Мишпоха №16  
Йосэф Айзенштадт и его сыновья
Александр Розенблюм
Александр Розенблюм
www.rpp.nm.ru – адрес сайта, автором которого является борисовчанин Александр Розенблюм, ныне живущий в израильском городе Арад.
Александр Розенблюм известен краеведческими изысканиями, исследованиями и многочисленными публикациями по истории родного города. Иллюстрированный множеством фотографий сайт – интересное пособие по истории родного города.

Н а старом снимке, сделанном 100 лет назад,
засняты братья Айзенштадт (справа налево по возрасту, начиная со старшего): Шмуэль, Ицхак, Борух, Элиягу и Абрам. Все они мои земляки, так как родились в моем родном Борисове в семье одного из пионеров российского сионизма Йосэфа Айзенштадта. Он работал рядовым страховым агентом, но его общественная деятельность выделялась размахом, который простирался далеко за пределы города. Занимаясь широкой благотворительностью и выступая в еврейской прессе на животрепещущие темы, Йосэф-Меер был еще и активистом палестинофильского движения. В 1884 году его избрали делегатом съезда палестинофилов, который состоялся в Силезии и где было создано объединение “Хиббат Цион”(“Любовь к Сиону”). Обращает на себя внимание и такой небезынтересный эпизод из его жизни: после женитьбы он потратил все весьма приличное приданое на организацию и содержание школы по обучению ремеслам детей из беднейших семей.
Заметными стали и сыновья Йосэфа.
Его правнучка, известный московский литератор Мария Арбатова, помогла мне бегло проследить за судьбами пяти братьев.
Шмуэль окончил Бернский университет в области юриспруденции и получил ученую степень доктора, стал профессором. Работал в разных странах. Активно участвовал в революции 1905 года. Писал революционные стихи, которые распространялись нелегально. В 1916 году в московской библиотеке Румянцевского музея (ныне Национальная библиотека России) создал еврейский отдел, собрав в нем более 50 тысяч томов. Возглавлял этот отдел восемь лет. В 1925 году уехал в Палестину, где преподавал в университете. Проявлял себя как деятель левого мировоззрения. После образования Государства Израиль вошел в комитет по защите прав арабского меньшинства. Написал ряд научных работ по вопросам права и рабочего движения. Его перу принадлежат опубликованные в 1956 году в Варшаве заметки о родном городе “Мой белорусский дом в 90-х годах (XIX в.)”. Ушел из жизни в 1970 году в Тель-Авиве. В Лавоне – израильском институте профсоюзного движения – сохраняется его мемориальный кабинет с большим портретом.
Человеком широких взглядов и глубоких знаний слыл и второй брат – Ицхак. В Швейцарии он получил философское образование, а затем, переселившись во Францию, окончил электромеханический и математический факультеты. Некоторое время трудился на электростанции. Был знаком с Горьким и общался с ним на острове Капри. В 1920 году начал работать в отделе печати Коминтерна и, наконец, стал редактором научно-технической литературы. Работал в редакциях ряда журналов. Автор многих статей, которые подписывал псевдонимом Игорь Горский.
Короткой оказалась жизнь Боруха, третьего брата, который был врачом и занимался научной работой в области охраны здоровья детей и подростков. Но сугубо мирная профессия его не спасла от кровавой руки гулаговского монстра. Власть вспомнила, что в годы первой мировой войны он оказался во вражеском плену. Этого оказалось достаточно, чтобы обвинить его в шпионаже и расстрелять в 1937 году. Ему было тогда всего 47 лет.
Интересна и житейская одиссея Элиягу, брата четвертого. В 1914 году он уехал в Палестину и окончил там школу восточных языков, где изучил турецкий и арабский. При этом он так увлекся иностранными языками, что стал выдающимся полиглотом – он знал их не менее десятка. Вернувшись в Советский Союз, он еще закончил и Тимирязевскую сельскохозяйственную академию, намереваясь применить свои знания на исторической родине. Но туда его больше не пустили.
А вот самый младший брат Абрам, который в том же 1914 году поехал в Палестину вместе с Элиягу, возвращаться домой не пожелал. Он занялся выращиванием апельсинов, разбогател и дожил до 80 лет.
Было время, когда в Борисове семью Айзенштадтов знали все. Теперь там она давно забыта. Между тем, эта семья достойна объемной книги.
Впрочем, такая книга уже написана и издана в 1999 году под названием “Человек видения и действия”. Однако в Борисове эту книгу никто не прочитает, потому что ивритом там не владеют. Правда, упомянутая Мария Арбатова тоже намерена издать повествование о своих родственниках, но на русском языке.

© Мишпоха-А. 2005 г. Историко-публицистический журнал.
1