Мишпоха №26    

'КИТЛИК', 'БРУСТИХЛ' И 'НАРЖУТКА' - ИЗ ИСТОРИИ ЗАБЫТЫХ ВЕЩЕЙ


Светлана СОЛОВЬЕВА

Костюмы еврейских женщин конца XVIII - начала XIX века.Реконструкции С. Соловьевой.





Костюмы еврейских женщин конца XVIII - начала XIX века.Реконструкции С. Соловьевой. Костюмы еврейских женщин конца XVIII - начала XIX века.Реконструкции С. Соловьевой.

Фрагменты талеса. Из коллекции ВОКМ. Фрагменты талеса. Из коллекции ВОКМ.

Кипа конец XVIII - начало XIX века. Из коллекции ВОКМ. Кипа конец XVIII - начало XIX века. Из коллекции ВОКМ.

Женская безрукавка (наржутка) конец XVIII - начало XIX века. Из коллекции ВОКМ. Женская безрукавка (наржутка) конец XVIII - начало XIX века. Из коллекции ВОКМ.

Кауфман И. Еврейская невеста. Кауфман И. Еврейская невеста.

Кауфман И. Шаббат. Холст, масло. Около 1920 года. Еврейский музей, Нью-Йорк. Кауфман И. Шаббат. Холст, масло. Около 1920 года. Еврейский музей, Нью-Йорк.

Тип деревенской еврейки в Польше. Тип деревенской еврейки в Польше.

Светлана СОЛОВЬЕВА * Svetlana SOLOVIOVA / «КИТЛИК», «БРУСТИХЛ» И «НАРЖУТКА» – ИЗ ИСТОРИИ ЗАБЫТЫХ ВЕЩЕЙ * “KITLIK’, ‘BRUSTIHL” AND “NARZHUTKA” – FROM HISTORY

Собственно, все началось с женской безрукавки, которую сшил еврейский портной и дал ей название «китлик». Почему именно китлик? Дело в том, что одним из предметов традиционной еврейской одежды являлся китл – белое облачение, надеваемое в особо торжественных случаях.

Безрукавка под названием «китлик» из дорогих покупных тканей – парчи и шелка – пришлась по душе еврейским женщинам, и заказов у мастера стало хоть отбавляй. Всем хотелось принарядиться – жилетки были хорошо скроены и ладно сшиты. Процесс создания нарядной безрукавки, как, впрочем, и любой другой праздничной одежды был неспешным – такая работа не требует суеты. «Что для вас сшить? Жилетка с воротничком будет, конечно, дороже. Присмотрите фасон попроще. Какой вас устроит?..». Всегда вежливый портной. Ловко выкраиваются детали, ткани маловато, используется каждый кусочек. Обязательная примерка, подгонка по фигуре – и безрукавка готова, ее можно носить.

Прошло много лет, и сегодня уже никто не заказывает китлик у местного портного, не просит сшить нарядную жилетку для молодой женщины. Мы многое упустили, забыли... Можно ли теперь узнать, что носили еврейские женщины, какие фасоны и ткани они предпочитали в XVIII веке? Приоткрыть завесу тайны нам помогут музейные коллекции. Предметов еврейского женского костюма сохранилось не так много, но они есть.

Еврейские женщины в праздники носили парчовые кофты, шелковые юбки, роскошные головные уборы, янтарные бусы и множество других достаточно привлекательных вещей и украшений. Описание безрукавки под названием «китлик» дано этнографом Н. Я. Никифоровским в издании «Очерки простонародного житья-бытья в Витебской Белоруссии» 1895  года «“Китлик” плотно облегал спину и грудь и внешним видом несколько напоминал корсет без роговин». Безрукавка прикрывала и стягивала верхнюю часть тела, она была одновременно лифом и корсетом, подчеркивала фигуру. Жилетка «увоблипку» и длинная юбка – в таком наряде женщина выглядела привлекательно. Безрукавка под названием «китлик» упоминается и в описании наряда купчихи м. Усвяты Витебской губернии [1].

Существовали разные фасоны безрукавок, к примеру: шикарная наржутка-безрукавка (наржутка – польский термин, означает «одежда, накидка») являлась принадлежностью гарнитура еврейской женщины XVIII века, блестящая парчовая безрукавка с отложным воротничком, пуговичками-гафтыками в два ряда, была сшита из «серебряной золоченой» парчи с чешуйчатым орнаментом (чешуйки золотной ткани были протканы коричневым шелком). Еще эффектнее казалась наржутка-безрукавка с отделкой аграмантом в виде серебряно-золоченых чешуек. Чешуйки золотной ткани соперничали с отделкой, жилетка сияла и переливалась [2, с. 15]. Разумеется, эти замечательные и прекрасные вещи стоили немалых денег.

Жены торговцев, ремесленников всегда были одеты по последней моде дамского портного, правда, эта мода всегда запаздывала лет на десять, а то и больше. Но, тем не менее, им всем хотелось соответствовать. Богатые ткани – парчу, брокат, глазет, адомашку, репс, бархат и отделки (блестки и позумент) – можно было приобрести на ярмарке. Здесь можно было выбрать ткань и отделки по вкусу.

Мужчина всегда стремился одеть свою жену в лучшие наряды. Разумеется, его жена, его лучшая половинка должна быть украшением дома. Общепринятым считалось следующее положение: «Муж должен одеваться ниже своих возможностей, детей одевать сообразно своим возможностям, а жену одевать выше своих возможностей». Женский наряд XVIII – начала XX века был ярким, однако он не предназначался для улицы, согласно сказанному: «Вся слава дочери царя – внутри [дома]» (Пс. 45:14, в русской традиции 44:14). Исключением была Суббота. Тора призывает еврейскую женщину относиться к себе бережно и уважительно, беречь от посторонних взглядов и нечистых мыслей. Но, несмотря на запреты, еврейские женщины – те, кому позволял достаток, – обнаруживали тяготение к шелкам, атласу, жемчугам; особенной роскошью и яркостью красок выделялись праздничные наряды, их женщина носила в течение многих лет.

Праздничная одежда еврейской женщины о многом могла рассказать. Например, по количеству украшений судили о благосостоянии семьи. В торжественных случаях – на свадьбе, в дни праздников – жены состоятельных мужей на всеобщее обозрение выставляли весь арсенал драгоценностей.

В списке экспонатов Витебского областного краеведческого музея имеется довольно любопытное описание: «Еврейская женская нажутка с рукавами и широким воротником из парчи, затканной серебряно-золочеными листами по красному шелковому полю с 13 пуговицами из этой же парчи. На спинке сохранилось по одному шву из серебряных и золоченых чешуек (второй отсутствует). По низу спинки находится поддерживающий валик. Подкладка хлопчатобумажная, на вате. Работа XVIII в. Парча.» [2, с. 15]. Кофтой из роскошной переливчатой ткани красного цвета, сплошь затканной серебряными золочеными листьями, можно было любоваться, рассматривая дорогую узорную ткань.

Мы немного отвлеклись от рассказа о китлике. Но сейчас есть повод вновь вспомнить о нем. Существует еще одно дополнение к его описанию: «“Китлик” зашнуровывался позади, на груди лежал ровною беспрорезною гладью, внизу же, вокруг талии, имел пришивную опояску, по толщине не уступавшую средней колбасе. Эта опояска из домашней ткани как-то странно сочеталась с парчой, или с цветным ситцем “китлика”» [11, с. 117–118].

Оказывается, круглый полотняный валик, был нужен для крепления юбки. О нем упоминается в описании парчовой кофты-наржутки. Валик для крепления юбки использовался и в другом предмете костюма: женщины поверх рубашки надевали шелковый пояс: «Пояс был окантован тремя хлопчатобумажными валиками, на которых покоилась юбка <...>, она вела себя беспокойно <...>, еврейки той эпохи только и делали, что подтягивали сваливавшуюся с валиков юбку» [6, с. 213]. Об этом пишет один из исследователей еврейского костюма. Вероятно, такое приспособление для крепления юбки доставляло женщинам ряд неудобств.

Вековые установки считались непреложными для женской одежды. Так, к примеру, брустихл (нагрудник) – устойчивый компонент еврейского костюма, служил также оберегом. Кроме него оберегами считались обязательный головной убор и передник (особо набожные женщины всегда носили передник (фартех или фартух), обычно отделанный кружевом или тесьмой, вышивкой и лентами). Еврейские женщины в конце XVIII и в XIX веках носили поверх платья своего рода корсаж (вестл или камизол), обычно из парчи с черной отделкой бисером или галуном; позднее эту отделку вышивали на ткани самой одежды или на платках, называвшихся бруст-тух, бристихл или бристех. Первоначально бруст-тух (он же нагрудник) представлял собой широкую парчовую ленту, украшенную серебряной стежкой, а иногда также полудрагоценными камнями. Позднее прямоугольная лента почти полностью покрывалась вышивкой серебряной нитью. В XX веке бруст-тух делался из бархата и украшался всевозможными видами отделки.

Нагрудник встречается в описании парчовой кофты-наржутки: «...при нажутке имеется нагрудник, целиком покрытый серебряным и золоченым аграмантовым узором по красному полю. Подкладка шелковая на вате». Сложный узор на ткани нагрудника напоминает кружево (так называемый «аграмантовый узор»). Кофта с нагрудником была настоящим украшением наряда женщины-еврейки.

На рисунке «Тип деревенской еврейки в Польше. XVIII в.» [8, с. 36–37] можно увидеть нагрудник (napersnik) – символ скромности невесты, он завязывался на шее и крепился плетеным поясом у талии [9, с. 139]. Описанный ранее нагрудник, возможно, был оформлен так, как на рисунке, его носили поверх кофты. Это отдельный предмет, но был он в комплекте с кофтой «при ней».

Нагрудник «четырехугольный продолговатой формы из старинной шелковой материи, обшитый вокруг серебряно-золоченым аграмантом, ручной вышивкой» работы XVIII в., был не менее красив [2, с. 16]. Ручная вышивка подчеркивала прелесть изящ­ной шелковой ткани.

Вот так и было – еврейские женщины любили и уважали своих мужей, рожали и воспитывали детей, жили и старились вместе.

Сохранилось еще одно довольно подробное описание женской одежды, о которой хотелось бы упомянуть: «Еврейская женская кофта безрукавная из синего, протканного серебром шелкового штофа, вышитого вручную серебряными позолоченными листьями, спинка по швам обшита двойным аграмантом из серебряно-позолоченных чешуек. Подкладка из бумазеи, полосатая» [3].

Согласитесь, расшитая сложным узором безрукавная кофта смотрелась просто блестяще. Удивительным и роскошным было соседство разных материалов и фактур. Еврейская женская безрукавная кофта была сшита из парчи синего, протканного серебром шелкового штофа с узором из листьев (вышивка в технике узорного золотного шитья) – пример оформления тканей, характерных для произведений XVI века. Подкладка из бумазеи, применялась как более дешевая замена шерстяных тканей: фланели, сукна и пр.

В описании еврейской безрукавной кофты тоже есть нагрудник: «При ней из этой же материи с вышитыми вручную листьями и нашитыми блестками имеется нагрудник продолговатой четырехугольной формы, обшитый серебряно-золоченым аграмантом. Подкладка крапчатая из коленкора».

Парчовый нагрудник был украшен вышивкой, нашитые металлические блестки создавали эффект роскоши. Отделка дополняла общую картину. Подкладка нагрудника жесткая, из цветного коленкора – пропитанные клеем или крахмалом цветные коленкоры шли на отделки и подкладку.

Вне всякого сомнения, безрукавная еврейская кофта и кофта-наржутка с нагрудниками, наржутка-безрукавка из парчи ярких насыщенных оттенков выглядели весьма эффектно. Матовые поверхности сочетались с блестящими, гладкие с шероховатыми, яркий шелк с золочеными серебряными нитями. Носить такую одежду было настоящим удовольствием. Ее красоту и практичность, конечно, оценили еврейские женщины.

А что же носили мужчины? Предметов мужской одежды в музейных коллекциях Беларуси тоже не так много. Итак, голову мужчины непременно покрывала черная ермолка (кипа). Кипа на иврите – это «купол». Ермолки бывали двух видов: с плоским дном и невысокой, до 10–12 сантиметров, тульей и плоские, сшитые из клиньев. Кипа часто шилась из бархата, но могла быть изготовлена из любой другой ткани. Могла быть вышита золотой нитью по краю. Поверх кипы надевали обычные головные уборы.

В архивных документах описана «мужская ермолка из серебряной позолоченной слуцкой парчи с тем же узором [в виде рыбной чешуи – С. С.] Подкладки нет. Наверху пуговица из той же материи. Работа XVIII века. Слуцкая фабрика – мануфактура XVIII век. Слуцкая ткань». [2, с. 15].

Предмет из фондов Витебского музея – кипа (ермолка) – вполне соответствуют приведенному выше описанию. Кипа без подкладки, сшита из 4 клиньев парчи – такова конструкция головного убора, правда, почти все клинья собраны из более мелких фрагментов, по сути – отходов, возможно, оставшихся при крое другого предмета. Разумеется, ткани были чрезвычайно дороги, их применяли для шитья праздничной одежды, а местные портные шили для людей с разным достатком. Женская безрукавка, о которой  упоминалось в начале нашего рассказа, и кипа сшиты из фрагментов парчи с чешуйчатым орнаментом. Один из исследователей быта евреев отмечает, что одежду евреек – верхний жакет – шили из ткани “карпо-воллюск” (рыбья чешуя); «название было подходящим, ибо ткань так плотно покрывали позолоченные серебряные чешуйки, что шерстяная ткань почти не была видна» [6, с. 213].

Особо важной с религиозной точки зрения частью мужской одежды испокон веку считался талес. Талес представлял собой прямоугольный кусок шерстяной ткани белого цвета с черными полосами по краям и кистями. Его надевали во время молитвы или в праздничные дни. В верхней части таллита имеется атара (диадема), лента, назначение которой служить отличию верхней части от нижней, чтобы одевающий не смог одеть ее наоборот. Так называемый малый талес – это также прямоугольник с кистями по краям, но с отверстием для головы и не сшитый по бокам. Как правило, его надевали под рубаху. На картинах Иегуды Пена, учителя Шагала, мы видим малый талес, надетый под жилет. Ношение малого талеса свидетельствовало о том, что человек чтит священные заповеди не только во время молитвы, но и в течение всего дня.

В архивных документах существует описание фрагментов талеса и серебряного аграманта от талеса: «Аграмант от талеса серебряный, плетеный, ручной работы, длина 32 см, ширина 10 см. 19 в. Вильна. Схожий с ним. Такой же, длина 98 см, ширина 7 см, другого рисунка», а также: «кусок талеса из шерсти размерам 61 х 23 см. Вільня.» [3].

Все эти замечательные предметы происходят из собрания Антона Рафаиловича Бродовского. Известно, что коллекционер родился 8 октября 1859 года в семье небогатых мещан в застенке Петрунишки неподалеку от г. Новоалександровска (ныне Зарасай, Литва) в черте еврейской оседлости. Поэтому с детства А. Бродовский был знаком с бытом евреев.

В 1915 году, в годы Первой мировой войны, Бродовский вместе со своей коллекцией эвакуировался в Витебск, где в 1918 году предложил на основе своей коллекции создать губернский музей.

В музее имелся еврейский отдел, о котором Антон Рафаилович пишет: «Этот отдел служил прежде центром основанного Бродовским в Вильне Еврейского музея при Обществе любителей еврейской старины, членом которого он состоял. С наступлением войны закрыт. Часть вещей вывезена и размещена в Вит. Губ. Музее, но за недостатком места и витрин не может быть сгруппирована в целое» [1, л. 12]. Во второй половине 1920-х 54 предмета из этого отдела были переданы в Минск [3].

В отделе еврейских предметов Витебского губернского музея находились разнообразные экспонаты. Среди них – предметы одежды: женские безрукавки и кофты с нагрудниками, кипа (ермолка) – мужской головной убор, обязательный во время молитвы у евреев, фрагменты талеса – молитвенной шали и аграмант к талесу плетеный. К сожалению, сохранились лишь некоторые предметы коллекции. Это наржутка-безрукавка, кипа и фрагменты талеса. Об остальных предметах можно было узнать благодаря описаниям в архивных документах.

 

1. ВОКМ. Научный архив. Ф. 42. Д. 1. Материалы по истории Витебского исторического музея.

2. ВОКМ. Научный архив. Ф. 12. Д. 8. Спіс прадметаў яўрэйскай культуры.

3. ВОКМ. Научный архив. Ф. 11. Д. 4. Спіс рэчаў яўрэйскай культуры з калекцый А.Р. Брадоўскага, перададзеных Віцебскім Аддзяленнем Беларускага Дзяржаўнага музею ў Менскі музэй.

4. ВОКМ. Научный архив. Ф. 8. Д. 2. Инвентарная опись музея высшего педагогического института.

5. ВОКМ. Научный архив. Ф. 10. Д. 3. Инвентарная опись бывшего музея В. П. Федоровича.

6. Венгерова, П. Воспоминания: Мир еврейской женщины в России XIX века / П. Венгерова. СПб. Академический проект. 2005. 272 с.

7. Корн, И. Искусство иудаизма / И. Корн. – Минск: «Белфаксиздат», 1997. 127 с.

8. Гессен, Ю. Одежда / Ю. Гессен // Еврейская энциклопедия под общей редакцией д-ра А. Гаркави и д-ра Л. Кацнельсона. СПб: Издание общества для научных еврейских изданий и издательства Брокгауз-Ефрон, с иллюстрациями и картами. Т. 12. Обычай-проказа. С. 960.

9. Mozozynska-Nawotka, M. O modax i strojach / М. Mozozynska-Nawotka. Wroclaw: Wydawnictwo Dolnoњlaskie Sp-zoo, 2002. 295 с.

10.    Сапунов, А. П. Река Западная Двина / А. П. Сапунов. Витебск, 1893.

11.    Никифоровский, Н. Я. Очерки простонародного житья-бытья в Витебской Белоруссии и описание предметов обиходности: Этнографические данные. / Н. Я. Никифоровский. Витебск: Губернская Типография, 1895.

12.    Шишанов, В. А. Музей и нумизматическая коллекция А. Р. Бродовского // В. Ш. Шишанов // 90 год Віцебскаму абласному краязнаўчаму музею. Матэрыялы навуковай канферэнцыі. Віцебск, 30-31 кастрычніка 2008 г. Мінск: “Медысонт”, 2008. С.184-199.

Светлана Соловьева

 


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n26/2626.htm on line 1452

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n26/2626.htm on line 1452

   © Мишпоха-А. 1995-2011 г. Историко-публицистический журнал. 

Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n26/26a26.php on line 65

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n26/26a26.php on line 65