Мишпоха №26    

'ХРАНИ МЕНЯ, МОЙ ТАЛИСМАН...'


Вера РОГАЧ





Вера РОГАЧ * Vera ROGACH / «ХРАНИ МЕНЯ, МОЙ ТАЛИСМАН...» * “GUARD ME, MY TALISMAN...”

Евреи, впрочем, как и другие народы, всегда искали поддержки высших сил средь тягот жизни. Они иногда прибегали к амулетам, обладающим чудодейственными силами, способным оградить его обладателя от разных несчастий и способствовать получению благ.

Изготовлением подобных амулетов занимались предприимчивые люди, всегда готовые угодить запросам легковерной толпы. Предлагались, к примеру, амулеты от плача младенца, от воров, злого духа, греха, болезни селезенки, для счастья, укрепления памяти, охраны младенца, беременной женщины.

Еврейское название амулетов – «кемиа» или «комеа». Особенно широкое использование они получили в среде хасидов. В Российской империи они были наиболее распространены на территории Польши и Украины.

Амулеты бывали самые разнообразные. Изготовлялись они из металла (меди или свинца), писались на бумаге или пергаменте. Встречались амулеты в виде кожаных мешочков, в которые зашивались корни, листья и семена растений, считавшихся целебными. Порой достаточно было сделать надпись охранительного характера на предмете или даже на еде.

Были известны, печатались и широко продавались руководства по изготовлению рукописных амулетов. В них перечислялись требования к их составителю. Он, например, должен был знать порядок 12 знаков Зодиака с их ангелами и тайными силами, размещение знаков Зодиака по семи небесным сферам, ангелов, охраняющих от дурного глаза, от чар и от дурных снов, часы каждого дня и числа месяца, когда можно и когда опасно писать амулеты и т. д. и т. п.

Кроме того перед составлением амулетов надо было соблюсти пост, погрузиться в купель, одеться в белое платье и соблюдать во всем чистоту. Писать амулет рекомендовалось квадратным шрифтом с коронками и без малейших описок. А главное, отнестись к делу надо было со всей серьезностью, иначе считалось, что амулет окажется бесполезным или даже вредным. Писались амулеты обыкновенно гусиным пером и чернилами, но любовные амулеты советовалось писать медным пером и розовой водой. Надписи против воров делались гвоздем или иглой на воске. Носились амулеты в основном на теле, но были и такие, которые вешались на стену или клались под подушку (от воров).

В коллекции «Фалеристика» Витебского областного краеведческого музея хранится один предмет, который в книге поступлений значится как «медаль еврейская». Еще два предмета находятся в коллекции «Нумизматика». В книге поступлений они значатся так: «Монеты разной формы: 4 круглые, одна с ушком, с надписью на еврейском языке». Записи эти были сделаны в 1945 году, когда музейные коллекции вернулись из Саратова, где они пробыли всю Великую Отечественную войну. Довоенные книги поступлений в музей погибли, были заведены новые. Работники музея спешили внести информацию об уцелевших в годы войны предметах в главный музейный документ, порой в ущерб качеству атрибуции и описания. Так в новые книги поступлений закралось множество неточностей и даже ошибок, которые приходится исправлять спустя годы и даже десятилетия. И все же не хочется упрекать коллег в недобросовестности, ведь стоит только представить, в каких условиях они жили и работали в Витебске сразу после войны.

Но вернемся к еврейской медали и монетам. Было понятно, что определили их в 1945 году наспех, без изысканий и консультаций со специалистами. Долгое время назначение этих предметов оставалось для научных работников музея неизвестным. Атрибуция предметов еврейской культуры крайне затруднена по причине отсутствия в музее специалистов, владеющих идишем и ивритом. И порой только случай помогает разгадать тайны таких вещей.

В моем распоряжении оказались фотографии экспозиции Российского этнографического музея в Санкт-Петербурге. На одной из них, сделанной в отделе, посвященном укладу жизни российских евреев, была запечатлена витрина, где среди прочего лежал предмет, напоминающий медаль и очень похожий на то, что есть в витебском музее. Фотографии были любительскими, но удалось прочесть аннотацию, которая гласила: «Амулет «Хейле», защищающий здоровье ребенка и, в частности, от холеры. Конец XIX – XX вв.». Это позволило начать поиск в нужном направлении.

В дореволюционной Еврейской энциклопедии, изданной Брокгаузом и Эфроном, опубликована большая статья, посвященная амулетам, и, главное, помещены их изображения, среди которых был обнаружен амулет, идентичный тому, что есть в Витебске. Так удалось правильно атрибутировать предметы из коллекции областного краеведческого музея. Оказалось, что это не медаль и не монеты, как было записано в книге поступлений, а детские амулеты «Хейле». Они использовались для охранения младенцев от всяких несчастий и были широко распространенны в черте оседлости.

Амулеты имеют круглую форму, диаметр их 38 мм. Изготовлены они в технике литья из свинца. На одной стороне в центре помещена буква
«
»1 и изображен цветок, вокруг них сделана надпись на иврите, гласящая: «Сей младенец да вырастет для Торы, балдахина2 и добродетелей». По краю – венок из листьев. На другой стороне амулета вверху изображены две рыбы3 с пространной надписью в несколько строк под ними: «Да будет воля Твоя, Боже мой и Боже моих предков, чтобы младенцев народа Твоего Израиля Ты спас от дурного глаза, дабы не появилась аскара4 у них во рту, и вырасти их для Торы Твоей, и осени их милосердием Твоим. Аминь!». Вверху одного амулета припаяно ушко для его ношения на шее, у двух других они тоже были, но отломались. Поэтому в них сделаны отверстия для шнурка.

В научном архиве нашего музея хранится документ 1920–1930-х гг. «Опись музейных экспонатов по отделу общественно-гражданского быта», где в разделе «Мэдалі замежныя»5 под № 487-489 читаем: «Тры яўрэйскія белага мэталю мэдалі талісманы: два з дзіркамі супраць злога духа («камэі»)».6 Пометка, сделанная в описи, говорит о том, что эти предметы поступили в музей из коллекции А. Р. Бродовского.7 Если допустить, что речь идет об одних и тех же предметах, то выяснился и источник поступления амулетов в фонды Витебского областного краеведческого музея.

Так удалось разгадать еще одну тайну, много которых по-прежнему хранят музейные собрания.

Вера Рогач,
научный сотрудник ВОКМ

 

1 аббревиатура имени бога.

2 Символ вступления в брак.

3 символ плодовитости.

4 аскара – болезнь горла.

5 записи в Описи делались на белорусском языке.

6 н/а ВОКМ. Ф. 6, д. 1, л. 105.

7 Антон Рафаилович Бродовский (1859–1928) – коллекционер. В 1915 году переехал в Витебск из Риги. В 1918 году передал Витебску собранные им коллекции (монеты, медали, предметы археологии, художественные произведения и др.), на основе которых был создан Витебский губернский музей. В музее он вначале работал заведующим, с 1924 года – научным сотрудником. С 1919 по 1924 год состоял членом Витебской комиссии по охране памятников истории и искусства, с 1924 по 1928 год – членом Витебского окружного общества краеведения.

 


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n26/2627.htm on line 1219

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n26/2627.htm on line 1219

   © Мишпоха-А. 1995-2011 г. Историко-публицистический журнал. 

Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n26/26a27.php on line 41

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n26/26a27.php on line 41