну. Она трудилась в молодежной деревне, куда прибывали евреи - беженцы из Ирана, Ирака и других восточных стран. Это была очень трудная и сложная работа, так как, в основном, это были девушки и юноши, не имевшие образования, многие из которых были безграмотны - не умели ни читать, ни писать. Жизнь в арабском окружении наложила определенный психологический отпечаток на их поведение и образ мышления. Никто в то время не знал, какие методы следует использовать при обучении ивриту, еврейской истории, а главное - быстрейшей адаптации к условиям жизни в новой для них стране. В это время (начало 50-х годов) Израиль только-только получивший такую долгожданную независимость, все силы и средства отдает укреплению обороноспособности молодого еврейского государства. Группа педагогов во главе с Шуламит Кацнельсон разрабатывает и осуществляет на практике в различных ульпанах страны новые методы обучения и воспитания взрослых людей из различных стран мира, совершивших алию. Это серьезно помогало становлению Государства.
Сегодня мы понимаем, что необходимо искать пути мирного совместного проживания евреев и арабов на землях Государства Израиль. Другого пути нет- исторически так сложилось, что эта земля являлась своей для обоих народов. Но можно представить, какие трудности возникали у тех, кто были первыми, начали конкретную работу в этом направлении ещё 50 лет тому назад и выдвинули идею взаимопонимания и привлечения арабского населения страны к строительству еврейского государства. Многие считали это безумием. Но Шуламит со своими сторонниками, убежденные в правоте, упорно продолжали идти путем гуманизма и примирения, выслушивая в свой адрес многое - от обвинения в непатриотизме до угрозы физической расправы.
Наконец, в начале 60-х годов Шуламит Кацнельсон удалось организовать и открыть ульпан, носящий имя великого еврейского ученого, просветителя и педагога рабби Акивы. И с того момента появилось в Израиле место, куда стали приезжать не только новые репатрианты, но и те, кого интересовала проблема воспитания взаимопонимания и гуманизма в отношениях между враждующими народами.
В первые годы работы ульпана “Рабби Акива” ставилась задача изучения иврита слушателями при помощи проникновения через границы социальных, культурных и религиозных различий между народами. Преподавался также арабский язык, и это помогало включиться новым репатриантам во все сферы жизни и деятельности страны, ведь арабский является в Израиле вторым государственным языком. Через несколько лет постепенно эта же задача начала решаться через преподавание истории, традиций и культуры еврейского и арабского народов.
Люди различных вероисповеданий, гражданские и военные, городские и сельские жители, туристы и израильтяне, академики и писатели - всего около 50 тысяч человек из 122 стран, обучавшиеся в этом ульпане, смогли приобщаться к великим и уникальным культурам разных народов. Благодаря плюрализму и уникальным методам преподавания, иврит стал своеобразной тропинкой, при помощи которой люди различных национальностей могут встречаться, устанавливать контакты между собой и понимать друг друга. В то же время обучение здесь дает возможность глубже понять еврейский характер национальных основ государства Израиль. Во главе всех начинаний и творческих поисков всегда стояла директор ульпана “Рабби Акива” Шуламит Кацнельсон.
В 1989году Шуламит Кацнельсон и ульпан “Рабби Акива” получили Государственную премию Израиля в области образования. 1 февраля 1992 года депутаты норвежского парламента выдвинули Шуламит Кацнельсон на присуждение Нобелевской премии мира за выдающийся вклад в дело укрепления мира между народами. Она премии не получила, но этот факт доказывает, насколько высоко оценивается её выдающаяся деятельность.
Прошло не одно десятилетие, многое изменилось в Израиле, уже нет с нами Шуламит, но её идеи продолжают жить и находят всё большее число приверженцев.

Инна Герасимова,
кандидат исторических наук.

© журнал Мишпоха

1