ЖУРНАЛ "МИШПОХА" №12 2002год

Журнал Мишпоха
№ 12 (2) 2002 год


ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА ИЗРАИЛЯ

Тарас Фисанович


Тарас Фисанович

Тарас Фисанович, родился в городе Полярный Мурманской области. Во время Великой Отечественной войны находился на территории Харьковский области. Спасён от преследований оккупационных властей родственниками. После освобождения Харькова несколько месяцев (до гибели И.И.Фисановича) жил у отца в Полярном. С 1945 г. – в Ленинграде (Санкт-Петербурге), где закончил среднюю школу и Медицинский институт, хирург-онколог, кандидат медицинских наук. Автор более шестидесяти статей и изобретений в области медицины, а также статей об антисемитизме в СССР, составитель сборника материалов о Герое Советского Союза И.И.Фисановиче “Не вернулся из боя”, 1990 г. (изд. “Прапор”, Харьков, 230 стр.). С 1999 г. живет в Гамбурге (ФРГ).



На фото: Герой Советского Союза, гвардии капитан II ранга Израиль Ильич Фисанович, командир 6-го дивизиона подводных лодок Северного флота. Полярное. Фото: август 1943 г.Израиль Ильич Фисанович – прославленный в годы войны подводник, Герой Советского Союза, имя которого многократно упоминалось в сводках Совинфрмбюро, в центральных газетах, в кинохронике. Илья Эренбург, выступая в Верховном Совете СССР, говорил о Фисановиче, как о примере воинской доблести еврейского народа. Вениамин Каверин написал о Фисановиче яркий и поэтичный очерк “История “малютки”, опубликованный в “Известиях” 27 июля 1943 года.
О Фисановиче писали Макс Зингер, Николай Михайловский, Георгий Семёнов, Николай Ланин, поэты Асеев и Панов, композитор Евгений Жарковский, нарком ВМФ Николай Кузнецов, адмиралы Щедрин, Головко, Колышкин, Руссин, Герой Советского Союза капитан 1-го ранга Иосселиани. Портреты Фисановича рисовали академики Герасимов и Верейский, его бюсты лепили академики Кербель и Манизер.
Его фотографии были выставлены в каждом посёлке Еврейской автономной области. Он был членом Еврейского антифашистского комитета. Среди его друзей были Лев Кассиль, Макс Зингер, Вениамин Каверин, Юрий Герман, Евгений Петров, Исидор Шток, Константин Симонов, еврейские поэты Квитко и Фефер.
Семья Фисановичей была обычной городской еврейской семьёй – религиозной, начитанной, не бедной, но и не богатой. Мой прадед Лев Фисанович был кантором Елисаветградской синагоги (с 1934 г. – Кировоград, областной центр на Украине). Мой дед Илья Львович работал счетоводом местной винокурни. В 1913 г. он женился на моей бабушке Марии Израилевне Шехтер, только что закончившей курсы счетоводов. С началом Первой мировой войны Илья Львович был мобилизован в армию. Всю войну он служил рядовым в конной артиллерии, участвовал в Брусиловском прорыве в 1915 г. и в других крупных сражениях.
Мой отец Израиль Ильич родился 14 (27) октября 1914 г. и впервые увидел своего отца в четырёхлетнем возрасте, когда тот вернулся из армии домой. В 1919 году родился мой дядя Натан.
Израилю было 17 с половиной лет, когда он поехал поступать в Военно-морское училище им. М.В.Фрунзе в Ленинград. Сдал вступительные экзамены и был принят сразу на первый, а не на подготовительный курс. Среди 600 сокурсников он оказался самым молодым и, по-видимому, самым неподготовленным к морской службе физически и морально. И тогда он решил заняться самовоспитанием. В какой-то мере помогли слова старого морского волка, преподававшего парусное дело: “Море нужно полюбить или распрощаться с ним. Ты полюбишь море – и оно тебя полюбит”. В результате за четыре года учёбы 14 поощрений командования. В свидетельстве об окончании ни одной четверки, только отличные оценки. Он был сфотографирован у развёрнутого знамени училища и получил от Наркома Обороны К.Е.Ворошилова именные серебряные часы. И здоровье его окрепло – сдал нормы ГТО 2-й ступени. Шёл 1936 год.
По традиции, первому по успеваемости выпускнику военного училища предоставляли право выбора места службы. Но в 1936 г. уже ощущалось приближение большой войны. Советский морской флот срочно пополняли новыми боевыми кораблями. Возникла нехватка подготовленных специалистов, особенно штурманов подводного плавания. Лучших выпускников направили на только что спущенные на воду подводные лодки.
0н появился на лодке М-77, которая базировалась в Ораниенбауме (50 км от Ленинграда) в курсантском обмундировании и был встречен командой настороженно. На сложнейшем по устройству боевом корабле, где всего 16 человек команды, и от грамотных и умелых действий каждого зависит жизнь всех, назначение самого молодого в экипаже, да ещё и курсанта, на одну из самых ответственных должностей, ничего другого вызвать не могло. Но уже через месяц весь экипаж убедился, что на лодке служит не только толковый штурман, но и настоящий подводник. Каждый новый член экипажа на подлодке сдаёт зачёт по устройству корабля и его жизнеобеспечению. Надо было знать и находить впотьмах, на ощупь, в каждом из 6-ти отсеков каждый вентиль, от которого зависело погружение и всплытие лодки и работа её механизмов. На это отводится месяц, но месяца у Фисановича не было – лодка постоянно находилась в учебно-тренировочных походах. Фисанович сдал этот зачёт без дополнительной подготовки. А поздней осенью, когда стали подводить итоги летних плаваний, выяснилось, что на М-77 служит лучший штурман 3-й бригады подплава Балтийского флота. В первый год службы доказать, что ты лучший среди двух десятков штурманов (причём среди них были офицеры со стажем), это был большой успех. К осени следующего года молодого лейтенанта Фисановича назначают флагманским штурманом дивизиона малых подводных лодок (“малюток”), ответственным за работу 5-ти штурманов, а весной 1938 г. – командиром малой подводной лодки М-84 и присваивают очередное воинское звание старший лейтенант.
Лейтенант И.И. Фисанович. Ленинград - Орнаниенбаум. Фото 1936 г.Одновременно с Балтийским пополнялись и другие флоты страны, и там тоже не хватало специалистов. В августе 1938 г. Фисановича назначили флагманским штурманом штаба Северного флота, на должность капитана 1-го ранга. Всю осень и зиму он плавает на различных кораблях и подлодках, детально знакомясь с побережьем Баренцева и Белого морей, и доказывает свою состоятельность в новой должности. Но тут произошли два события, которые по тем временам могли сломать карьеру любому офицеру. В Харькове арестовали его отца Илью Львовича, обвинили в шпионаже в пользу фашистской Германии, и он под пытками подписал признание. Мне удалось в 1987 г. получить справку из Харьковского управления КГБ, а потом и документ о реабилитации деда ввиду отсутствия улик. Конечно, Израиль Фисанович не мог видеть эти документы. Но он не верил в вину отца и, когда тот в апреле 1939 г. умер в тюремной больнице, Израиль Ильич не отказался от отца и поехал на его похороны. В том же 1939 г. исключили из партии тётку его жены за “потерю политической бдительности” – не донесла на сотрудницу, рассказавшую политический анекдот. В связи с этими событиями Фисановичу отказали в направлении на курсы усовершенствования, задержали приём в партию и понизили в должности – назначили флагманским штурманом бригады подплава.
...Идя в свой первый боевой поход, Фисанович наметил дерзкий план – прорваться во вражескую гавань Лиинахамари, расположенную в финском фиорде Петсамо-Вуоно. Там, в непосредственной близости от линии фронта, немцы разгружали суда с боеприпасами, техникой и войсками, пришедшими на смену потрепанным в боях частям. В эту гавань уже попытался прорваться его друг – командир подлодки М-174 Николай Егоров, но атаковать врага не смог.
После 2-х суток тщательного наблюдения М-172 в подводном положении медленно вошла в узкий фиорд. Шли по картам и компасу, изредка на мгновение поднимая перископ. Удалось незаметно проскользнуть под кораблями охранения. Когда, согласно расчётам, оказались у входа в бухту Лиинахамари, подняли перископ, осмотрелись. Перед ними в полукилометре стоял у причала под разгрузкой пароход. Работали подъёмные краны, суетились грузчики. Из трубы парохода шел дым. Фисанович направил торпеду. На мгновенье подняли перископ. Фисанович увидел, что над судном взметнулось облако дыма и пыли. На Северном флоте это была всего вторая победа. Немцы, не предполагая такой дерзости от советских подводников, долго искали в небе английские самолёты и бросились на поиски подлодки поздно, когда она уже выходила в открытое море. Спустя сутки М-172 второй торпедой утопила ещё одно вражеское судно.
По оценке командующего Северным флотом адмирала Арсения Головко, это была “первая по-настоящему знаменательная победа, определившая наши возможности в борьбе с врагом на его коммуникациях...”. После этого похода наши “малютки” прочно “оседлали” подступы к прифронтовым портам врага, значительно сократив снабжение фашистских войск на северном фланге и резко ослабив их натиск.Команда Краснознаменной подводной лодки М-172 на отдыхе. В центре Герой Советского Союза капитан III ранга И. И. Фисанович. Полярное. Фото 1942 г.
15-го мая 1942 года М-172 вышла в одиннадцатый боевой поход, ставший для подводников всего Советского Союза хрестоматийным примером стойкости и героизма. Обнаружив вражеский транспорт в окружении кораблей охранения, М-172 торпедировала его с близкой дистанции. Вообще, атаки на предельно коротких дистанциях были принципом тактики подводного боя у Фисановича. Такие атаки гарантировали попадание торпед в цель, но были очень опасными для подводной лодки. Противник, в свою очередь, мог легко определить координаты лодки и атаковать её. На этот раз немцы быстро и довольно точно определили положение лодки. Их глубинные бомбы рвались в непосредственной близости от М-172, некоторые в 10-15 м от корпуса, образуя в нём вмятины, расшатывая и выводя из строя механизмы и приборы, травмируя и сбивая с ног подводников. Близкие разрывы повредили корпус топливной цистерны. Солярка, выплывая из неё и появляясь на поверхности моря характерными пятнами, выдавала место расположения лодки, позволяя немцам бомбить лодку прицельно. Только несгибаемая стойкость экипажа, точные данные гидроакустика Шумихина о расположении и курсах немецких кораблей и умелые манёвры командира позволили лодке вслепую с повреждёнными неработающими компасами в течение десяти часов уходить от преследования. Уходили к своим берегам, ориентируясь по показаниям эхолота о глубинах моря, которые Фисанович изучил досконально ещё до войны, будучи флагштурманом флота и бригады подплава.
На отдыхе в Полярном. Слева направо: писатель-маринист Н.Г. Михайловский, И.И. Фисанович, драматурги И.В. Шток и М.Э. Зингер. Фото 1942 г.В этом походе на лодке был флагманский врач бригады Залман Самуилович Гусинский, близкий друг отца. В поход он пошёл с целью проверки новых способов регенерации воздуха, и его знания очень пригодились. В лодке, идущей в подводном положении, постепенно снижалось содержание кислорода, и накапливался углекислый газ, выдыхаемый экипажем. За десять часов непрерывного боя воздух в лодке стал совершенно непригодным для дыхания. Гусинский, используя свои знания и имеющееся оборудование, старался замедлить процесс накопления углекислоты в воздухе, повысить содержание кислорода. Попутно он считал близкие разрывы глубинных бомб, откладывая спички, а когда их стало не хватать, начал ломать спички пополам. Потом насчитали 324 взрыва глубинных бомб. Наконец лодка, маневрируя, приблизилась к нашим берегам, и подводники сквозь толщу воды услышали, как залпы нашей береговой артиллерии отгоняют врага. Дышать было совсем нечем, и М-172 всплыла в пределах досягаемости артиллерии немецких кораблей. Немцы выпустили по лодке до 40 снарядов, но были отогнаны нашей артиллерией. Лодку атаковал немецкий самолёт, сбросив на неё 4 авиабомбы и причинив ей новые повреждения. И всё-таки лодка своим ходом пришла на базу. В музее Северного флота хранится разрушенная электрическая лампочка. Под ней надпись: “Подлодка М-172. 16 мая 1942 года. 324 глуб. бомбы, артобстрел, 4 авиабомбы”.
Для ремонта лодки потребовалось 5 месяцев. Для устранения огромных вмятин корпуса пришлось вызвать инженеров из блокированного немцами Ленинграда. Экипаж был награждён высокими правительственными наградами. В этот период Израиль Ильич Фисанович был кооптирован в Еврейский антифашистский комитет и побывал в Москве.
В двенадцатом боевом походе команда М-172 выполнила очень опасное задание. В последней декаде октября 1942 г. лодка подошла к занятому немцами норвежскому побережью и высадила разведгруппу.
В тринадцатом походе в восьмибальный шторм восемь суток подводники искали встречи с врагом, но море было пустынно. Пришлось возвращаться ни с чем.
В пятнадцатом походе М-172 потопила крупный транспорт противника.
В шестнадцатом походе потопили ещё один эсминец врага. На боевом счету М-172 стало одиннадцать неприятельских кораблей и судов.
В одном из боевых походов на М-172 находился корреспондент центральной морской газеты “Красный флот” Николай Николаевич Ланин. В этом походе М-172 потопила крупный транспорт фашистов, но корабли конвоя обнаружили нашу лодку и более двух часов бомбили её. Лодка опять получила повреждения. Положение создалось критическое. Вспоминая этот поход, Ланин писал, что в самые тяжёлые минуты вражеской бомбёжки, снимая нервное напряжение команды, Фисанович с подчеркнутой иронией громко произнёс: “Да-а, нарвались на мастеров. Ничего, мы их сейчас обманем...”. Подводники заулыбались и, действительно, вскоре лодка ушла от преследователей.

На борту переданного Советскому флоту британского линкора, названного после приемки “Архангельск”. В центре группы советских и британский моряков посол СССР в Великобритании Ф.Т. Гусев и И.И. Фисанович. Скапа-Флоу, Великобритания. Фото 1944 г.За 2 года под командованием И.И.Фисановича М-172 совершила 17 боевых походов, потопив 13 кораблей и судов противника. Кроме того, в тыл врага была заброшена одна разведгруппа и эвакуирована другая группа разведчиков. Флаг М-172 украшали орден Красного Знамени и гвардейская лента. Таких гвардейских Краснознамённых кораблей в Советском Флоте было всего четыре. Все члены экипажа были награждены орденами. Указом Президиума Верховного Совета СССР 3-го апреля 1942 г. И.И.Фисановичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали “Золотая звезда”. Кроме этого, Фисанович был награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени и американским орденом “Морской крест”.
...В боях за Латвию был смертельно ранен младший брат Израиля Фисановича Натан, командир миномётной роты. К этому времени отпали сомнения в гибели дяди Фисановича Наума Израилевича Шехтера, которого в семье все очень любили и гордились его подвигом. В газете “Известия” 29-го июля 1941г. была опубликована о нём заметка, в которой говорилось, что капитан Шехтер возглавил пехотный полк, отрезанный от других частей. Полк внезапным ударом отбросил немцев, форсировавших водный рубеж. Шехтер получил два ранения, но продолжал руководить боем четверо суток, пока его не сменил присланный офицер. При дальнейшем отступлении наших войск Н.И.Шехтер оказался в окружении и был объявлен пропавшим без вести.
К концу 1943 г. под ударами войск антигитлеровской коалиции капитулировала союзница Германии фашистская Италия и сдала англо-американскому командованию более двух третей своего флота. Остальное перехватили немцы. Правительство СССР потребовало свою долю трофеев. Поскольку сдавшиеся итальянские моряки были готовы сражаться с оккупировавшими северную Италию немцами, было решено передать Советскому Союзу адекватное количество английских и американских кораблей. Для их приёмки в Англию выехали экипажи советских моряков. Один из таких экипажей возглавлял Фисанович.
Бюст Героя Советского Союза И. И. Фисановича. Автор Л.Е. Кербель. Полярное. 1943 г.Команда Фисановича за 2 месяца освоила среднюю английскую лодку, которой после приёмки присвоили индекс В-1.
25 июля 1944 г. подводная лодка В-1 под советским военно-морским флагом начала путь к нашим берегам, но в пути погибла. Долгое время причины и место её гибели оставались невыясненными. В послевоенные годы было установлено время и место гибели В-1: 9 ч 39 м по Гринвичу 27 июля 1944 г. в точке с координатами 64°34' северной широты и 1°16' западной долготы (т.е. в 230 милях к северу от Шотландских островов). В пятидесятых-шестидесятых годах в Великобритании и США были опубликованы 4 монографии, в которых признали факт потопления советской подводной лодки В-1 британским бомбардировщиком береговой охраны “по ошибке”. Советские историки утверждали, что Адмиралтейство Великобритании просто не хотело передать Советам эту лодку.
Имя Героя Советского Союза гвардии капитана 2-го ранга Израиля Ильича Фисановича навечно занесено в список одной из воинских частей Северного флота. Ему посвящены экспозиции в Центральном Военно-Морском музее в Санкт-Петербурге и в музее Северного флота в Полярном. Его именем названы улицы в Полярном, в Кировограде и в Харькове. Барельефы с его изображением установлены в Полярном и в Харькове. Надеюсь, что имя подводника-североморца Израиля Фисановича будет храниться в памяти его народа.


Тарас Фисанович

© журнал Мишпоха


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/nomer12/a21.php on line 301

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/nomer12/a21.php on line 301