Мишпоха №16  
Их называли “иоффики”
Михаил ИОФФИК

В пятидесятые-шестидесятые годы самодеятельных артистов в Витебске называли “иоффиками” – по фамилии руководителя первого ансамбля песни и танца….
В послевоенном Витебске (как и в других городах Белоруссии) развлечений особых не было: театр, кино… Поэтому народное искусство пользовалось необыкновенной популярностью.

Я. Л.  Иоффик. Фото начала 1930-х годов.Яков Лазаревич Иоффик – мой отец. И хоть прошло уже более 20 лет, как его нет с нами, но его бывшие ученики – участники ансамбля, друзья и просто люди знавшие его, встречаясь со мной, всегда вспоминают его добрым словом. Вспоминают, как душевного доброго человека, вошедшего в их жизнь, в их молодость. Как Человека, несшего им радость общения и творчества в эти тяжелые, полные трудностей послевоенные годы. Годы разрухи, но и годы созидания, когда в стране из руин и пепелища поднимались города и села. Когда песня строить и жить помогала!
Янкель Лейзер-Бер Будницкий родился 9 мая 1909 года в Витебске. Он был четвертым, самым младшим ребенком в семье. Во время эпидемии холеры умерли его родители. Совсем еще маленького мальчика усыновила семья Иоффиков, у которой своих детей не было. Об этом факте биографии отец узнал уже подростком от «доброжелателей». О своих сестрах и брате он долгое время ничего не ведал, пока, наконец, случай не свел с Мотей. (После смерти родителей детей приютили другие семьи).
С тех пор Яша с Мотей стали часто встречаться где-нибудь на берегу Западной Двины, которая протекала неподалеку.
Семья Иоффиков была зажиточной. Отец держал хозяйство, в котором была лошадь. Днем он работал ломовым извозчиком, перевозил грузы. А вечером – ездовым: развозил в дрожках горожан. Мать в собственной небольшой пекарне пекла хлеб на продажу. Желающих его купить всегда было предостаточно. Дело процветало и приносило доход.
Как и все еврейские мальчики, Яша ходил в хедер, а затем стал помогать родителям: разносил хлеб заказчикам. Когда ему исполнилось восемь лет, грянули одна за другой две революции, казалось, что все рухнуло. Затем началась гражданская война. От былого благополучия в семье не осталось и следа.
В город, в страну, в мир ворвалась новая жизнь. Лозунги звали к светлому будущему. И молодые парни и девушки искренне поверили в это. Они стеснялись вечно напуганных родителей, они не хотели больше слушать, как шептались о погромах, как поучали их, что евреи должны знать свое место и не высовываться, чтобы не навлечь беду. Они хотели быть равноправными, они хотели быть счастливыми.
Яша стал одним из первых в городе пионером (у истоков пионерского движения в Витебске стояли, в основном, евреи!), затем – комсомольцем. Уже тогда проявились его хорошие организаторские способности и качества лидера.
В 1928 году Я. Иоффик окончил семилетку и пошел работать на фабрику. Освоил престижную в те годы профессию электрика. Вскоре стал лидером комсомольской организации, создал художественную самодеятельность.
В 1932 году Якова Лазаревича призвали на действительную службу в Красную Армию. Я. Л.  Иоффик.  Чехословакия.Апрель, 1945 г.Демобилизовавшись несколько лет спустя, он вернулся в Витебск. И вновь все свободное время отдавал художественной самодеятельности – выступал в концертах на фабриках и заводах, в воинских частях и школах. В 1939 году Яков Иоффик женился на Симе Ханиной, которая стала ему не только женой, но и добрым другом на всю жизнь.
Медовый месяц молодоженов продолжался недолго. В августе Якова мобилизовали в Красную Армию. В составе 809-го медсанбата он участвовал в «освободительном походе» в Западную Белоруссию. В ноябре демобилизовался, однако всем было ясно, что «большая» война уже не за горами.
22 июня 1941 года Яков Лазаревич рано утром услышал по радио, что немецкие самолеты бомбят города Советского Союза, что гитлеровцы перешли границу по всему фронту от Балтики и до Черного моря. Он собрал свой немудреный солдатский вещмешок и сам, без повестки, отправился в военкомат. Дома остались мать, жена и двое маленьких детей, которым, к счастью, вскоре удалось эвакуироваться на восток.
О военной биографии Якова Иоффика можно рассказывать отдельно. Он оборонял Ленинград, затем с боями прошел половину Европы. После тяжелого ранения с марта по май 1942 года лечился в госпитале. С мая 1942 по апрель 1944 в составе 146 минометного полка участвовал в боях. 26 апреля 1944 года опять тяжело ранен. И вновь – госпиталь. (За войну отец был ранен четырежды).
Я. Л. Иоффик (1-й справа), участник фронтовой художественной самодеятельности. Театр в лесу. Фото 1943 г.Дальнейшая судьба привела его в 102 стрелковый корпус. С ним в Праге, в звании старшины и в должности адъютанта командующего 13 армии генерал-полковника Пухова, и закончил Яков Лазаревич войну. За мужество и героизм, проявленные в боях, он был удостоен двух орденов Красной Звезды, медалей “За отвагу”, “За боевые заслуги”, “За оборону Ленинграда”, “За освобождение Праги”, “За победу над Германией”. Правда, на этом война для Иоффика не окончилась: их корпус перебросили в Западную Украину, где до октября 1945 года он воевал с бандами бендеровцев.
После войны всем орденоносцам представлялось право на бесплатный проезд (один раз в год за каждый боевой орден) в любой конец Советского Союза, за каждый орден и медаль выплачивалась еще и небольшая сумма денег. Яков Иоффик отказался от всех льгот (хоть в деньгах семья и нуждалась, так как у семьи не было ни кола, ни двора), сказав, что “воевал не ради этих льгот и рублей, а за честь, свободу и независимость Родины и всего народа, за то, чтобы фашистская гадина никогда больше не смогла разрушать родные дома, сжигать города и села, сеять смерть и разруху, уничтожать людей”. Он тогда еще не знал, что только евреев в этой войне погибло более 6 миллионов человек.
Любовь к самодеятельности не оставляла отца никогда. Даже на фронте, между боями, он вместе с однополчанами выступал перед красноармейцами. Их фронтовые концерты принимались не менее восторженно, чем редкие выступления заезжих профессиональных артистов.
Вернувшись после третьей(!) демобилизации в Витебск, Я. Иоффик застал город в руинах. С жильем было трудно. В полуразрушенном доме на улице Суворова он занял небольшую восьмиметровую комнатку и поселился в ней с семьей.
В город стали возвращаться люди. И хотя было очень голодно, холодно, отсутствовали элементарные бытовые удобства, работать приходилось без выходных, их искореженные войной души жаждали хотя бы маленьких праздников и развлечений. Поэтому Яков организовал из довоенных знакомых первый Ансамбль песни и пляски. Ни один праздник не обходился без его выступления.
Первые репетиции проходили по вечерам в только что восстановленной школе. Затем самодеятельным артистам предоставили здание базы облпромсовета. Коллектив назвали “Ансамбль песни и пляски промкооперации”. Ансамблем, а затем и базой, бессменно руководил Я. Л. Иоффик. Вот тогда-то и стали в Витебске всех самодеятельных артистов называть “иоффиками”.
Коллектив художественной самодеятельности промкооперации.Фото 1948 г.Вспоминает один из старейших участников коллектива М. Ф. Беленький: “Молодежь откликнулась на известие, что при управлении промысловой кооперации Витебска был создан ансамбль песни и пляски, который возглавил энтузиаст Я. Л. Иоффик. Я пришел в коллектив осенью 1946 года.
О таком руководителе как Яков Лазаревич можно было только мечтать. Для него, казалось, не было преград, перед которыми он бы мог спасовать. Умел найти подходы как к советским, так и к партийным боссам, от которых многое зависело в работе и жизни ансамбля. Кроме руководства ансамбля сам активно принимал участие в драматическом коллективе и, если была необходимость, – в хоре.
Выступать приходилось в артелях (в конторах и во дворах), на выборных участках во время проведения выборов, на торжественных вечерах в обкоме партии, облисполкоме, помещении прокуратуры, в здании КГБ, МВД и других. Ансамбль принимал участие в городских, республиканских смотрах художественной самодеятельности. Занимали ведущие места. Неоднократно выезжали в колхозы и совхозы, на фабрики и заводы. И даже дважды выступали в детской трудовой колонии”.
Я. Л.Иоффик, руководитель драматического кружка. Фото начала 1950-х годов.…Коллектив мужал. В него пришли работать профессиональные специалисты. Хором руководил Попов, оркестром народных инструментов – композитор Рабунский, драматическим коллективом – сам Иоффик. В постановках драматического коллектива участвовали Л. Шульман, В. Бель, В. Тарубаров, В. Плавинская и другие. Духовым оркестром руководил композитор заведующий музыкальной частью городского театра Лойтер. Солисткой ансамбля была Надежда Хмельникова, конферансье – Аркадий Шалк.
С появлением И. Портного танцевальный коллектив, наконец, нашел своего постановщика. Он был не только постановщиком, но и сам являлся солистом. Были поставлены белорусские, украинские, молдавские, русские танцы, а также танцы стран народной демократии. Костяк танцевального коллектива составляли П. Нинбург, Л. Шульман, Л. Пасынкова, Аня Левинсон, Ида Ценципер, М. Копылов, Н.Волчок, А. Швайнштейн, Г. Боборико, Е. Домнин, О. Пукова, А.Шалк, М. Беленький и другие. В ансамбле были чечеточники М.Воронцов и С. Цлав.
В 1953 году по предложению отца в городе стали строить Дворец культуры промкооперации. К этому времени коллективы Ансамбля стали Лауреатами многих всесоюзных и республиканских фестивалей и смотров, декад белорусского искусства. Яков Лазаревич даже был представлен к званию “Заслуженный деятель искусств БССР”. Но не получил его: в это время “раскручивалось” пресловутое антисемитское “дело врачей”.
Семья Иоффика (слева направо): Раиса, Яков Лазаревич, Лазарь, Исаак, Сима Ицковна, Михаил. Фото 1952 г.Перейти в свой Дворец культуры промкооперации удалось лишь в 1965 году. Первым директором Дворца стал Яков Иоффик. Коллективы давно уже были известны не только в республике, но и за ее пределами. Они выезжали на гастроли в социалистические страны. Во Дворце в это время работали Народный театр, Народный ансамбль песни и пляски, ансамбли народных и духовых инструментов, изостудия и другие коллективы. Сюда на гастроли приезжали театры из других городов, проходили эстрадные концерты ведущих мастеров страны.
Однажды директор Дворца не выполнил какое-то распоряжение обкома партии. И несмотря на то, что Яков Лазаревич был прав, его освободили от работы. Более того, никакой другой работы в городе не дали. И, живя в Витебске, он вынужден был каждый день ездить на работу в город Рудню Смоленской области – за 60 с лишним километров. Затем, правда, удалось устроиться в Витебске: заведующим клубом автобазы. С этой должности отец и ушел на пенсию.
Находясь на пенсии, она была совсем небольшая, всего 67 рублей, он узнал, что членам партии, у которых партийный стаж более 40 лет, положена персональная пенсия. И что для ее получения нужно обратиться в райком КПБ. А ведь стаж партийный у него был еще с 1941 года, когда на фронте, перед боем, вступил в партию, чтобы как в плакате: «Если погибну, то считайте меня коммунистом!». И он пошел в райком. Его встретил секретарь – молодой хорошо одетый человек – и спросил, по какому поводу отец пришел в райком. А дальше состоялся диалог:
Отец: Я слышал, что тем, кто в партии 40 и более лет, положена персональная пенсия. А она больше, чем у простых пенсионеров и есть льготы по квартплате.
Секретарь райкома: “Да, такое решение есть. Но дело в том, что Вы не участвовали в Великой Отечественной войне”.
Отец: “Я участвовал в Великой Отечественной войне. Был в действующей армии и в 1939 году в войне с Польшей, когда освобождали Западную Беларусь, и с июня 1941 по ноябрь 1945 года в войне против фашистской Германии. С начала и до конца войны”.
Секретарь райкома: “Дело в том, что Вы не были на фронте и не участвовали в боевых действиях”.
Республиканский смотр художественной самодеятельности. Слева  направо: Михаил Копылов, Зинаида Косовер, Михаил Хейфец, Вера Элькина, Валентин Копьев,  Роза Шмуйлович, Михаил Белольский, Тамара Бель, Борис Богорад, Паша Нинбург. Минск. 1947 г.Отец: “У вас есть мое личное дело. Я всю войну был на фронте в действующей армии. Вот мой военный билет, смотрите”.
Секретарь райкома: “Да, но Вы не имеете правительственных наград”.
Отец: “У меня 14 правительственных наград, в том числе 2 ордена и 5 боевых медалей”.
Секретарь райкома: “Да, но Вы не были на руководящих должностях”.
Отец: “Должность директора Дворца культуры – это что, не руководящая должность? Не надо мне вашей персональной пенсии! Видимо, она дается только тем, кто в кабинетах весь свой стаж заработал”.
Яков Лазаревич вырастил четырех детей. Все они получили образование, стали инженерами, учителями, музыкантами. Умер отец 2 апреля 1980 года. Он похоронен на Старо-Улановичском (еврейском) кладбище в Витебске.
Михаил ИОФФИК

© Мишпоха-А. 2005 г. Историко-публицистический журнал.
1