Мишпоха №29    Рина ЛЕВИНЗОН * Rina LEVINZON. СТИХИ * POEMS

СТИХИ


Рина ЛЕВИНЗОН

Рина ЛЕВИНЗОН Рина ЛЕВИНЗОН

Рисунок Лии Шульман Рисунок Лии Шульман

Рисунок Лии Шульман Рисунок Лии Шульман

Рисунок Лии Шульман Рисунок Лии Шульман

Рина ЛЕВИНЗОН * Rina LEVINZON. СТИХИ * POEMS

Родители из белорусского города Орши. Рина родилась в Подмосковье. Потом долгое время жила в Свердловске (ныне Екатеринбург). Там же окончила институт иностранных языков.

В Израиле с 1977 года. Поэт, прозаик, переводчик. Автор 12 книг на русском языке. Пишет также на иврите – четыре поэтических книги. Одну книгу написала на английском языке. Лауреат четырех литературных премий.

Стихи переведены на иврит, английский, немецкий, арабский, голландский языки.

Перевела с иврита на русский язык стихи Рахель, У.Ц. Гринберга, Н. Альтермана, Х. Ленского и многих других.

Член Союза писателей Израиля, член Пен-клуба.

Постоянный автор журнала «Мишпоха».

 

 

***

До самого утра, до серебра,
до сердцевины выдоха и вдоха,
до золотого горла, до нутра,
до той последней правды без подвоха,
до зябкости, понятной снегирю,
до жара, неподвластного понятью,
до смертного, последнего объятья —
я о таком сближенье говорю.

***

Жалей меня, веди меня, вели,
я так легко себя тебе вверяю,
веди меня по острию, по краю,
по шпалам ошалевшей колеи.

По твоему полночному молчанью,
по космосу касанья твоего.
Молочный ветер, сонных звезд качанье.
И тишина. И больше ничего.

 

СУЛАМИФЬ

Но ты позвал, и я отозвалась.
Струится серебро над черной почвой.
Любовь слепит и лепит нас из нас,
Отпаивая влагою молочной.
Но ты позвал, и я к тебе пришла.
Так из ручья спешат напиться кони.

Какая влага теплая текла,
Тебя пою и пью с твоей ладони.
О, эта тяжесть, этот сладкий груз —
Плодов созревших и волны ленивой.
Но ты пришел, и я к тебе тянусь,
И сонный ветер кружит над оливой.

 

***

А наша земля не для слабых.
Я мужество храбрых пою.
Господь обещает нам славу,
И мир, и победу в бою.
И пусть я могу так немного
В
круженьи событий и дат.
Я выбрала эту дорогу.
Пусть рвутся убийцы к порогу –
Не сдамся!
Я тоже солдат.

 

***

Жизнь моя – добрая пряха,
нитей-то сколько – пряди!
Черное платье из страха
с белой тоской на груди.

Любы мне эти одежды,
крутится быстрый клубок –
Белое платье надежды
с черным узором тревог.

 

***

Серебряная речь ручья.
Спешит ночной дозор.
Чья эта музыка и чья
звезда скатилась с гор?

Чей это замысел опять
счастливый и простой?
Не надо ничего менять
Закончен день шестой.

 

***

Протяни мне, август, ветвь.
Что в твоем протяжном звуке?
Под защиту, на поруки
забери меня от всех.

Защити меня листвой,
тенью заслони сосновой,
звездной окружи основой
на подкладке луговой.

Отпои меня росой,
тишину набрось на плечи.
Только этим, видно, лечат
от усталости земной.

 

ИЕРУСАЛИМСКОЕ УТРО

И снова я в начале дня,
В начале всех чудес грядущих,
В дому своем, как в райских кущах,
Где столько света и огня.

И ночь, которая придет,
Так далека еще, как будто
Н
а всем на белом свете утро
Свою льняную ткань прядет.

 

***

Белым полем тебе в ноги лягу,
черной птицей отгоню беду.
Запишу на белую бумагу
нашу золотую чехарду.

И когда осенний день остынет,
и когда придет последний час,
черный ливень смоет белый иней
с белого лица и черных глаз.

Сопричастность и души, и тела,
и над всем невидимая власть.
Белая голубка пролетела,
черная ворона пронеслась.

 

Соляной столп

Куда мы? Куда уплывает Земля?
Колеса огромны, и поезд печален,
и ангел-хранитель, беду замоля,
мне машет крылом у последних развалин.

Как странно вращается сонная ось,
огонь возвращается в птичье пространство.
Ах, как бы назад повернуть не пришлось
в то детство больное, в то сонное царство.

Мы сны оставляем.
Не дом и не сад,
а пепел и дым, и дворы ледяные.
И только бы взгляда не бросить назад –
так страшно маячат столпы соляные!

 

МАМЕ

Встанешь утром, на улицу выйдешь,
все снегами вокруг замело.
Взмах руки...
Только ты не увидишь,
сколько темных туманов легло!
Конь разлуки все скачет и скачет,
не окликнуть его, не догнать.
Ни души.
Только отзвуки плача.
Твоего? Моего? –
не понять..

 

***

А у моей дороги нет конца –
стремится лента в бесконечность дали.
То спутника приветишь, то гонца,
и сколько бы ни шла – всегда вначале.

А у моей дороги столько вех –
то след прощанья, то потери мета...
Все так, как есть,
все то же, что у всех
до края времени, до нескончанья света.

 

***

Как сложится – так сладится,
как сможется – так сгладится
нескладица моя.
Беда ли, неурядица,
все как-нибудь уладится
в просторах бытия.
Как слюбится – так сбудется,
как вспыхнет – так остудится
и станет жаром вновь.
Как кликнет – так аукнется
разлучница и спутница,
сестра моя – любовь.

 

***

Совсем другие времена,
Другая музыка на свете,
Но я – то остаюсь верна
Т
ем чудесам, которым дети
Умеют верить вопреки
Тому, что знают старики.

 

***

Время собирать и собираться,
нет, не уходить, а оставаться,
даже если ангелы скупы.
Слов не оставлять, не расставаться,
нет, не остывать и не сдаваться.
Нет, не умирать, а растворяться
в драгоценном воздухе судьбы.

 

 

 

   © Мишпоха-А. 1995-2012 г. Историко-публицистический журнал. 

Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n29/29a04.php on line 48

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n29/29a04.php on line 48