А

ЖУРНАЛ "МИШПОХА" №10 2001год

Журнал Мишпоха
№ 10 (2) 2001 год


© Журнал "МИШПОХА"

Из журналистского блокнота


Виктор Иоффик
СЫН ТРЕХ СЕМЕЙ. ТРЕХ НАРОДОВ. ТРЕХ РЕЛИГИЙ.
Зинаида Рябова
...Зинаида Арсентьевна Рябова была женщиной необыкновенной. В ней чувствовалась внутренняя сила, цельность и решительность характера. Блистательная актриса, ученица великого Тарханова, она с первых ролей в довоенном Брестском драматическом театре завоевала горячую любовь зрителей.
Ей, с ее внешними данными, играть бы дам высшего общества, а она все больше тяготела к драматическим ролям. Полюбившееся ей амплуа Рябова объясняла просто.
Совсем рядышком, в Германии, набирал силу фашизм, и она, женским чутьем чувствуя его опасность для всего живого, поклялась посвятить себя ролям, прививающим зрителям “вирус человеколюбия”. Это желание еще более укрепилось, когда у нее родился Эмиль. Пуще всего на свете Зинаида Арсентьевна стала опасаться межнациональной ненависти. И то сказать: отцом ее сына был актер и режиссер еврей Натан Данович.

Натан Данович
Ах, Натан Ефимович Данович!
Сколько женщин, знавших Дановича, безответно сохло по нему. Безответно, потому что предан он в эти годы был одной-единственной даме - Зинаиде Арсентьевне Рябовой.
У них было много общего: оба любили Белоруссию, ее людей и природу, оба увлекались романами Эмиля Золя (в его честь и сына назвали).
Они заканчивали разные училища. Актерскому делу Зинаида Арсентьевна, как уже было сказано, училась у незабвенного Тарханова, Натан Ефимович - у мастеров со всемирной славой Михоэлса и Зускина.
...22 июня 1941 года застало Зинаиду Арсентьевну на гастролях. Там, вдали от дома, узнав о том, что немцы форсировали Буг, от страха за сына (Эмиля она оставила на соседей-поляков Войтовичей) Рябова потеряла сознание.
В отъезде находился и Натан Ефимович. Они выступали в разных городах Белоруссии.
Труппа Зинаиды Арсентьевны успела эвакуироваться. Натан Ефимович оказался “под немцем”. Ему, еврею, нельзя было оставаться на оккупированной территории, и он решил пересечь линию фронта. Пересек... Но пребывание в тылу ему, жителю Западной Белоруссии да еще с пятым пунктом, не простили. Арестовали-таки...

Пани Михалина
В Бресте - немцы. Над двухлетним Эмилем - сыном Рябовой и Дановича - нависла угроза гибели. И не миновать бы ему ее, если бы не чета Войтовичей, на которых был оставлен Эмиль накануне гастролей. Эти милые поляки с симпатией относились к героям нашего повествования.
Пани Михалина поклялась на иконе Божьей матери, что спасет ребенка.
О, добрейшая пани Михалина! Она заменила мальчику родную мать. Чтобы уберечь Эмилека, Войтовичи крестили его, стали брать с собой в костел. Малыш с головой окунулся в католические обряды и праздники. Все это вошло в его жизнь так же естественно, как новый домашний уклад, польский язык, польская кухня.
Некоторое время спустя Эмиль ничем не отличался от набожных сверстников-католиков. Он даже начал забывать идиш, на котором с ним разговаривал отец.
А в это время Натан Данович валил в Сибири лес.
Зинаида Арсентьевна же, эвакуировавшись вглубь России, выступала в госпиталях, в воинских частях, поддерживая боевой и моральный дух защитников Родины.

Эмиль, Натан, Зинаида и Войтовичи
Эмиль, Эмилек... К светлому дню Победы ему исполнилось восемь лет. Маленькому неокрепшему сердечку последовавшие затем события принесли неописуемые страдания.
После войны в Брест вернулась Зинаида Арсентьевна. А позднее появился и Натан Ефимович, освобожденный из мест заключения. Казалось бы, вот теперь-то наладится жизнь. Но, так случилось, что к моменту их встречи они стали друг другу чужими.
Данович встретил другую женщину.
Но даже не эта отчужденность стала для них главной болью. Сердце разрывалось на части от раны, куда как более глубокой.
Эмиль не хотел признавать настоящих родителей. Он знал только одну “мамусю” и одного “татусю”. В одночасье отрывать его от Войтовичей было бы бесчеловечно - по отношению к мальчику и к самим Войтовичам, привязавшимся к Эмилю, как к родному сыну. Нужно было время... Плакали обе матери... И молились Богу: одна - православному, другая - католическому. А Натан - иудейскому...
Зинаида Арсентьевна стала ежедневно бывать у Войтовичей,
заново завоевывая любовь и привязанность к себе родного сына и постепенно приучая его к мысли о неизбежной разлуке с польской семьей. И этот день настал...
Беда одна в дом (я о доме поляков) не приходит. Вдруг арестовали пана Войтовича, и он в одночасье угас за колючей проволокой. Натан Ефимович ДановичСлегла, а вскоре покинула этот мир и пани Михалина, не сумевшая перенести потерю мужа и Эмилека.

Второй брак
Прошло время, которое, как известно, лучший лекарь. Зинаида Арсентьевна встретила человека и, полюбив второй раз в жизни, вышла замуж. Он был умен, благороден и профессионально безупречен. Впрочем, иначе и быть не могло: профессия у него была, что называется, в крови - ею занимались отец, дядя, двоюродные тети и брат, другие родственники. Новый избранник Зинаиды Арсентьевны был врачом. Его звали Ефим Самуилович Сает (это его имя, читатель, мы просили запомнить).Ефим Самуилович Сает, Зинаида Арсентьевна Рябова и Эмиль Натанович Данович
Кем же приходится Ефим Самуилович герою моего давнего очерка Гавриилу Ефимовичу Саету? Да племянником же! Родным племянником...
Вглядитесь еще раз в старую, времен первой мировой войны, фотографическую карточку, иллюстрирующую первый очерк. На ней, напомним, родные братья Саеты: Гавриил Ефимович и Самуил Ефимович. (На фото - 1916 год. Братья еще не знают, какая страшная судьба им уготована: Гавриилу до эпидемии тифа в Мозыре осталось жить менее четырех лет; Самуилу до гибели в Освенциме — чуть больше четверти века.
А теперь: внимание!
1919 год. Полесье. Мозырь. В городе - тиф. Доктор спасает горожан и погибает. Это Гавриил Ефимович Сает (см.первую часть очерка).
1942 год. Все то же Полесье. Партизанский отряд имени Щорса. В отряде - тиф. Партизанский врач бесстрашно борется со страшной эпидемией и заболевает сам. Летальный исход? К счастью, нет. Партизанский врач выкарабкивается. Его имя - Ефим Самуилович Сает, как мы уже выяснили, племянник спасителя Мозыря Гавриила Ефимовича и второй муж Зинаиды Арсентьевны Рябовой.
Такие вот хитросплетения судеб!
Итак, третьим (после Дановича и Войтовича) отцом мальчика стал Ефим Самуилович Сает. Он полюбил Эмиля как родного, воспитал, помог получить образование. Эмиль стал врачом, как, к слову, и его сводный брат Самуил, родившийся у Зинаиды Арсентьевны от Ефима Самуиловича. Нынче Эмиль — уважаемый в области человек, заведует Высоковской больницей (Каменецкий район Брестской области).
Несколько слов о Самуиле — родном сыне Ефима Самуиловича, талантливом практикующем психотерапевте, рекламу о котором я увидел два года назад по ТV (см.первую часть очерка).
Самуил учился у выдающихся психо- и гипнотерапевтов Европы, Северной Америки и Канады: Эрнеста Росси, Тетти Эриксон (дочери знаменитого Мильтона Эриксона), Нормана Воотона - члена английской Академии гипнотерапии, Мэрилин Аткинсон, у директора московского института семейной психотерапии Леонида Кроля.
Самуил Сает — автор ряда научных работ по психотерапии, неоднократно выступал по этой проблеме на Всероссийских научных конференциях.
...Однако вернемся к другим героям нашей истории.
Эмиль Натанович ДановичДавно покинули этот мир Натан Ефимович Данович, Зинаида Арсентьевна Рябова и ее второй муж, бывший партизанский доктор, Заслуженный врач республики, человек удивительной душевной щедрости Ефим Самуилович Сает.
Что же касается Эмиля, то иногда он и сегодня вспоминает католические молитвы и православные обряды. И всегда ощущает себя сыном трех семей, трех народов, трех религий...

© журнал Мишпоха


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/nomer10/saet1.php on line 102

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/nomer10/saet1.php on line 102