Мишпоха №25    Валерий ШИШАНОВ * Valery SHISHANOV / "ПУТЕМ ЯРКОГО ШТРИХА И ГЛУБОКО ПРОЧУВСТВОВАННОЙ ЛИНИИ..." * "BY A BRIGHT DASH AND A DEEP FELT LINE"

ПУТЕМ ЯРКОГО ШТРИХА И ГЛУБОКО ПРОЧУВСТВОВАННОЙ ЛИНИИ...


Валерий ШИШАНОВ

А. Бразер. 'Автопортрет'. 1939 г. Из коллекции Витебского областного краеведческого музея. А. Бразер. 'Автопортрет'. 1939 г. Из коллекции Витебского областного краеведческого музея.

А. Бразер во время работы над бюстом Янки Купалы.Надпись на снимке: <Дорогому другу Юдовину от А. Бразера>.Фото около 1926 г.Из фондов Витебского областного краеведческого музея. Публикуется впервые. А. Бразер во время работы над бюстом Янки Купалы.Надпись на снимке: <Дорогому другу Юдовину от А. Бразера>.Фото около 1926 г.Из фондов Витебского областного краеведческого музея. Публикуется впервые.

А. Бразер. 'Янка Купала'. Рисунок. Около 1926 г. А. Бразер. 'Янка Купала'. Рисунок. Около 1926 г.

А. Бразер. 'Янка Купала'. Бюст. Около 1926 г. А. Бразер. 'Янка Купала'. Бюст. Около 1926 г.

Объявление о выставке. Объявление о выставке.

А. Бразер. 'Еврей-колхозник', 1928 г. А. Бразер. 'Еврей-колхозник', 1928 г.

А. Бразер. 'Голова мальчика', 1927 г. А. Бразер. 'Голова мальчика', 1927 г.

МИШПОХА №25. Валерий ШИШАНОВ * Valery SHISHANOV / «ПУТЕМ ЯРКОГО ШТРИХА И ГЛУБОКО ПРОЧУВСТВОВАННОЙ ЛИНИИ…» * «BY A BRIGHT DASH AND A DEEP FELT LINE»

Жизнь художника продолжается в его работах… Эта многократно повторяемая фраза звучит банально, но в случае с Абрамом Бразером она приобретает глубокий трагический смысл. Что можно сказать о творчестве художника, если почти все его произведения были уничтожены в годы войны вместе с самим мастером? Написанный маслом портрет Ю. Пэна, несколько рисунков, несколько скульптур – это все, что уцелело из созданного за почти сорок лет творческой работы…

Чтобы оценить дарование Бразера, нам остается во многом довериться отзывам его современников, и здесь особое значение приобретают публикации в витебской прессе первых послереволюционных лет. Около пяти лет провел Абрам Маркович в Витебске, эти годы стали для него хорошей школой, здесь он получил признание, сформировался как зрелый мастер.

Биография художника во многом похожа на жизненный путь его сверстников, товарищей по искусству: окраина Российской империи (место рождения – Кишинев, 1892), учеба в Кишиневском художественном училище, Париж (1912–1914), война, Петроград (1916–1918): «Жизненный путь художника Бразера был тяжел тем, что проклятые вопросы текущей повседневности, ее материальные неурядицы заставляли вечно сообразоваться не с тем, что дано, а с тем, чего не хватает...

Но Бразер при этом не отступал от своего основного стремления. Попав 20-ти лет в Париж, манивший его как культурный центр, он испытал все горечи неустроенного материального существования при неутомимой жажде учиться и работать. Пришлось зарабатывать себе на жизнь малярной работой на постройке. Одновременно Бразер посещает вольную (так назыв<аемую> «русскую») академию1, где работает сам для себя, почти без общения с другими «направлениями».

Уже через год, в 1913 году, он выставляет первые работы в одном из лучших парижских салонов – «Осеннем», где сразу обращает на себя внимание как подающий большие надежды художник. Подкрепленный моральным успехом, Бразер продолжает работать, несмотря на материальные лишения.

В последующие годы его опять приглашают участвовать в выставке, но Бразер вскоре поступает во французскую армию, в которой пребывает около года. Затем, вернувшись в Россию, продолжает состоять на военной службе в рядах русской армии. Покинув, наконец, армию, художник первое время кое-как перебивается в Петрограде, питаясь несколькими заказами, временно работая даже в качестве конторщика на постройке»2.

В 1918 году А. Бразер, по приглашению С. Юдовина, приезжает в Бешенковичи, а через несколько месяцев перебирается в Витебск. Тогда же вместе с М. Шагалом, Ю. Пэном, И. Фридлендером, С. Юдовиным участвует в «Выставке евреев-художников»3.

Среди огня Гражданской войны Витебск превращается в удивительный оазис новой культуры – Народная консерватория, Народное художественное училище, Пролетарский университет, Музей современного искусства… Абрам Бразер на вторых, и даже третьих ролях. Он в тени Марка Шагала, Казимира Малевича, но активно включается в работу и, наверно, первое упоминание о нем в витебской прессе появляется 21 января 1919 г. В заметке сообщалось, что двумя днями раньше, в воскресенье 19 января, в городском театре состоялось торжественное заседание городского совета, посвященное памяти Карла Либкнехта: «Сцена была декорирована по эскизу директора Витебск<ого> художествен<ного> училища т. Добужинского и под его руководством. В центре, на большой черной подставке, висел портрет Карла Либкнехта, работы художника Бразера»4.

Связь с театром укрепилась после решения коллегии Витебского гороно о приглашении Абрама Марковича декоратором в городской театр (22–23 мая 1919 г.)5. Помимо этого он является инструктором художественной секции внешкольного подотдела Витгубоно и в качестве последнего в августе занимается доставкой из Москвы 29 работ для Витебского музея современного искусства6. Тогда же закупочная комиссия Витгубоно приобрела для музея «графические работы» А. Бразера7.

Упомянутые работы экспонировались на 1-й Государственной выставке картин местных и московских художников (ноябрь – декабрь 1919 г.) и не оставили равнодушными критиков: «Обращают на себя внимание рисунки пером и чернилами худ<ожника> Бразера, который проявляет виртуозность в выражении малыми средствами самого характерного. Жаль, что его работы, которые, в сущности, являются офортами, не выражены в офорте. Вызывает интерес «Голова еврея», написанная шпателем (ножом)»8.

Собственно на Бразера и выпали все тяготы по организации выставки: доставка работ из Москвы, развеска, организация открытия, диспутов, лекций К. Малевича, А. Ромма, демонтаж выставки и возвращение работ9.

Вскоре Бразер дебютирует как скульптор:

«Я хотел себя испытать, – говорит Бразер, – взявшись за памятник Песталоцци, – будучи уверен, что справлюсь с совершенно новой задачей. После этого мне передан был еще заказ наробраза на памятник писателю Перецу, который, однако, не был поставлен из-за недостатка средств»10.

Открытие памятника Песталоцци состоялось 19 сентября 1920 года в рамках Дня просвещения: «С утра потянулись процессии учащихся и всех культурных работников к памятнику Песталоцци.

Талантливый художник (тов. Бразер) чрезвычайно верно схватил черты великого учителя.

Как живой, с милым добродушием, смотрел Песталоцци на шумящую у его подножия толпу его бывших учеников, которым он отдал всю жизнь»11.

В Витебске Абрам Маркович пробует свои силы и на педагогическом поприще – дает частные уроки12, работает в 21-й школе и 1-й губернской школе-интернате для глухонемых13. В августе 1921 г. состоялась выставка рисунков глухонемых детей. Руководитель студии с большой заинтересованностью и пониманием анализировал рисунки своих учеников: «Посредством изобразительного искусства мы можем ознакомиться с внутренним миром глухонемого ребенка, с его характером, представлением о внешнем мире, с его понятиями о добре и зле. <…> Рисунки представляют собой самостоятельное творчество детей с собственной композицией и самостоятельным подбором красок, который поражает своей оригинальностью и утонченностью вкуса в сравнении с рисунками нормальных детей»14.

После того как Витебск последовательно покинули М. Шагал и К. Малевич, поднимается рейтинг Абрама Бразера на витебском «олимпе». Вперемешку с насмешками и нападками в адрес последователей супрематизма появляется целая серия публикаций о персональной выставке Бразера. Открытие выставки, устроенной «Культур-лигой», состоялось 18 мая 1922 года в Клубе имени К. Либкнехта и, как анонсировалось в витебских «Известиях», с докладом должны были выступить художники А. Ромм, С. Юдовин и товарищ П. Фельдман15.

Александр Ромм вскоре помещает в «Откликах» довольно пространную рецензию на выставку: «На открывшейся 18 мая в клубе Либкнехта выставке картин, рисунков и скульп­тур А.М. Бразера показаны работы, сделанные в 1918–1922 гг. Большинство выставленных работ составляют рисунки пером и карандашом.

Рисунки Бразера я отношу к подготовительным, имеющим своим завершением живопись, а не имеющим пределом создание законченных графических произведений. Живописный характер рисунка сказывается и в ранних набросках чернилами 1918 г., где все построено, прежде всего, на поисках сильного пятна, на выразительных сопоставлениях градаций черного и белого, и в более поздних работах, более уравновешенных, более уверенно сделанных. В этих набросках для портретов и рисунках голов, дающих впечатление почти завершенных портретов, Бразер переходит к более спокойному и методическому изучению пластической формы и анатомическому наблюдению.

Прежние напряженные поиски остро-характерного, индивидуального увеличиваются здесь определенными достижениями, как, например, в этюдах карандашом: «Палестинский еврей», «Артистка Кирсанова», в наброске с т. Троцкого. Проведенные в Париже годы учения и работы приобщили А.М. Бразера к началам художественной культуры, исповедуемым художниками, группирующимися вокруг «Осеннего Салона» (где, кстати сказать, выставлял и Бразер). К приближению к этим принципам и стремится в своих живописных работах Бразер»16.

В последний день работы выставки, 28 мая, вышла статья ярого противника «Уновиса» и «левых» С. Миндлина: «Основное ядро выставки – это многочисленные рисунки чернилами. По ним внимательный наблюдатель может изучить и самый характер творчества т. Бразера – его неизменное стремление посредством сильной формы, путем яркого штриха и глубоко прочувствованной линии передать психологическую сущность объекта.

Особенно выделяются с этой стороны рисунки: «Палестинский еврей» и «Голова еврея», приобретенная витеб<ским> музеем, а также разнохарактерные эскизы на тему: «Нищий», из коих некоторые также приобретены музеем. Все эти работы заслуживают особого внимания, как проявление у автора присущей ему экономии средств умения немногими выразительными штрихами создать характер, – проявление, свидетельствующее о глубине художественной интуиции. <…>

В произведениях живописи и скульптуры проходит та же основная тенденция: утрировка психологии внутренней натуры. Центр тяжести в живописных портретах Бразера лежит, таким образом, не во внешней отшлифовке, а в выявлении силы индивидуального характера, т. е. именно в том, что является в человеке оригинальным, непреходящим, неповторяемым. <…>»17.

Спустя два месяца в «Откликах» вновь появляется статья о художнике: «Мощь бразеровского дарования, его способность связать внешнее с внутренним, выявить внутренне обоснованную красоту, заключающуюся у него в «силе» в «характере» предмета, – в его последнем творении сказываются исключительно рельефно и чисто.

– Занялся я лепкой сейчас потому, – поясняет Бразер, – потому что не имею красок, чтобы посвятить себя живописи. Последний заказ губисполкома – портрет Ленина – меня временно выручил из финансовых затруднений, и я даже воспользовался этим, чтобы купить обратно свои картины – портреты Листа и Блока, проданные мною когда-то за бесценок.

Теперь я надеюсь выйти из затруднений благодаря второму заказу губисполкома, за исполнение которого уже взялся.

Заказов вообще нет, почти нет. Я было занялся эскизами для картины из рабочего быта «Точильщик», но по той же причине пока что этого осуществить не могу. Давно, еще в прошлом году, задуманная оригинальная композиция «Царь Голод» пребывает так же в зачаточном состоянии. Во всяком случае, она будет моей ближайшей работой...

Моя мечта – получить возможность учиться серьезно работать... Может быть, столица мне это даст»18.

В сентябре 1922 года Бразер становится одним из ведущих педагогов Витебского художественно-практического института (ВХПИ), на должности руководителя живописной и скульптурной мастерской19. В это время институт переживает трудные времена: скудное финансирование, конфликт с Музыкальным техникумом из-за помещения.

8 мая 1923 г. со страниц петроградской газеты «Жизнь искусства» раздается критика некого апологета левого искусства в адрес руководителей ВХПИ: «II-м курсом ведает худ<ожник> Бразер. Далекий от настоящего понимания основ живописи, он находится под влиянием ее и, правда, внешне новое же старается писать под Фалька. Фальк проживает в Витебске несколько месяцев после выезда отсюда Малевича, сыграл большую роль в поддерживании свежего здорового подхода к живописи, внесенного Малевичем. Ученики гораздо глубже и вернее поняли его указания, чем их руководитель Бразер, и на практике последний не помогает им, а только пугает. Спасибо, что хоть нарочито не сбивает с толку»20.

Вскоре Бразер оставляет художественный институт. Осенью состоялась его свадьба, о которой Ю. Пэн писал следующее: «<…> Вчера имел удовольствие присутствовать на бракосочетании Бразера. Надо отдать ему справедливость, что все было устроено прекрасно. Как венчание, так и ужин, гости и мехутаним21, все, все по последней моде: спирт, портвейн и т<ому> п<одобных> декоративных необходимостей было так много, что от всего выпитого вина нельзя было пройти улицу от грязи и сырости (свадьба была на Луческой у<лице> у родственников невесты). После не выпитой рюмки я уже был влюблен, но держался на ногах (там была одна девица с очень оригинальным лицом). <…> Я во избежание греха, перед благоверными, решил уйти домой, и был таков…»22.

На какое-то время Абрам Маркович перебирается в Москву («Бразер в Москве пожинает лавры портретиста «высоких особ»23) и, наконец, в 1924 году обосновывается в Минске. Навсегда…

 

1 Имеется в виду «Свободная (русская) академия» на Монпарнасе (Париж), основанная в 1909 г. М.И. Васильевой. А.С. Шатских утверждает, что А. Бразер учился в «Национальной Школе изящных искусств» (см.: Шатских А.С. Витебск. Жизнь искусства 1917–1922 / А.С. Шатских. – Москва: Языки русской культуры, 2001, – С. 173).

2 Эвт. Витебские художники. Как живет и работает художник Бразер // Отклики (Витебск). – 1922, №14, 31 июля. С. 3.

3 Фурман І.П. Віцебск у гравюрах С. Юдовіна / І.П. Фурман. – Віцебск, 1926. – С. 26.

4 Памяти К. Либкнехта // Витебский листок. – 1919. – № 1104. – 21 янв. – С. 2. Карл Либкнехт (1871 – 1919) – деятель германского и международного рабочего движения, один из основателей Коммунистической партии Германии. Был убит 15 января 1919 г.

5 Государственный архив Витебской области (ГАВО). – Ф. 246. – Оп. 1. – Д. 23. – Л. 12.

6 Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). – Ф. 665. – Оп. 1. – Ед. хр. 5. – Л. 22. См. также: Шишанов В.А. Витебский музей современного искусства: история создания и коллекции (1918–1941) / В.А. Шишанов. – Минск: Медисонт, 2007. – 144 с.

7 Организация музея современного искусства // Известия Витебского Губернского Совета крестьянских, рабочих, красноармейских и батрацких депутатов. – 1919. – № 188. – 23 авг. – С. 4.

8 М<арк> О<сипович>. Государственная выставка картин в Витебске // Известия Вит. Губ. Совета крест., раб., красноарм. и батрацк. деп. – 1919. – № 275. – 5 дек. – С. 4.

9 ГАВО. – Ф. 2268. – Оп. 3. – Д. 30. – Л. 31.

10  Эвт. Витебские художники. Как живет и работает художник Бразер

11  И.Б. День просвещения в Витебске // Известия Витгубревкома и Губкома РКП. – 1920. – № 214. – 21 сент. – С. 4. Песталоцци Иоганн Генрих (1746–1827) – швейцарский педагог. В своей теории начального обучения связал обучение с воспитанием и развитием ребенка (развивающее обучение), педагогику с психологией.

12  Известия Витебского губисполкома и губкома РКП(б). – 1922. – №132. – 13 июня. – С. 4.: «Художник Бразер принимает заказы на портреты с натуры и фот<ографических> карточек, а также и скульптурные работы (бюсты, барельефы для памятников). Уроки рисования, живописи и скульптуры. Сенная площадь, 2/5».

13  ГАВО. – Ф. 246. – Оп. 1. – Д. 33. – Л. 30 об.

14  Бразер [А.М.]. Выставка рисунков глухонемых детей // Известия Витебского губисполкома и губкома РКП(б). – 1921. – № 172. – 2 авг. – С. 4

15  В Культур-лиге // Известия Витебского губисполкома и губкома РКП(б). – 1922. – № 109. – 14 мая. – С. 2. См. также: Выставка картин А. Бразера // Отклики (Витебск). – 1922. – № 1. – 15 мая. – С. 4; [Рекламное объявление о выставке А. Бразера] // Отклики (Витебск). – 1922. – №2. – 22 мая. – С. 5.

16  Ромм [А.Г.] Выставка художника Бразера // Отклики (Витебск). – 1922. – №2. – 22 мая. – С. 5.

17  Миндлин С.М. К выставке Бразера // Известия Витебского губисполкома и губкома РКП(б). – 1922. – №120. – 28 мая. – С. 3.

18  Эвт. Витебские художники. Как живет и работает художник Бразер

19  ГАВО. – Ф. 246. – Оп. 1. – Д. 311. – Л. 24.

20  Pictor. Витебск // Жизнь искусства (Петроград). – 1923. – № 18. – 8 мая. – С. 20.

21  Мехутаним (иврит) – родители жениха и невесты.

22  Письмо Ю.М. Пэна И.Е. Мальцину // РГАЛИ. – Ф. 672. – Оп. 1. – Ед. хр. 1004. – Л. 5.

23  Письмо И. Червинко к И. Чашнику и Н. Суетину. Витебск, 23 марта 1924 г. // Ракитин В.И. Илья Чашник (Художник нового времени) / В.И. Ракитин. – Москва. «RA», 2000. – С. 126.

Валерий Шишанов,
заместитель директора по науке Витебского областного краеведческого музея

 


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n25/2511.htm on line 1412

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n25/2511.htm on line 1412

   © Мишпоха-А. 1995-2011 г. Историко-публицистический журнал. 

Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n25/25a11.php on line 56

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n25/25a11.php on line 56