Мишпоха №28    С АВТОМАТОМ И БЛОКНОТОМ * WITH A SUBMACHINE GUN AND A NOTEBOOK

С АВТОМАТОМ И БЛОКНОТОМ


Семен ЛИОКУМОВИЧ

Исаак Львович Цивес с женой Валентиной Петровной и сыном Валентином Исаак Львович Цивес с женой Валентиной Петровной и сыном Валентином

Семен ЛИОКУМОВИЧ * Semen LIOKUMOVICH. С АВТОМАТОМ И БЛОКНОТОМ * WITH A SUBMACHINE GUN AND A NOTEBOOK

Спортсмены выступают на рингах, стадионах, борцовских коврах, кортах, треках… А узнают об их успехах благодаря журналистам, которые «ради нескольких строчек в газете» готовы «трое суток не спать, трое суток шагать…»

Одним из таких подвижников был Исаак Львович Цивес, отдавший спортивной журналистике более 70-ти лет.

Я знал его давно. Десятки интересных историй об известных спортсменах слышал от него.

Родился Цивес в Минске в 1909 году в семье сапожника. Было у родителей четверо сыновей и три дочери. Он – старший. Конечно, пришлось помогать отцу. Рано пошел работать, перевелся в вечернюю школу.

Еще в старших классах начал сотрудничать с газетой «Звезда», а в двадцать лет стал ее штатным корреспондентом. Потом служил в Красной Армии. Демобилизовался в звании лейтенанта. И снова работал в газетах – «Рабочий», «Советская Белоруссия», «Звязда». В последней он увлекся спортивной тематикой. Это заметили в московской редакции «Красного спорта» (довоенное название «Советского спорта») и предложили сотрудничество. Одновременно Цивес продолжал освещать спортивную жизнь республики в родной газете. В его репортажах рассказывалось об успехах известных спортсменов. Героями публикаций в разное время были борцы Михаил Мирский, Идель и Григорий Иосилевичи, штангисты Наум Лапидус, Израиль Механик и Николай Шатов. Все они были в 30-е годы чемпионами СССР.

С первого дня Отечественной войны и до самой Победы Исаак Цивес на фронте. Он – командир взвода связи. Битвы под Прохоровкой, Яссами, Кишиневом, Берлинская операция – это все факты его биографии. Белоруссия, Украина, Молдавия, Румыния, Польша, Германия – этапы боевого пути.

3 июля 1944 года, войдя с действующей армией в Минск, он узнал, что в гетто погибли самые близкие люди: отец, мать, две сестры, брат, четыре племянницы. Еще два брата воевали, один из них сложил голову на поле брани. Чудом спаслась из гетто сестра с младшим сыном.

На следующий день часть, в которой служил Цивес, освободила Дзержинск (Минская область). Здесь ждала его радостная встреча с женой и сыном. Оказалось, Валентина Петровна во время оккупации была подпольщицей и связной партизанского отряда. Она награждена медалью «Партизану Оте­чественной войны».

После Победы старший лейтенант запаса И.Л. Цивес работал в «Советском спорте», а позже – в «Физкультурнике Белоруссии».

Выйдя на пенсию, Исаак Львович продолжал публиковаться в газетах, стал даже соавтором книги «Белорусские богатыри», изданной в 1980 году к открытию Московской олимпиады. Несмотря на преклонный возраст, старейший журналист сохранил ясный ум и прекрасную память. Но, к сожалению, он полностью ослеп.

Последняя публикация удивила всех, знавших Цивеса. Газета «7 дней» от 9 августа 2003 года опубликовала его статью «Две встречи с команд­армом-5» (о генерале – танкисте Ротмист­рове). Автору было 94 года.

Жизнь замечательного журналиста оборвалась в апреле 2006 года.

Предлагаю вниманию читателей непридуманные истории – майсы, которые поведал мне Исаак Львович Цивес, когда я готовил книгу «Евреи Белоруссии в большом спорте».

ЗА КОГО БОЛЕТЬ?

В 1963 году в Минском институте физкультуры состоялась научно-методическая конференция, на которую приехали журналисты из всех республик СССР.

В это время в Москве проходил матч на первенство мира по шахматам между Михаилом Ботвинником и Тиграном Петросяном. Цивес спросил у своего коллеги из Армении, за кого он болеет.

–Я и сам не знаю, – ответил гость из Еревана. – У еврея Ботвинника жена армянка, а у армянина Петросяна – жена еврейка. Так за кого мне болеть?

ИВАНОВИЧ? НЕТ, ШЛЕМОВИЧ!

Одним из первых белорусских спортсменов, получивших звание Заслуженного мастера спорта СССР и Заслуженного тренера СССР, был старший тренер сборной Белоруссии по классической борьбе Михаил Мирский. До вой­ны товарищи звали его Мейслом (Моисеем). Но вернувшись с фронта Мирского уже называли не иначе, как Михаилом Ивановичем.

С этим именем-отчеством положил он на лопатки немало именитых соперников. Под этим именем-отчеством его знали многочисленные болельщики.

Но в разгар государственного антисемитизма, в конце сороковых, кто-то из «доброжелателей» донес в КГБ, что отца Мирского звали Шлемой (Соломоном), почему же сын – Иванович? Спортсмена вызвали в «карающий орган» и поставили вопрос ребром:

– Как же так: ваш отец – Шлема, а вы – Иванович? Объяснитесь…

Пришлось Мирскому срочно менять паспорт.

КАК ПОССОРИЛИСЬ
ИОСИФ И МИХАИЛ

Поссорился однажды тренер по гандболу Иосиф К. с тренером по шашкам Михаилом К. Михаил обозвал Иосифа «жидовской мордой», за что получил в ответ увесистую оплеуху. Шашист подал на гандболиста в суд за оскорбление.

Цивес присутствовал на заседании Фемиды, которое проходило под непрерывный хохот, доставив удовольствие антисемитам, которых было немало в зале.

Кончилось тем, что драчунам посоветовали помириться.

Грустная история! Вот ведь и нынче евреи ссорятся между собой на радость недругам.

ЕВРЕЙСКИЙ ТАНЕЦ У МАВЗОЛЕЯ

Это было в 1928 году на первом Всесоюзном параде физкультурников. На трибуне Мавзолея – руководители страны во главе со Сталиным. Проходит колонна спортсменов Белоруссии. Среди них – будущие великие штангисты Наум Лапидус, Николай Шатов и Израиль Механик. Они были друзьями. А в клубе «КИМ» занимались не только спортом, но и танцами. В параде они принимали участие в качестве танцоров: Лапидус и Шатов исполняли «Лявониху» и «Крыжачок», а Механик со своей очаровательной партнершей – актрисой еврейского театра Тойбл (Голубица) – еврейские народные танцы. Это у Мавзолея-то! Такое случилось на главной площади страны в первый и последний раз.

ЭСТАФЕТА
С ФУТБОЛЬНЫМ МЯЧОМ

А 30-е годы перед началом футбольного матча устраивались эстафеты участников встречи.

Одиннадцать игроков каждой команды должны были пробежать каждый по 100 мет­ров, передавая друг другу вместо эстафетной палочки… мяч.

Команда «Строителя» привлекла в свои ряды известного спринтера, рекордсмена рес­публики Бориса Раппопорта, который пробегал 100 метров за 11 секунд. Борис бежал на последнем этапе, и «Строитель» победил.

Во время войны Раппопорт был тяжело ранен. Он лишился обеих ног и вскоре скончался.

Жаль, что финал этой истории такой печальный.

ОДНИ ЛАПИДУСЫ

Конец 1968 года. Идет подготовка к празднованию 50-летия образования БССР. Исаак Цивес предложил редактору газеты «Физкультурник Белоруссии» Максиму Павлюченкову организовать встречу людей, внесших наибольший вклад в республиканский спорт. Идею подхватили: понравилось!

В комитете по физической культуре и спорту при Совете министров БССР составили список известных спортсменов.

На встречу приехало несколько сот деятелей большого спорта. Среди них было много евреев: Заслуженные мастера и Заслуженные тренеры СССР В. Коган, И. Механик, Б. Левинсон, М. Цейтин, М. Иткина, О. Караваев, Н. Лапидус, Н. Шатов и другие. Когда встал вопрос о составе президиума, один из главных чиновников сказал представителям инициативной группы:

– Смотрите только, чтобы там не оказалось много Лапидусов! (читай: евреев).

Все же один из евреев в президиум «затесался». Это был Николай Иванович Шатов. После встречи он сказал своим друзьям по жизни и спорту Механику и Лапидусу:

– Вероятно, прельстило мое отчество. Они ведь не знали, что у меня мама – еврейка. И даже жена…

ПЕРВАЯ В РЕСПУБЛИКЕ

Мало кто сейчас помнит, что в 30-е годы одной из самых именитых спортсменок Белоруссии была Люба Берлина (по мужу Щукина). Она первая в республике получила звание мастера спорта СССР по легкой атлетике и была награждена орденом Трудового Красного Знамени (факт по тем временам редкий).

Бег, метание диска, копья, коньки – далеко не полный перечень ее увлечений. Несмотря на малый рост (не более 1,5 метров), Люба входила в сборную республики по волейболу и баскетболу.

За несколько дней до вступления фашистов в Минск она родила сына. С крошечным ребенком ей удалось уйти из горящего города.

ВУЛЯ И МОТЯ

В конце 30-х в Белоруссии гремели имена неоднократных чемпионов республики по боксу братьев Коганов. Они выступали в разных весовых категориях, но на спортивных вечерах, чаще всего в клубе «Юный динамовец», их выпускали на ринг первыми – для показательных встреч.

Интересно было наблюдать, как братья добросовестно лупили друг друга, а зрители подбадривали младшего: «Вуля, не поддавайся Моте!»

Матвей (1918–1942) и Владимир (1920 –1995) храбро воевали с фашистами. К сожалению, Матвей – трехкратный чемпион БССР (1936–1938) погиб. Владимир, стрелок-радист бомбардировочной авиации, кавалер многих боевых наград, в 1937–1939 годах чемпион БССР и после войны трижды был лучшим в республике, а в 1949 году он первым из белорусских боксеров завоевал титул чемпиона СССР. До этого в 1947 и 1948 был серебряным призером чемпионатов СССР. Первым из белорусских спортсменов он получил звание Заслуженного тренера СССР. За 30 лет тренерской работы Владимир Львович Коган подготовил 41 мастера спорта СССР и 120 (!) чемпионов БССР по боксу.

ПРИЗЫ ОТ ВОЛЬФА ГЕРЦЕВИЧА

В первые послевоенные годы в республике не было призов заводского изготовления для награждения победителей.

Тогда известный в Минске учитель физкультуры Вольф Данциг предложил делать призы вручную из подсобных материалов (металла, дерева, ткани). Ему помогал сын Май. В настоящее время – профессор, Народный художник Беларуси, первый руководитель Минского объединения еврейской культуры имени Изи Харика.

ПОЛЕТ... В ОРКЕСТРОВУЮ ЯМУ

17 сентября 1939 года Западная Белоруссия воссоединилась с БССР. Республиканский спорткомитет организовал бригаду для показательных выступлений на заводах, в деревнях, в частях Красной Армии, находящихся на бывшей территории Польши.

В белорусской команде штангист – четырехкратный чемпион СССР Наум Лапидус, борцы – чемпионы БССР Михаил Мирский, Григорий Иоселевич и Михаил Синдер, боксеры – чемпионы республики Владимир Коган, Николай Цирлин, Исаак Рубин, гимнастки Полина Беленькая, Роня Шах и другие.

Москва подкрепила бригаду известными спортсменами. Среди них – знаменитый боксер чемпион СССР Евгений Огуренков, штангисты (бывшие минчане) семикратный чемпион СССР Николай Шатов, чемпион СССР Израиль Механик и другие. Возглавлял объединенную команду Хацкель Меркович, председатель Минского городского комитета физкультуры.

Ехали на грузовых машинах. Везли гимнастические снаряды, штанги, ковры для борцов. Освещал эту поездку спецкор газеты «Красный спорт» Исаак Цивес.

Советских спортсменов везде встречали очень тепло. Заключительное выступление состоялось в Белостоке в городском театре. Это было, выражаясь современным языком, грандиозное шоу. Перед его окончанием на эстраду бросили записку. Местный борец вызывал на ковер Коберидзе. Все удивились: откуда взялся такой смельчак? Коста Коберидзе согласился, но руководители делегации возразили: а вдруг его, прославленного борца, победят? Тогда позора не оберешься.

Тогда к Мерковичу подошел Мирский и предложил:

– Давайте я выйду. Если меня положат на лопатки, то пусть за дело возьмется Коберидзе.

Ведущий объявил:

– Пусть смельчак сначала поборется с абсолютным чемпионом БССР Михаилом Мирским. В случае победы он встретится с Коберидзе.

Вышел плечистый богатырь. Мирский сразу пошел в атаку, стремясь ошеломить противника. Тот стал пятиться. Судья несколько раз возвращал его на середину ковра. Вдруг Мирский сделал резкий бросок, и оба упали в оркестровую яму. Все ахнули, но противники невредимыми вышли на сцену: их спас занавес, который самортизировал удар. Через несколько минут смельчак был повержен. Судья спросил его, хочет ли он побороться с Коберидзе.

– Пожалуй, я сегодня не в форме, – ответил он.

НЕ В СВОИ САНИ НЕ САДИСЬ

Когда Германия напала на Польшу, тысячи евреев двинулись на восток. Среди них оказались известные боксеры: Зисман, Розенблюм и Нойдинг. Они пешком дошли до Бреста. В областном комитете физкультуры, председателем которого был Георгий Фиалкин (он потом погиб на фронте), их тепло встретили, дали жилье и обеспечили работой. Спортсмены из Варшавы создали в Бресте хорошую команду, в которую вошли и местные боксеры – Рутштейн, Белявский, Фетерман. В 1940–1941 годах Зисман, Розенблюм и Фетерман стали чемпионами БССР.

Во время матча «Минск – Брест» против тяжеловеса Нойдинга в минской команде не нашлось достойного соперника. Решили тогда выставить известного пловца – человека большого роста, силы и обаяния – Леонида Мамата (позднее он погиб в партизанском отряде). Руководители минской команды, зная, что Мамат – хороший драчун, думали, что он сможет противостоять Нойдингу. И действительно, внешний вид пловца поразил боксера, и он даже немного оробел. Мамат размахивал длинными руками, а Нойдинг пятился, избегая ближнего боя.

Его коллега Розенблюм в перерыве шепнул:

–Я чувствую, это не боксер. Навяжи ему ближний бой.

И Нойдинг преобразился. Через несколько минут бой приостановили ввиду явного преимущества профессионала.

ВОТ И ПОГОВОРИЛИ…

Чемпион СССР (первый из белорусских боксеров) Владимир Коган ехал однажды в троллейбусе и заметил, как воришка пытается залезть в сумку девушки. Коган предупредил ее. Она отошла к двери, а карманник подошел к Когану и прошипел:

– Я тебе покажу…

Когда спортсмен вышел из троллейбуса, возле него оказался вор с сообщником.

– Ну что, поговорим? – сказал один из них.

Разговор был коротким. Через несколько секунд преступники умиротворенно лежали рядом…

БОРЦЫ И ПАСТУХИ

До войны любимым местом отдыха минчан была река Свислочь. По ее берегам росла сочная трава.

Однажды борцы Рувим Рубин, Михаил Мирский и Фоля Крупник, возвращаясь с тренировки, решили искупаться. По дороге двое друзей стали подшучивать над третьим – Фолей. Тот обиделся и ускорил шаг.

Вдруг Рубин и Мирский услышали его крик:

– Ребята, помогите!

Борцы бросились на помощь другу и увидели, как с десяток пастухов избивают Фолю. Трое борцов оказали столь сильное сопротивление, что уже пастухи завопили о помощи. Всех драчунов повели в отделение милиции.

И когда пастухи стали жаловаться, что их избили, милицейский начальник резонно заметил:

– Если десятеро не сумели одолеть троих, то так вам и надо. Впредь не задирайтесь с мастерами спорта.

ТАРТАЛЕТКИ

Сразу после войны демобилизованных офицеров высокого ранга, не имевших специального образования, часто «бросали на спорт», разумеется, руководителями.

В начале 1946 года директором минского стадиона «Динамо» назначен был полковник Н. В мае в Республиканском комитете по спорту собрались руководители спортивных объектов Минска, чтобы доложить о готовности к сезону. У Н. спросили, какой травой засеяли футбольное поле. Н. растерялся, но сидевший рядом с ним директор автомотоклуба, судья Всесоюзной категории Наум Гольдин, известный балагур и шутник, шепнул ему на ухо довольно громко:

– Тарталетками.

Полковник так и сказал под гомерический хохот присутствующих:

– Тарталетками.

Через некоторое время он возглавлял уже другое учреждение.

НЕ В ФОРМЕ

В конце 30-х годов председателем Республиканского комитета по спорту был некий Цыкин, выдвиженец, далекий от спорта человек. Незадолго до крупных соревнований по тяжелой атлетике к нему пришел инспектор комитета и сказал:

– Наум Лапидус отказывается выступать, говорит, что не в форме.

– Позвать сюда Лапидуса, – распорядился Цыкин.

– Почему, товарищ Лапидус, вы отказываетесь выступать?

– Я не приобрел еще хорошую спортивную форму для соревнований.

– Серебрянского ко мне, – крикнул начальник (Зяма Серебрянский ведал хозяйством).

– Товарищ Серебрянский, выдайте Лапидусу самую хорошую форму.

– Товарищ Цыкин, у него есть несколько хороших форм.

Когда все разошлись, Зяма объяснил председателю, о какой форме идет речь.

МАСТЕРА НА ВСЕ РУКИ

Сейчас трудно себе представить, чтобы в сборной страны по волейболу и баскетболу были одни и те же игроки. А в довоенные и первые послевоенные годы это случалось часто. Посмотрите таблицу первенства БССР за 1948 год. В основном составе команд (из шести человек) среди чемпионов – мастера спорта СССР Ефим Харлип (работал на кожевенном заводе), Григорий Вольштейн (офицер-артиллерист, заведующий кафедрой спортивных игр Института физкультуры), Михаил Зумерград (лучше всех владел завершающим ударом) и Борис Левинсон (через несколько лет он станет Заслуженным тренером СССР по легкой атлетике).

Надо отметить, что в те годы получить звание мастера спорта СССР было очень трудно. В Белоруссии в 1948 году было всего 44 таких спортсмена (из них 10 евреев), в 1958 году соответственно 295 и 42.

Семен Лиокумович,
г. Минск, Беларусь

 

   © Мишпоха-А. 1995-2011 г. Историко-публицистический журнал. 

Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n28/28a27.php on line 38

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n28/28a27.php on line 38