А

ЖУРНАЛ "МИШПОХА" №8 2000год

Журнал Мишпоха
№ 8 (8) 2000 год

Шишанов Валерий – историк, научный сотрудник Музея Марка Шагала. Занимается вопросами белорусско-русского культурного взаимодействия конца XIX-начала XX века, историей евреев на Витебщине.





© Журнал "МИШПОХА"

ОСКОРБЛЯЕТ САМЫЕ СВЯТЫЕ ЧУВСТВА...


Тема разрушения кладбищ уже неоднократно затрагивалась в журнале «Мишпоха» и во многих других изданиях. Каждый факт надругания над прахом предков заставляет вздрагивать. Как бы давно это не происходило...
Документы, обнаруженные в Национальном архиве Республики Беларусь (НИАБ), дают возможность проследить, как действовал чудовищный механизм уничтожения еврейских кладбищ. Вот перед нами обращение членов минской религиозной общины председателю Совнаркома Белоруссии И.А.Адамовичу от 28 апреля 1925 г.: « <...> Вами в Субботу обещано, что работы по снесению еврейского кладбища будут немедленно приостановлены, между тем работы по уничтожению кладбища продолжались и сегодня. Памятники беспощадно разбиваются». На документе резолюция: «Согласно сообщения т. Яцкевича — работы производятся в том размере, как он об этом договорился с т. Адамовичем» /1/.
8 мая 1925 года члены еврейской общины вновь взывают к т. Адамовичу: «С середины апреля м-ца 1925 г., по распоряжению местного Комхоза начато разрушение еврейского кладбища, находящегося в Минске по Университетской ул., бывш. Магазинной, а потому обращаем внимание Пред. Совнаркома на следующее: По закону еврейской религии, кладбища, даже такие, которыми давно перестали пользоваться, считаются святыней, разрушение которых в высшей степени оскорбляет чувства религиозно настроенных еврейских масс — и всякий еврей не может без душевной боли смотреть, как священные памятники его предков и Великих раввинов разбиваются для устройства мостовых.
Не только с религиозной точки зрения, но с точки зрения культурной — это кладбище представляет собою для евреев большую ценность как богатый материал для изучения еврейской истории в Белоруссии.
Такие старинные еврейские кладбища, находятся во многих городах Западной Европы, как в Праге, Вормсе и др. и тщательно сохраняют их как исторические ценности.
Что касается другого кладбища, находящегося по Ленинградской ул., то его разрушение тем более обидно, т.к. находятся ещё многие в живых, которые сами хоронили на этом кладбище своих близких, родных. Память покойников ещё свежа и уничтожение их могил болезненно оскорбляет самые святые чувства не одних только религиозных людей.
Принимая во внимание абсолютную свободу религии в СССР и что Советскому Кодексу религиозные чувства граждан всех без исключения национальностей ограждаются законом от всяких оскорблений — просим Предсовнаркома распорядиться и дальнейшее разрушение означенных кладбищ приостановить, а разрушенное восстановить, а также возвратить нам памятники, свезенные на Электрическую станцию для восстановления их на свои места» /2/.
Здесь же ответ Минского окрисполкома от 25 мая того же года: «<...> бывшее кладбище по Университетской улице планируется для обращения под сквер. Уборка камней и земляные работы на этом кладбище уже заканчиваются. На кладбище по Ленинградской работы приостановлены» /3/.
Председатель минской еврейской общины М.Г.Глуховский пытается добиться решения о сохранении кладбища в комиссии по религиозным культам при НКВД БССР. 30 июня комиссия постановила: «Принимая во внимание: 1) что площадь кладбища потеряла значение кладбища, вследствие того, что уже никого не хоронят больше 150 лет, 2) что в течение ряда лет это кладбище было превращено в пастбище для скота и 3) в целях благоустройства города и разрешения жилищного кризиса, постановили: в ходатайстве гр. Глуховскому отказать. Для того чтобы определить целесообразность нахождения надгробного камня на сквере, выделить комиссию из представителей от НКП, Инбелкульта, Евсекции ЦК КПБ и Комхоза» /4/.
Не принесло результата и обращение в Президиум ЦИК БССР. На заседании 10 июля 1925 г., под председательством А.Г.Червякова,

было принято постановление, которое звучит ещё более кощунственно и нелепо: «Принять к сведению постановление Минского окрисполкома об использовании площади бывшего кладбища для общественного пользования (устройство сада) [выделено мной — В.Ш.] и о сохранении всех памятников, находившихся на кладбище. Ходатайство гр-на Глуховского отклонить» /5/. Что же было сохранять, если уничтожение кладбища было близко к завершению уже 25 мая? Потерявший надгробия прах не обрел покоя. В 1934 году /6/ на месте кладбища состоялось торжественное открытие стадиона «Динамо»...
Законодательные акты и инструкции поставили уничтожение кладбищ на поток. Положение, принятое в мае 1927 года, позволяло по истечении 50 лет после последнего захоронения отчуждать территорию кладбища под застройку, и это формально развязало руки местным властям. Так, на основании положения, в сентябре 1928 года Кричевский райисполком принял решение отдать территорию «бывшего кричевского еврейского кладбища» под постройку мастерской кооперативной артели. Местный раввин Крендель дважды подавал заявление в райисполком с протестом о передачи земли кладбища. Получая отказ, раввин дважды обращался с жалобой в Могилевский окрисполком, который дважды запрещал «на этой площади всякую строительную работу». После получения второй телеграммы окрисполкома, члены еврейского общества «демонстративно пошли на кладбище и устроили шум недовольства». На шум пришел председатель райисполкома т.Осмоловский. Схватил за плечи больше всех возмущавшегося Гуревича и хотел отвести его в милицию. От боли Гуревич вскрикнул, что еще более взволновало толпу, и председатель вынужден был ретироваться. Событие получило отзвук в прессе. По фактам, изложенным в статье с красноречивым названием «Сторонись, Осмоловский идет», Кричевский райком КПБ начал расследование. 17 октября 1928 года специальная комиссия представила свои выводы: «Нарушения законов Советского правительства, по вопросу об отчуждении и использования под строительство площади земли, находящейся под бывшим Кричевским еврейским кладбищем со стороны Кричевского райисполкома, в частности т.Осмоловского не было, а был допущен в разрешении этого вопроса формальный и грубо-административный подход [выделено мной — В.Ш.]». 12 декабря 1928 г. на заседании окружной контрольной комиссии КПБ товарищу Осмоловскому «поставили на вид» и посчитали, что весь местный аппарат не провел «соответствующей работы с местечковой еврейской беднотой о передаче еврейского кладбища под застройку» /7/.
Почитание живших до нас, сохранение связи времен всегда было мерилом духовности и нравственности людей. И как низко пало общество, десятилетиями методично разрушавшее свои нравственные основы и превратившее людей в живых трупов, предавших забвению Великие Заповеди...

Валерий Шишанов,
историк


Примечания
1. НИАБ, ф.7, оп.1, д.251, л.247.
2. Там же, л.244 и об.
3. Там же, л.245.
4. Там же, ф.6, оп.1, д.588, л.68.
5. Там же, л.73.
6. См.: Левина А. Двери в забытое прошлое// Мишпоха. 1997. №3. С.21.
7. НИАБ, ф.101, оп.2, д.657, л.175-176об.

© журнал Мишпоха

1