ЖУРНАЛ "МИШПОХА" №13 2003год

Журнал Мишпоха
№ 13 2003 год


О секретах всему свету

Эмануил ИОФФЕ



Книга доктора истории Арона Пейсаховича “Евреи в агентурной разведке в период второй мировой войны” (Израиль, 2000) раскрывает деятельность евреев-разведчиков, в том числе и наших земляков – белорусских евреев, в 1939–1945 годах в спецслужбах трех стран антигитлеровской коалиции – Советского Союза, Великобритании и Соединенных Штатов Америки.
Арон Пейсахович

Арон Пейсахович – уроженец белорусского города Мозыря, бывший доцент Минского пединститута им. А. М. Горького и Белорусского государственного университета – благодаря переписке с дипломатами, историками и общественными деятелями, а также при помощи посольств Великобритании и США в Израиле использовал самые разнообразные источники и литературу, в том числе материалы из архивов Великобритании и США. Неоднократно выезжая из Израиля в США, ему удалось найти там нужные материалы не только об американской, но частично и о советской и английской разведках.



Новые книги


Отмечая, что агентурная разведка во многих случаях решала исход самых крупнейших сражений и даже военных кампаний в целом, автор книги в предисловии к ней пишет: “В ходе второй мировой войны руководители стран антигитлеровской коалиции тоже придавали большое значение агентурной разведке. Разведорганам этих государств удалось внедрить в нацистской Германии и союзных с ней странах, а также на оккупированных ими территориях, свои резидентуры, разведчиков, агентов, которые обеспечивали союзников важнейшей военной, политической и экономической информацией.
Активную роль в этой “тайной” войне сыграли евреи – сотрудники центральных разведывательных органов союзников, резиденты, агенты, информаторы. Их было много, особенно тех, кто работал на спецслужбы Советского Союза и Соединенных Штатов Америки. Они сознательно шли на риск ради победы над злейшим врагом еврейского народа – нацистской Германией.
Конечно, в агентурных разведках стран антигитлеровской коалиции действовали люди многих национальностей. Если в книге акцентировано внимание на участии в них евреев, то это потому, что исходит из темы моего исследования. Но бесспорен и тот факт, что евреи составляли значительную часть от общего числа агентурных разведчиков. Это следует признать и с этим надо считаться.
Прошло более полувека после окончания второй мировой войны, но и до сих пор деятельность и роль евреев в агентурной разведке в полной мере не исследована и не освещена в литературе, нет обобщающих работ. Я поставил перед собой задачу этот пробел в определенной степени заполнить”.
Наибольший интерес для читателя, на мой взгляд, представит вторая часть рецензируемой книги под названием “Евреи – агентурные разведчики Главного Разведуправления Генерального штаба Советской Армии”, которая включает в себя десять глав. Давая общую оценку советской военной разведке накануне войны, А. Пейсахович акцентирует внимание на начальнике Разведывательного управления Генштаба Красной Армии Семене Урицком (1895–1938), заместителях начальника этого управления Михаиле Боровиче (Грузенберге) и Михаиле Мильштейне, начальнике отдела радиоразведки ГРУ Романе Пекурине, начальнике отдела ГРУ Науме Соркине.
“В 1933 году в Париже произошел провал одного из звеньев советской военной разведки. С целью ликвидации последствий провала и освобождения из тюрем замешанных в этом деле людей, руководство Коминтерна рекомендовало Яну Берзину послать в Париж Леопольда Треппера, хорошо владеющего французским языком. В декабре 1936 года состоялась доверительная беседа Яна Берзина с Леопольдом Треппером. “Так, – рассказывает Л.Треппер, – я впервые вошел в контакт с советской разведкой”.
Я привел первый абзац четвертой главы книги “Евреи в агентурной разведке...”, большая часть которой посвящена деятельности легендарного советского разведчика Леопольда Треппера (“Отто”).
Леопольд ТрепперВ условиях прихода к власти в Германии Гитлера, разгула расизма и нацизма, угрозы войны, когда на карту было поставлено будущее человечества, Леопольд Треппер решил, что он должен быть на переднем крае борьбы с фашизмом. Это и привело его к знакомству с руководителем разведслужбы Красной Армии Яном Карловичем Берзиным, который по достоинству оценил деловые и моральные качества Треппера, его знание иностранных языков.
После выполнения первого задания и возвращения в 1937 году в Москву Треппер изложил Берзину развернутый план деятельности советской разведки в Европе. По его мнению, на первых порах надо организовывать базы для разведывательной работы, обеспечив их взаимодействие, маскировку и финансирование. Треппер предложил создать экспортно-импортные базы с центром в Бельгии и филиалами в нескольких странах. А главным директором фирмы рекомендовал назначить своего старого друга по Палестине Леона Гроссфогеля, который тогда жил в Бельгии.
Берзин одобрил этот план, обратив особое внимание на обеспечение надежной связи с разведгруппами в европейских странах и, прежде всего, в Германии. По его предложению руководителем создаваемой резидентуры связи был назначен Леопольд Треппер (псевдоним “Отто”), а его помощником – Леон Гроссфогель. Осуществление этого плана началось в 1938 году, когда Берзин и его ближайшие помощники были репрессированы.
В середине 1938 года Леопольд Треппер, по канадскому паспорту – Адам Миклер, прибыл в Брюссель и связался с фирмой “Король каучука”, где в качестве коммерческого директора работал Леон Гроссфогель. Вскоре он стал одним из акционеров фирмы “Король каучука” и под ее эгидой создал другую фирму – “ЭКС”. Следующим шагом было создание филиалов “ЭКСа” в скандинавских странах, а затем были установлены связи с Италией, Германией, Францией, Голландией и Японией.
Параллельно с работой по организации фирмы и ее филиалов
Л. Треппер и Л. Гроссфогель много внимания уделяли созданию вспомогательных пунктов связи (конспиративных квартир и радиоквартир, почтовых ящиков, конспиративных адресов и т. п.). Это было поручено Герману Избуцкому (“Бобу”), который привлек в группу радистку Сарру Гольдберг (“Лили”).
Так создавалось ядро разведывательной организации Леопольда Треппера, получившей впоследствии у гестаповцев название “Красная капелла”. После вторжения немцев в Бельгию, он и Л. Гроссфогель на машине советского посольства были переброшены в Париж. После поражения Франции Треппер был демобилизован, получив военный билет на имя Андре Дюбуа.
В условиях оккупационного режима он энергично взялся за организацию нового прикрытия. В январе 1941 года в Париже была создана фирма “Симэкс” с филиалами в других городах Франции. Деловые связи с многими немецкими и французскими кампаниями способствовали сбору важной информации по военно-экономическим вопросам, о закулисных переговорах Виши с Италией, Испанией и Ватиканом. Одновременно Л. Треппер установил связи с организациями французского Сопротивления, бывшими белогвардейцами-эмигрантами из России, которые ненавидели нацистов.
Наум ЭйтингонБлагодаря подслушиванию телефонных линий московскому руководству стало известно содержание разговоров между парижской группой абвера и ее начальством в Берлине.
7 июля 1941 года была установлена радиосвязь с Центром. Первую рацию для “Красной капеллы” смонтировал один из ведущих связистов французской компартии Фернан Пориоль (“Дюваль”). В августе 1941 года стала действовать вторая радиостанция, находящаяся в Париже – “Оскол”, на которой работали супруги Сокол – Гирш (“Руэско”) и Мира (“Мадлен”). Шифровальщицей у Треппера была Вера Аккерман.
К декабрю 1941 года получили возможность возобновить работу берлинские группы, которые практически стали частью “Красной капеллы”. Во время войны “пианисты” (так называли радистов) резидентуры “Красной капеллы” передавали ценные сведения, в том числе о наиболее важных операциях вермахта. Так, с 1940 по 1943 год “пианисты” передали в Центр приблизительно полторы тысячи донесений.
Зарубежные историки разведки утверждают, что в “Красной капелле” Треппера было 117 агентов: 48 – в Германии, 35 – во Франции, 17 – в Бельгии, 17 – в Швейцарии. По мнению А. Пейсаховича, это еще неполный перечень, потому что не учтены агенты в Великобритании, а, возможно, и в других странах.
В середине мая 1941 года
Л. Треппер сообщил в Центр через советского военного атташе в Виши И. А. Суслопарова о переброске в Финляндию 500 тысяч немецких солдат, эшелонов с войсками с запада к советской границе и указал окончательно назначенный срок нападения Германии на СССР – 22 июня 1941 года. На этом донесении Сталин красными чернилами нанес резолюцию: “Эта информация является английской провокацией. Разузнайте, кто автор этой провокации, и накажите его”.
С началом военных действий на советско-германском фронте значительно расширился объем радиоинформации, поступающей от “Красной капеллы”. Это донесения о состоянии военной промышленности, запасах сырья, новых видах вооружения (в том числе схемы и различная документация нового немецкого истребителя, сведения о новых образцах танков, орудий, морского вооружения), о военной обстановке, числе дивизий, наличии вооружения, планах наступления. Особенно важными оказались в октябре 1941 года сведения о предстоящем наступлении на Москву в ноябре 1941 года (с упреждением в девять месяцев), о готовящемся наступлении на Кавказ.
Деятельность “Красной капеллы” серьезно встревожила Гиммлера и самого Гитлера. В воспоминаниях руководителя политической разведки “третьего рейха” генерала СС Вальтера Шелленберга есть такие строки: “...Гитлер приказал покончить с русским шпионажем в Германии и на оккупированных территориях. Гиммлеру было поручено обеспечить тесное сотрудничество моей разведки со службой Мюллера (гестапо) и контрразведкой Канариса. Эти операции, получившие название “Красная капелла” (“Роте капелле”), координировались Гейдрихом. После убийства Гейдриха в мае 1942 года Гиммлер вновь взял на себя обязанности по руководству и координации действий по “Красной капелле”.
Михаил  ШпигельгласЗапеленговав передатчики в Брюсселе и Берлине, немецкая контрразведка начала поиски квартир, где стояли рации советских разведчиков. Провал радиостанции Гуревича (“Кента”) 23 декабря 1941 года поставил под угрозу раскрытия и ликвидации берлинские разведывательные группы. Спецслужбам “третьего рейха” в мае 1942 года удалось расшифровать 120 радиограмм, которые были перехвачены германскими станциями подслушивания с июня 1941 года, в том числе и радиограмму Центра от “Директора” (начальника ГРУ ГШ Советского Союза) “Кенту”. К концу октября 1942 года число арестованных достигло более 130 человек.
24 ноября 1942 года был схвачен Леопольд Треппер. Гестапо поставило перед собой задачу не только арестовать руководителя “Красной капеллы”, но и привлечь его к радиоигре с Центром. Понимая замыслы и цели затеваемой немцами радиоигры с Москвой, Треппер притворился сломленным и дал согласие сотрудничать. В то же время ему удалось передать своей знакомой написанное им в гестапо подробное и чрезвычайно важное сообщение, которое она затем переправила по нужному адресу. Это сообщение, как впоследствии стало известно, дошло до Центра. Треппер писал, что в результате операции, проведенной немецкой контрразведкой, он сам, а также Гроссфогель, Кац, Робинсон и другие находятся в тюрьме. По радиостанциям Ефремова и Венцеля в Бельгии, Винтеринка в Нидерландах, Шульце-Бойзена в Германии, Гроссфогеля и Кента во Франции, а возможно, и по другим станциям, связанным с этими группами, под той или иной подписью работает немецкая контрразведка, а не советские разведчики, которые заключены в тюрьму. Врагу удалось получить коды и радиопрограммы. Заговор грозил распространиться на Швейцарию, Италию и другие страны. Треппер также подробно описал, как проходили аресты его людей и их причины, указал тех, кому угрожал арест, и просил предупредить их об опасности, а также давал ряд рекомендаций о продолжении игры с гестапо.
Несомненно, это был подвиг. Леопольд Треппер в труднейших условиях, рискуя жизнью, ликвидировал заговор гестапо и информировал об этом Центр, который продолжил радиоигру с гестапо в своих интересах до конца войны.
В сентябре 1943 года Трепперу удалось бежать из гестапо, и до освобождения Парижа он скрывался у своих близких знакомых. 8 января 1945 года на советском самолете из Парижа он вылетел в Москву, где в аэропорту был арестован.
19 июня 1947 года “тройка” выносит Л. Трепперу приговор: 15 лет “строгой изоляции”. 23 мая 1954 года ему вручают решение Верховного военного трибунала о полной реабилитации.
Осенью 1957 года Треппер с семьей уезжает в Варшаву. В конце 1973 года ему разрешили выехать на лечение в Лондон. Оттуда он уезжает во Францию, а в 1974 году – в Израиль. В этой стране в 1982 году окончился жизненный путь самого выдающегося советского разведчика, деятельность которого заставила содрогнуться самого Адольфа Гитлера.
В то же время нельзя не согласиться с автором книги, который с сожалением замечает: “Бесспорно, что Треппер и руководимая им “Красная капелла” внесли весомый вклад в общее дело победы сил антигитлеровской коалиции над нацистской Германией. Это признается многими. Но в Советском Союзе великие заслуги Леопольда Треппера перед государством не были оценены: даже после освобождения из тюрьмы и полной реабилитации он не получил никаких наград. Более того, ему не назначили положенной таким людям пенсии!”.
Последующие главы второй части книги посвящены Анатолию Гуревичу, Шандору Радо, Яну Черняку, Льву Маневичу, Симону Кремеру, Урсуле Кучински, Анри Робинсону, Рашель Дюбендорфер.
В третьей части работы “Евреи в спецслужбах Великобритании” А. Пейсахович характеризует деятельность таких спецслужб как СИС, МИ-5, УСО, ГШКШ, повествует о дешифровальных службах, показывает первые десантные операции англичан на оккупированных территориях. Особое внимание он уделяет еврейской спецгруппе “Х-Troop” в действии и Стефану Розенбергу (Стефену Ригби), который имел кодовое имя “Нимрод”.
Участию евреев в создании и деятельности американской разведки посвящена четвертая часть книги, состоящая из шести глав.
Автор не просто пересказывает факты и события, а анализирует и размышляет, как бы беря читателя к себе в соавторы. Не слепое воспроизведение документов и мемуаров разведчиков, а критическое отношение ко всем источникам, сопоставление разнообразных источников в поисках истины – вот что характеризует большинство страниц книги “Евреи в агентурной разведке”.
Многие герои работы А. Пейсаховича – уроженцы Белоруссии.
Речь идет об известном разведчике, начальнике экономической разведки ИНО НКВД СССР, резиденте советской разведки в Англии и Испании Александре Михайловиче Орлове (Никольском), удостоенном ордена Ленина за вывоз золотого запаса Испании в Москву на сумму 518 миллионов долларов. Настоящее имя Орлова – Лейба Лазаревич Фельдбин, а родился он в городе Бобруйске.
После побега Орлова в 1938 году главным резидентом НКВД в Испании был назначен его заместитель генерал Котов (он же “Том”, “Пьер” и т. д.) – так звали в Испании Н. Эйтингона, ранее возглавлявшего отдел нелегальных операций ИНО. В НКВД его звали Леонидом Александровичем. Генерал Судоплатов в своих мемуарах отметил, “что русскими именами называли евреев в ВЧК-ОГПУ-НКВД, чтобы не привлекать внимания русских информаторов к еврейскому происхождению их шефов”.
Наум Исаакович Эйтингон родился в белорусском местечке Шклов. В 17 лет стал эсером, в 18 вступил в партию большевиков и начал работать в ВЧК. В 1919 году – заместитель начальника ЧК в Гомеле. Был замечен самим Ф. Дзержинским и направлен на ответственную работу в Башкирию, затем учился в военной академии, после окончания которой стал сотрудником ИНО. В 1925–1928 годах – на разведработе в Китае, где взаимодействовал с разведгруппой Рихарда Зopгe. После Китая был заместителем начальника отдела спецопераций НКВД. Именно Эйтингон руководил операцией по убийству Л. Троцкого. В 1941–1951 годах он являлся заместителем начальника подразделения НКВД-НКГБ-МГБ, занимавшегося разведывательно-диверсионной деятельностью в тылу противника, имел высокое звание генерал-майора госбезопасности.
После смерти Абрама Слуцкого в 1938 году обязанности начальника иностранного отдела Главного управления госбезопасности НКВД СССР исполнял его заместитель (в 1936–1938 годах) майор госбезопасности Михаил (Сергей) Михайлович Шпигельглас, который родился в местечке Мосты Гродненского уезда Гродненской губернии (теперь районный центр Гродненской области). Трудно перечислить даже приблизительно те страны, от Китая до Америки, где бы он не выполнял трудные и опасные задания.
Яков СеребрянскийСреди многочисленных управлений, отделов и групп НКВД в 1920–1930-х годах одно из подразделений называли “группа Яши”. Это была созданная по инициативе главы ОГПУ Менжинского Особая группа при председателе ОГПУ, начальником которой был назначен Яков Серебрянский (отсюда и название группы). Серебрянский руководил ее работой свыше 10 лет. Группа выполняла особо важные и сверхсекретные задания: проведение диверсий, ликвидация противников за рубежом. Одной из ее обязанностей было внедрение своей агентуры на важных военно-стратегических объектах в Германии, Японии, США, во Франции, странах Скандинавии, в Палестине. Группа действовала самостоятельно, независимо от ИНО.
Полковник госбезопасности Яков Исаакович Серебрянский родился в 1892 году в Минске. В годы войны он возглавлял отдел, занимавшийся внедрением агентов для длительной работы в странах Западной Европы и США. Серебрянский неоднократно выполнял сложнейшие задания за рубежом. Он был арестован по делу Берии и умер в 1956 году в тюрьме во время допроса от сердечного приступа.
Восьмая глава рецензируемой книги носит название “Герой Советского Союза Лев Маневич (“Этьен”). Не дожил до Дня Победы”. Она посвящена деятельности нашего земляка – уроженца города Чаусы Могилевской области, прославленного советского разведчика Льва Ефимовича Маневича.
На страницах девятой главы мы познакомимся с малоизвестными и неизвестными страницами разведывательной деятельности агентурного разведчика и боевого фронтового командира, Героя Советского Союза гомельчанина Семена Давидовича Кремера (“Варча”). В качестве помощника военного атташе СССР в Великобритании в 1941–1942 годах он во многом способствовал быстрейшему созданию советскими учеными атомной бомбы. По отзывам руководителей советской военной разведки, Семен Кремер был одним из лучших разведчиков лондонской резидентуры генерал-майора И. А. Склярова
.
Книга Арона Пейсаховича – своеобразная энциклопедия истории советской, английской и американской разведок в 1939–1945 годах и особенно такой малоисследованной проблемы, как “Евреи в агентурной разведке в период второй мировой войны”. Это первая в мире книга по данной тематике.
Хочется пожелать дальнейших успехов на научном и литературном поприще нашему земляку – Почетному гражданину израильского города Кармиэль Арону Пейсаховичу.

Эмануил Иоффе,
профессор

© журнал Мишпоха


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/nomer13/a17.php on line 350

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/nomer13/a17.php on line 350