Мишпоха №25    Лев ИЗРАИЛЕВИЧ * Lev IZRAILEVICH / СКРИПАЧ * A FIDDLER

СКРИПАЧ


Лев ИЗРАИЛЕВИЧ



МИШПОХА №25. Лев ИЗРАИЛЕВИЧ * Lev IZRAILEVICH / СКРИПАЧ * A FIDDLER

Я прожил в Минске 51 год. За вычетом четырех лет войны. В 1963 году окончил Белорусский политехнический институт. До 1990 года работал конструктором на МТЗ. Последние десять лет – в качестве ведущего конструктора рисоводческих тракторов «Беларусь». С 1990 года живу в Израиле.

Где-то в конце шестидесятых годов уже прошлого столетия во время одной из служебных командировок я услышал печальный рассказ времен Второй мировой войны. Он застрял в моей памяти на всю оставшуюся жизнь. Рассказ о том, как простая белорусская женщина, рискуя собственной жизнью и жизнью своих детей, спасла еврейского мальчика. В Израиле я пытался найти его следы. К сожалению, безрезультатно.

Немало усилий приложил я, дабы отдать запоздалую дань благодарности мужественному поступку этой простой белорусской крестьянки. Вряд ли она теперь жива. Но с помощью минских друзей и родст­венников я пытался разыскать следы ее близких. Обращался за помощью и к официальным белорусским СМИ. Ни на одно мое письмо не ответили.

Не хочется верить, что канет в Лету такой благородный поступок. И если не получится найти следы спасительницы, то думаю, будет вполне справедливо, если об этом поступке узнают люди.

С искренним уважением,

Лев Израилевич,
Израиль, Хайфа
lev-lsr@013net.net

 

Как-то во время одной из служебных командировок мне пришлось пару дней провести в небольшой белорусской деревне километрах в пятидесяти от Могилева. Вышел из строя находившийся на гарантии трактор «Беларусь». Нужно было выяснить причину поломки и оказать помощь в ремонте. Директор совхоза определил меня на постой к очень приветливой старушке. Она жила одна в аккуратненьком домике недалеко от мастерских, где проводился ремонт трактора. Вечером деваться было некуда, и я провел его в беседе с хозяйкой. Она-то и поведала мне эту историю. Не знаю, почему женщина решила поделиться со мной своими грустными воспоминаниями. Скорее всего, потому, что признала во мне еврея, а может быть, это произошло случайно.

В то время я еще ничего не знал о сущест­вовании в иерусалимском музее «Яд-Вашем» Аллеи Праведников Мира. Так в Израиле называют людей, с риском для жизни спасавших евреев от нацистского уничтожения во время Второй мировой войны. Впрочем, о самом музее я тоже ничего не слышал. Вот такие были времена… Теперь хорошо понимаю, что именно эта одинокая, замученная тяжелой жизнью великодушная крестьянка, несомненно, имела право носить столь почетное звание.

К сожалению, у меня тогда даже не возникло мысли записать фамилию старушки. Да и название деревни я уже давно забыл. Но чтобы хоть как-то воздать скромную запоздалую дань благородному поступку, совершенному простой белорусской женщиной, думаю, будет вполне справедливо донести до людей этот печальный рассказ, поведанный мне более сорока лет назад.

...Была поздняя осень 1941 года. Бои шли уже совсем недалеко от Москвы, и эта забытая богом деревушка оказалась в глубоком немецком тылу. Правда, фашисты наведывались редко. Зато полицаи, из местных, свирепст­вовали основательно. Не гнушались грабежом. Со слов старушки, народные мстители несчастных крестьян порой тоже «трясли». Разница состояла лишь в том, что партизаны, пользуясь большевистской терминологией, называли процесс изъятия не грабежом, а мудреным словечком экспроприация. По этой причине деревенские жители, опасаясь и своих, и врагов, прятали скот в укромных местах. Так сказать, подальше от греха. Моя хозяйка тоже держала свою буренку в какой-то лесной сторожке. Каждый день украдкой ходила ее доить.

Как-то в лесу женщина наткнулась на полуживого мальчика лет четырнадцати. Он почти неподвижно лежал в шалаше, сооруженном из веток. Паренек, очевидно, давно покинул родительский дом, так как на нем, несмотря на глубокую осень, все еще была летняя одежонка. Впрочем, и она уже превратилась в лохмотья. Не найди его эта женщина, мальчишка наверняка бы замерз.

Женщина сразу признала в нем еврея. И не только по чертам лица, но и, как она вспоминала, по футляру со скрипкой, который лежал рядом. Почему-то в народе крепко устоялось мнение, что скрипачами бывают евреи. Хотя трудно объяснить, для чего изнеможенный паренек так долго таскал такой тяжелый для него инструмент. Женщина, конечно, хорошо понимала, что многим рискует. Тогда за укрывательство еврея, как минимум, могли сжечь хату, а то и расстрелять. У нее были свои дети. И, тем не менее, эта простая крестьянка решила спасти живую душу. Перетащила мальчика в сторожку, где прятала корову. Какое-то время отпаивала его молоком, подкармливала, и парень стал поправляться.

С наступлением зимы погреб своего дома женщина кое-как приспособила под жилье и укрыла там «найденыша». Весь день он находился в подполье, а по ночам выбирался наверх. Мальчик, вероятно, пытаясь как-то отблагодарить и развлечь своих спасителей, изредка тихо играл для них на скрипке. Очень возможно, что именно эта игра его и погубила. Кто-то из соседей выдал подпольного квартиранта. Однажды в хату вломились полицаи. Они выволокли из погреба перепуганного паренька и уж было потащили его во двор. Но хозяйка дома, пытаясь оттянуть страшную развязку, предложила погромщикам испробовать хорошего самогона.

Предложение приняли. Экзекуцию отложили. Началась попойка. В процессе застолья кто-то из полицаев обратил внимание на скрипку. Скрипачу приказали играть. И тут, по словам рассказчицы, случилось нечто такое, чего никак нельзя было ожидать от этого перепуганного насмерть худенького еврейского мальчика.

Он минуту прилаживал скрипку к подбородку, а потом совершенно неожиданно для всех заиграл «Интернационал». Я хорошо помню, что высказал сомнение по поводу музыки, но старушка настаивала на своем. Почему мальчик так опрометчиво поступил, объяснить толком она не смогла. Я тоже не берусь это сделать. Скорее всего, то был спонтанный порыв.

Но как бы там ни было и чтобы мальчик ни сыграл, его скрипичное произведение вызвало ярость у бандитов. И расплата последовала мгновенно. Прозвучало несколько выстрелов. Маленький еврейский музыкант вместе со своей скрипкой шлепнулся на пол. Хозяйке было приказано закопать тело.

Она вытащила его во двор. Но непокорный скрипач оказался жив. К счастью, пьяный полицай выстрелил не точно. Одна пуля прошла мимо, а вторая только ранила. Женщине каким-то образом удалось переправить раненого к своим родственникам в глухой хутор, и будто бы они его там выходили. Таким образом, из рассказа женщины выходило, что она дважды спасла еврейского мальчика. Как ей самой удалось уцелеть, не рассказала.

К сожалению, никакими документальными подтверждениями этой истории я не располагаю. Но исповедь старой белорусской крестьянки показалась мне искренней.

 


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n25/2525.htm on line 1177

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n25/2525.htm on line 1177

   © Мишпоха-А. 1995-2011 г. Историко-публицистический журнал. 

Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n25/25a25.php on line 36

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n25/25a25.php on line 36