А

ЖУРНАЛ "МИШПОХА" №10 2001год

Журнал Мишпоха
№ 10 (2) 2001 год


Исаак Зельдин.

© Журнал "МИШПОХА"

Семейные истории


Бронислава Зельдина
НЕСТИ ДОБРО ЛЮДЯМ
Свершилось то, о чем мечтал отец мой – Зельдин Исаак – открылась совместная выставка его картин и картин сына. Она проходила в Художественном музее его родного города Витебска.
Родился Зельдин Исаак Меерович в далеком 1888 году в Витебске. Мой дед был маляром. В семье было 5 детей: трое сыновей и две дочери. Дядя Ефим, мой отец и его сестра Ева постоянно жили в г. Витебске. Отец учился в хедере. Работать и рисовать начал рано. Военную службу проходил в Средней Азии. Самое яркое впечатление о том времени - впервые увиденные горы.
Вернувшись в Витебск, отец продолжал работать, рисовать.Исаак Зельдин и Сима Абрамовна (жена). Фото 1925г.
“Путеводной звездой” был Учитель – художник Юдель Пэн. Он давал папе уроки, учил его рисовать. В мастерской у Пэна было всегда много учеников, висели оконченные работы и те, над которыми он работал. В отдельном помещении были выставлены его работы: натурщицы в обнаженном виде – эту комнату называли “Баня”.
После подготовки в школе Юделя Пэна папа был принят в художественно-практический институт и учился там до 1922 года. Я хорошо помню черно-белое фото 1921 года, что хранилось у нас в доме: “В скульптурной мастерской”. В центре сидит натурщик, “обнаженный”, крупного телосложения, а вокруг него учащиеся – студенты лепят, в левом углу – папа в широкой темной блузе.
Возможно, это было самое дорогое для папы время – ему 30-33 года. Рядом с ним были прекрасные люди, педагоги, творцы. О том времени он вспоминал нередко и маме диктовал воспоминания.
“Черный квадрат” Казимира Малевича отец не понимал, не принимал кубизм, футуризм. Реальной жизни красота ему была дороже. И его работы – “вечный спор с Малевичем”, так говорил он сам.
Папа навсегда остался верен своему первому учителю – Юделю Пэну.
1922 год – сложный период для художественной школы. Уехал Шагал, Малевич, часть преподавателей уехало, не было красок, холста. Папа рассказывал, что была организована поездка в Москву к наркому просвещения А.В.Луначарскому. Просили, требовали. Но ни у кого не опускались руки. Учились, работали.

Семья.
Учеба так увлекла папу, что только в 1924 году в возрасте 36 лет он женится. Его жена Сима Стам – образованная, красивая, сероглазая брюнетка 23 лет. Она разделяла его увлеченность, была его первым критиком. У них пятеро детей – осталось трое: две дочери и сын. Старшая Эсфирь, 1926 года, сын Роман, 1932 года и младшая – я – Бронислава, 1939 года. Так повелось у нас в семье: мужчины – рисовали, а женщины – медиками стали.
Братья Зельдина и жена Ефима. Фото 1957г.Отношения учителя и ученика не прерываются. Старшая сестра Эсфирь помнит, как к нам домой приходил Ю. Пэн – она его называла “старичок с бородкой”.
Сохранилось довоенное фото, на котором папа у своей работы: “Агитатор”. О ней хорошо отзывались критики. Но папа рассказывал только о высказанных ему замечаниях. Сегодня они кажутся смешными, даже анекдотичными, но тогда ему было не до смеха. Агитатору не предложили раздеться, кто-то плохо сидит и другие замечания в таком же духе. Что еще я знаю о судьбе его картин? Картина “Старый Витебск” была на выставке и пропала. Почти все довоенные работы отца пропали.
В 1941 году, когда началась война, мы успели эвакуироваться в Бугуруслан, Отец работает в авиамастерских – красит самолеты, работает днем и ночью. Награжден медалью “За доблестный труд”, его фамилия на городской доске Почета.
В 1946 году – возвращение в Витебск. Одна из первых послевоенных работ папы “Белорусские партизаны”.
Зима, группа партизан в белых маскхалатах выходит из леса. Картина выставлялась в г. Витебске, Минске.
…Летцы. Вся наша семья любили это место. Папа расписывал стены, потолки в санатории “Летцы”, а в свободное время рисовал пейзажи. Летом мы жили в деревне Шевино, на берегу озера, заросшего по краям желтыми и белыми кувшинками, вокруг которого – вековой сосновый бор.Роман Зельдин. Фото 1959г.
Так и назвал он свою работу “Летцы”, где на переднем плане – огромные красавицы сосны, а рядом на пеньке примостился его сын Роман и рисует. Я помню, как мы шли с папой от железной дороги в Летцы пешком. Автобусы тогда не ходили туда. Была весна. Любимая его пора года. Он всегда очень ждал весну и мог спросить зимой в любой мороз с улыбкой: “Весна скоро будет?”.
Рисовал он с натуры, но порой дома дорисовывал, и тогда рядом он клал кору сосны и на картине хотел передать, как он говорил, “фактуру” коры. Отсюда у него своеобразная манера – он как бы не пишет маслом, а лепит, и особенно это проявлялось в его более поздних работах.Сидят: Сима, внучка Алла, Исаак. Стоят: Бронислава Зельдина и Леонид Вейсман. Фото 1969г.
Рисовал он чаще левой рукой, в правой - держал палитру. Руки с трудом отмывались – писал он масляными красками. И улыбаясь, шутя, говорил: “У меня грязные руки, но чистое сердце”. Руки у папы были очень сильные.
1971 год. В журнале “Маладосць” № 7 в рубрике “У свеце прыгожага” в статье об отце В.Ждановича “Крынiчнай чысцiнi любоў” писалось: “Зельдин потомственный витеблянин. Ему 83 года, но физически это сильный человек. Витеблянин Зельдин все время пишет свои картины с натуры, пишет портрет своей земли. Творчество его этнографическое. Главное, что определяет его искусство – красота, искреннее удивление, увлеченность, чувство гармонии” (перевод с белорусского - авт.).
В 1974 году папина работа “Пионерский лагерь в Кашино” получила диплом экспертной комиссии Министерства культуры СССР и была включена в экспозицию передвижной выставки.
Картины уходили на выставки и не всегда возвращались. Не было у нас, к сожалению, бережного отношения к работам отца и его архиву, его воспоминаниям. Довоенные работы почти все пропали. В послевоенные годы часть работ, ушедших на выставки, не вернулась, а часть была украдена. И осознание этого пришло с опозданием.
Просыпался отец очень рано. Был немногословен и бесконечно добр!!! И все, что мог, людям отдавал. И для себя ему почти ничего не надо было. Непритязателен и в одежде, и в еде. Не пил и не курил. И этому учил людей. В нем был какой-то сильный “стержень”. Он был далек от суеты житейской. Мало отдыхал, а рисовал очень много. Роман и Бронислава
В 1972 году Марк Шагал после долгого перерыва приехал в Советский Союз. Накануне его приезда в дом Зельдиных пришла весточка от всемирно известного художника. Он просил Исаака Мееровича, пожалуй, единственного человека в Витебске, которого знал лично, найти могилы его родителей. Не знаю, хотел Марк Шагал лично поклониться могилам или думал прислать цветы, венок. Исаак Меерович неделю искал, где похоронены родители Марка Шагала, но так и не нашел.
Роман Зельдин похож на отца и внешне и делами. Родился в 1932 году в Витебске. Исторический факультет окончил с красным дипломом. Историком не стал. Влекла его стезя художественная, и ей он посвящает всего себя. Писал маслом, позже увлекся акварелью. Пейзажи Беларуси, Крыма, Кавказа. Двадцать лет пишет портреты современников.
Сквозь мглу войны и жизни трудной добро несли они, даря его всем людям.
Добро, смешавшись вместе с краской, легло на лист и замерло в прекрасном, чуть потускневшем, но живом холсте, даря нам радость жизни.

© журнал Мишпоха


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/nomer10/zeldin.php on line 82

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/nomer10/zeldin.php on line 82