ЖУРНАЛ "МИШПОХА" №14 2004год

Журнал Мишпоха
№ 14 2004 год


И так закалялась сталь

Борис Канторович


 

Михаил НаносНачинался июль 1941 года. Война приближалась к Витебску. Эшелон с работниками и оборудованием станкостроительного завода им. Кирова отправлялся в эвакуацию – в город Елец Орловской в то время области. Но и там в августе в небе зачастили немецкие разведывательные самолеты. Пришлось собираться в более далекие края. Одна часть заводчан, в числе которой была наша семья и семья Миши Наноса, отправлялась в Челябинск, другая – в Чкалов.
Но ни в Ельце, ни в Челябинске мое и Миши знакомство не закрепилось. Он был младше меня на пару лет, да и к тому же вскоре он с мамой и младшим братом уехали в Чкалов – поближе к основной заводской группе, хотя, откровенно говоря, близость эта отнюдь не облегчила положение семьи Наносов.
Недавно мне предложили просмотреть корректуру мартиролога “Вечная память”, в которой перечислены многие евреи Витебска, погибшие на фронтах Великой Отечественной войны. Взгляд задержался на фамилии Наноса Исаака Марковича, 1906 года рождения, о чем я и рассказал Михаилу.
– Да, это мой отец, – ответил он. – Последний раз я его видел в день отъезда заводского эшелона из Витебска. Он уже получил повестку из военкомата и поспешил к поезду, чтобы проститься с нами. В октябре сорок первого он погиб. Мы с мамой и братом оказались одни перед ужасающими тяготами военного времени – голодом, холодом, абсолютной бытовой неустроенностью. Да и что можно было ожидать хорошего, если мне, старшему, было 11 лет, а мама работала уборщицей в литейном цеху.
– Ты, – обратился он ко мне, – бывал когда-нибудь в литейке? Работа ужасная – тяжелая и грязная, низкооплачиваемая. Кое-чем помогали добрые люди, окружавшие нас, но у них и своих забот было более чем достаточно. Это была самая настоящая и весьма длительная борьба за выживание, закалившая меня на всю оставшуюся жизнь. Мне пришлось на год оставить школу, но я научился ничего не просить, не унижаться, не ловчить, сжав зубы переносить все трудности.
Из рассказа Михаила я уяснил, что и после окончания войны лишения и заботы не оставляли его. Он переехал в Витебск к тете, закончил здесь 7-ой класс. Встал вопрос о работе как источнике хлеба насущного, а он хотел, истово, до душевной боли, учиться дальше. И вопреки всему поступил в Витебский станкостроительный техникум, который закончил успешно в 1951 году.
Здесь, в техникуме, он овладел не только специальными знаниями, но и закалился физически, сформировался его характер, укрепилась воля. Огромную в этом роль сыграл преподаватель физической культуры, ныне заслуженный тренер Беларуси Абрам Яковлевич Брин.
– На днях, – сказал Михаил, – ему исполнилось 85 лет, с чем я его искренне поздравил, пожелал долгих лет жизни и всех благ. Ей богу, он этого очень и очень достоин. Разносторонний спортсмен, он приобщил меня к боксу, футболу, легкой атлетике, лыжам. По всем этим видам спорта я получил спортивные разряды – от I-го до III-го. Скажу без обиняков – я горжусь своим спортивным прошлым; былые успехи, спортивная подготовка помогают мне жить и сегодня.
После техникума последовали несколько месяцев работы на одном из заводов Минска, а затем армия, о которой Михаил вспоминает с самыми добрыми чувствами:
– Какая дедовщина? Шовинизм и национализм? Этого в помине не было. В подразделении, в котором я служил, солдаты были представлены десятью нациями и народностями, и всех нас объединяла настоящая дружба, о которой те, кто жив, вспоминает до сих пор. Я начал службу солдатом, а закончил младшим лейтенантом, что было совсем не просто.
После армии Михаил вернулся в Витебск. Тянуло его сюда не только доброе чувство к родному городу, но и огромная, всепоглощающая любовь к избраннице сердца своего, ставшей его женой – к Нине, Нине Степановне, известной впоследствии в Витебске учительнице истории, обладательнице Соросовского гранта. Потерял он ее в 1996 году – это самое страшное, неизбывное горе в жизни Михаила Исааковича. Добрая память о ней ни на миг не оставляет его.
А тогда, в 1954 году, он начал работать на заводе им. Кирова. Та жизненная закалка, которую он прошел до этого, в немалой степени способствовала решению очередной сложной и трудной задачи. Будучи главой растущей семьи, напряженно работая, он сумел успешно закончить Всесоюзный заочный политехнический институт в Москве, после чего перешел вскоре на работу ведущим конструктором в Витебское СКБ-13, в котором проработал более 30 лет, получил 12 авторских свидетельств за оригинальные разработки и изобретения.
– Ты знаешь, – рассказывал он мне, – под рукой нашего СКБ находился весь Союз, почти все крупнейшие автостроительные и станкостроительные заводы страны, в том числе ВАЗ, КамАЗ, Мелитопольский моторостроительный завод, Егорьевский станкостроительный завод и многие другие. Мы конструировали необходимые им уникальные базовые станки для обработки зубчатых колес и шестерен. Работали, не вылезая из командировок, встречаясь с интереснейшими людьми, создававшими новейшую отечественную технику. Нас знали и нас ждали в разных местах Союза, высоко оценивая нашу напряженную и результативную работу.
Итогом этого и явилось выдвижение группы ведущих конструкторов СКБ-13 на соискание звания Лауреатов Государственной премии СССР.
Но от выдвижения до получения дистанция, как говаривал А.Грибоедов, огромного размера. И вновь в полной мере потребовались душевная стойкость, настойчивость и уверенность и Михаила, и всех остальных участников группы. Всего их в группе претендентов на лауреатские звания было 10 человек, в том числе 4 инженера СКБ – Николай Старцев, Моисей Штейман, Станислав Рык и Михаил Нанос. Какие только проблемы, по существу подчас несущественные, но весьма существенные по той форме, которая тогда царила, приходилось преодолевать!
Лауреаты Государственной премии СССР (слева направо): Николай Старцев, Моисей Штейман, Михаил Нанос и Станислав Рык.Нужны были отзывы, числом аж 10. Те, кто должны были их подписать, требовали подчас включения их в число соискателей – будущих лауреатов. Иначе не подписывали, а без их подписей, как пелось в шутливой песенке из кинофильма “Волга-Волга”, “и ни туды, и ни сюды!”. Докучали постоянные комиссии Комитета по Ленинским и Государственным премиям при Совете Министров СССР, выяснявшие эффективность рассматриваемых разработок, требовавшие при этом не только почтительного к себе отношения, но и должного почитания. Доставали сроки, поджимавшие до предела, и т. д. и т. п.
И вот, наконец, среди лауреатов Государственной премии СССР 1985 года были названы витебские инженеры. Город с гордостью узнал об этом.
А потом возникла новая проблема – как получить лауреатские дипломы и знаки! Коллектив награжденных в связи с начавшейся перестройкой раскололся надвое. Россиян чествовали в Кремле, представителей Белоруссии через относительно продолжительное время пригласили на такую же церемонию в Академию Наук БССР. Почему? Нанос этого не знает до сих пор – ведь премия была союзной!
Но все это были уже побочные дела, впереди ждала работа, новые поиски и свершения, продолжавшиеся до 1996 года, когда Михаил Исаакович ушел на пенсию. За плечами осталась значительная часть трудной, но интересной жизни. Была большая любовь, есть прекрасная семья, в которой он, его дочь и зять живут в состоянии постоянной заботы друг о друге.
Михаил Исаакович Нанос – добрый, душевный и высокопорядочный человек, которого любят и уважают родные и друзья.
Борис КАНТОРОВИЧ

Борис Канторович

© журнал Мишпоха


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/nomer14/a34.php on line 173

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/nomer14/a34.php on line 173