Мишпоха №20    Татьяна Хвагина, Эдуард Злобин, Иосиф Либерман * Tatiana Hvaghina, Eduard Zlobin, Iosif Liberman / Пинск - Полесский Иерусалим * Pinsk - Polessky Jerusalem

Пинск - Полесский Иерусалим


Татьяна Хвагина,
Эдуард Злобин,
Иосиф Либерман


Пинск - Полесский Иерусалим

Вид на коллегиум и иезуитский костел с правого берега Пины. В здании коллегиума сейчас историко-краеведческий музей

Рыночная площадь. Начало XX века

Реальное училище. Начало XX века

На одной из улиц Пинска. Фото времен Первой мировой войны

Рыночная площадь. Начало XX века

Председатель Союза белорусских еврейских общественных объединений и общин Леонид Левин, председатель Пинской еврейской общины Иосиф Либерман и художник Аркадий Шустерман на открытии персональной выставки А. Шустермана в Музее Белорусского Полесья.

Члены Пинской еврейской общины на Мемориале жертвам Холокоста. 2005 г.

Раввин Мойше Фима

Пинск. Синагога на ул.Иркутско-Пинской дивизии, 12. 2006 г.

Руководители еврейской общины Пинска и ветераны Великой Отечественной войны

Старейший журналист Пинска Семен Шапиро - постоянный автор журнала 'Мишпоха'

Еврейская школа-интернат для девочек 'Бейс-Агарон'. 2006 г.

МИШПОХА №20.

Пинск – удивительный город в самом центре Полесья. Возникнув более девяти веков назад и впервые представ на страницах древнерусской летописи “Повести временных лет” в 1097 году, город над Пиной стал свидетелем многих исторических событий и пронес через века славу ремесленного, торгового и духовного центра обширного полесского региона. Основатели города, которые принадлежали к славянскому племени дреговичи, остановив выбор на крутом левом берегу Пины, недалеко от ее слияния с Припятью, тем самым предопределили будущее значение Пинска как города в узле важных водных путей, соединявших Волынь (Западную Украину), Поднепровье и Причерноморье с западными польскими и немецкими землями.

От древнего замка – резиденции пинских князей – до наших дней ничего не дошло: он сгорел в драматическом для города XVII веке. А детинец, на котором находился замок, впоследствии был застроен. Сегодня, оказавшись на месте окружавшего детинец оборонительного рва, можно только угадать его былые очертания.

Меж тем, именно в деревянном замке в августе 1506 года пинский князь Федор Иванович Ярославич вместе со своей женой Еленой (Оленой) из рода Олельковичей подписал жалованную грамоту пинским евреям на просимые ими участки для строительства синагоги и устройства кладбища.

Отдав дань памяти этому событию, проследуем к месту, где с середины ХVII находилась каменная Большая синагога. Под влиянием польского языка ее называли “Велькой”, а по принадлежности цеху портных – “Синагогой кравцов”. “Вельку” синагогу возводили в эпоху, когда сакральное и оборонное зодчество тесно переплетались между собой. Большая синагога была свидетелем драматических событий в середине  ХVII века. Она горела и осквернялась во время восстания горожан, объединившихся с казаками Богдана Хмельницкого в 1648 году. В 1656 году снова горела во время захвата Пинска русским воеводой Ф. Ф. Волконским. Но каждый раз восстанавливалась.

При советской власти, после Второй мировой войны, сожженную Большую синагогу разобрали окончательно. Позднее, при строительстве городского Дома культуры, снесли стоящую рядом с ней синагогу “Бейс Гамидраш Клойз”. Стерта с лица земли смотревшая на них с противоположной стороны Китаевская синагога, или синагога “Столинер”, принадлежавшая хасидам. Первое название связано с одеяниями из атласа, привозимого из Китая, которые носили хасиды. Китаевская синагога была последней действующей синагогой Пинска в советское время. Сегодня на участке, который прежде окружали эти синагоги, – оживленный перекресток улиц Белова и В. З. Коржа.

Не стало и большинства старых домов, соседствовавших с синагогами. Там, где теперь ресторан “Пинская  шляхта”, стоял дом, в котором прошли детство и юность Бориса Фельдмана (1890–1937) – начальника Штаба войск Ленинградского военного округа, члена Военного совета при Наркоме обороны СССР, обвиненного по сфабрикованному против Тухачевского, Якира и других военачальников “делу военных”. Комкор Б. Е. Фельдман был расстрелян в 1937 году.

При строительстве ресторана уничтожен и следующий дом, где проживала семья Гительманов, которую прославил профессор Балтиморского университета Цви Гительман – автор “Истории еврейства Советского Союза”.

Из всего квартала сохранился только сильно перестроенный дом № 2 – бывшая гостиница Хацмана, а ныне шахматно-шашечный клуб. Сейчас наряду с другими соревнованиями здесь проводят Турнир памяти знаменитого земляка, уроженца Пинска – гроссмейстера Семена Фурмана (1920–1978) – шахматного теоретика, педагога, тренера чемпиона мира по шахматам Анатолия Карпова.

Когда-то большую часть нынешней площади Ленина занимала громадина католического иезуитского монастыря с костелом Святого Станислава. Когда в Пинске на родине Блюмы Найдич жила ее дочь – маленькая Голда Мабович (будущий легендарный премьер-министр Израиля Голда Меир), монастырь еще был православным и назывался Богоявленским. Его облик запечатлелся в памяти Голды на всю жизнь – под стенами монастыря просили подаяния нищие и больные. От бывшего монастыря сохранился коллегиум, в котором сейчас находится Музей Белорусского Полесья. Здесь работает выставка, посвященная 500-летию еврейской общины Пинска.

После уничтожения в 50-е годы ХХ века костела Святого Станислава ликвидировали и рынок с торговыми рядами, лавочками и магазинчиками, где перед войной торговали мясом Мовша Айзейберг, Горфинкель-старший и младший, Хлавка и Сора Фельдман, Мендель Фрайнбаум, Ицка Фридман, Фроим Шварцман и другие. На рынке и вокруг площади были торговые лавки и магазинчики Хаи Брук, Поли Булин, Эдельмана, Айзенбуда, Мовши Фиялкова, винно-водочная лавка, фабрика пива и вина Зелика Гохштейна, торговая контора Файвеля Цапоскина, занимавшаяся товарами и овощами, овощная лавка Эстер Фишман, рыбный магазин Эли Эйдельмана, пекарня Хаима Гохштейна. От этого многообразия не осталось и следа – площадь застроена серыми неинтересными “хрущевками”.

Бронзовый Ленин, созданный скульптором М.  Альтшулером в 1970 году, размашисто шагает через площадь от берега Пины в сторону улицы Первомайской…

Из-под горы поднимается квадратная кирпичная труба с гнездом аиста – ставшая хорошо узнаваемым элементом исторического центра. Когда-то здесь была городская баня, которая вела свою родословную от миквы Хоника Глоцера. Здание, хорошо известное старожилам Пинска, разобрано. В 2005 году в Пинске торжественно освящена новая миква, которая находится недалеко от главной площади – на ул. Белова, 18.

У подножия коллегиума на берегу реки еще две бывшие монастырские постройки. Под штукатуркой одной из них, той, где сейчас размещается Общество охотников и рыболовов, скрыта памятная надпись, повествующая о трагедии 5 апреля 1919 года. Здесь у монастырской ограды через месяц после вхождения в Пинск польских легионеров, по ложному обвинению, были расстреляны 34 пинских еврея (еще один убит во время облавы у Народного дома, где активисты еврейской общины распределяли гуманитарную помощь из Америки). Среди убитых были известный в Пинске учитель Давид Мошковский, журналист Глойберман, другие. Пинский расстрел получил международную огласку, и Сейм Польши вынужден был расследовать причины трагедии. Гражданская комиссия по этому делу пришла к выводу, что большевистского заговора в Пинске не было… На старом еврейском кладбище, которое находилось между улицами Завальной и Котлярской (современная ул. Я. Мошковского), старожилы помнят братскую могилу жертв расстрела.

Многое из того, что связано с 500-летней историей пинских евреев, утрачено безвозвратно. Застроены кладбища, снесены синагоги, многие еврейские дома.

Главной улице исторического центра повезло в этом отношении больше. Сменив множество названий: Большая Спасская, Большая Францисканская, Большая Киевская, ул. Тадеуша Костюшко, Большая, ул. Ленина, она лучше, чем другие сохранила застройку конца XIX – первой половины ХХ веков. Здесь находится немало зданий, связанных с пинскими евреями.

Первый дом на четной стороне принадлежал Мовше Шмиду и в историю Пинска вошел как гостиница “Английская”. Это элегантный трехэтажный дом в стиле модерн. Строители оставили незакрашенную надпись на польском языке “A. L. Goldberg Sрizidaz komisowy” (Комиссионная продажа А. А. Гольдберга). Дом Шмида имел внутренний дворик, в котором находился лучший магазин одежды и галантереи Кагана. О нем говорили, что человек мог войти сюда абсолютно голым, а выйти одетым и обутым с иголочки, во фраке, котелке, туфлях, перчатках и с тростью. Гостиница “Английская” отличалась не только мебелью и интерьерами. Здесь в каждом номере был телефон, что делало ее чрезвычайно удобной для деловых людей. А завершив дела, можно было заглянуть в  рестораны “Ritz” и “Парадиз” (“Рай”). Последний прославили “фурданцерки” – дамы для танцев.

Дом Шмида был традиционным местом встреч и свиданий, отсюда начинались прогулки по первой пинской улице, имевшей тротуары. Идем “шпацировать по Газу” – так, сочетая польские и еврейские слова, говорили до войны в Пинске. “Газ” – главная, большая.

Следуя этому приглашению, подойдем к каменному дому – свидетелю того, как менял свой облик старый деревянный Пинск. После пожаров 1840-х годов домовладельцы стали обращаться в Городскую Думу за разрешениями на возведение каменных строений. Купец 2-й гильдии Нохим Колодный достроил второй этаж и флигель. При сыновьях Нохима: Лейбе, Овсее и Пинхусе Колодных, в начале ХХ века в здании открывается гостиница “Париж”. Колодные также занимались торговлей железом и железоскобяными изделиями. В их магазине, который размещался здесь же, можно было найти все: от гвоздя до железных печей-буржуек.

Прославил семью государственный деятель Израиля Моше Кол (Колодный) (1911–1989), поставивший подпись под Декларацией Независимости Израиля. Моше Кол был членом исполкома Всемирной сионисткой организации, одним из основателей Прогрессивной партии Израиля, занимал посты министра туризма и развития.

От старой застройки сохранилась “вендлярня” Левина Мордуха и Голдина Бера, в которой, как и прежде, широкий выбор копченостей и колбас. А на углу стоит дом Матта с мансардой и магазином, в котором прежде торговали игрушками, ювелирными изделиями. Недалеко, в следующем квартале, в доме Дятловицких находилась часовая мастерская. Часы ремонтировали чаще, чем покупали новые. Пинские евреи-часовщики имели свой кусок хлеба и гордились профессией не меньше, чем фотографы, киномеханики или парикмахеры.

Самый помпезный в следующем квартале – дом Шмуэля Рабиновича. Входной портал образуют две колонны, на фасадах – гирлянды лепных цветов. Здесь был магазин игрушек, торговали галантереей, на втором этаже находилась редакция “Газеты Полесской”. Здесь же размещалась фотография Лидера, потом – Каца. Сохранившиеся в фондах Музея Белорусского Полесья и семейных архивах старые фотографии дают представление не только о мастерстве пинских фотохудожников, но и о тогдашней моде на различные атрибуты, которые находились в съемочных салонах: кресла, точеные и плетеные этажерки, кружевные салфетки, бутоньерки, статуэтки и книги. Чем выше статус фотографии, тем больше вариантов интерьера для съемок могли предложить. Выбор атрибутов был далеко не случаен. Это было целое искусство – угадать, что наилучшим образом оттенит облик портретируемого, даст представление о социальном положении, вкусах и характере.

Сколько прекрасных, одухотворенных лиц было запечатлено на фотоснимках здесь или в расположенной недалеко отсюда фотографии Вайнтрауба, что была когда-то на месте маленького сквера, – сотни, тысячи… Нередко судьба хранит фотоснимки дольше тех, кто запечатлен на них.

Еврейских домов на улице много –  о каждом ни в статье, ни в экскурсии не расскажешь. Стоит взглянуть на дом Йоселя Басевича.  В прошлом здесь были гостиница, магазин, находился офис Пинского отделения Польского краеведческого товарищества и туристическая организация “Орбис”. В доме Денеберга, где сейчас книжный магазин, – был магазин меха. За ним, в доме Айзенштадта, находилась гостиница высшей категории “Варшавская”. Массивное здание напротив, которое теперь занимает парикмахерская “Фея”, – бывшая аптека Сендера Палеева. Аптекарская посуда различных размеров и очертаний, латинские надписи, банки с незаменимыми в то время медицинскими пиявками, аромат лекарственных трав, фармацевты в белых халатах, колдующие над аптекарскими весами, – такой осталась аптека в памяти старожилов Пинска.

Одной из популярных отраслей знаний, к которой стремилась еврейская молодежь из относительно обеспеченных семей, была медицина. Пинск дал миру таких светил медицины как фармаколог Михаил Мошковский – создатель многих лекарственных препаратов, автор лучшего в Советском Союзе многократно переиздававшегося лекарственного справочника для врачей,  Герой Социалистического труда. Его старший брат – Шабсай Мошковский – член-корреспондент Академии наук СССР, знаменит работами (их свыше 350) в области тропической медицины. Уроженец Пинска академик Ефим Аркин, начинавший свою карьеру земским врачом в Московской губернии, стал крупнейшим специалистом в области детской психологии. Все они учились в стенах старейшей Пинской гимназии. Ее зданию более полутора веков.

История гимназии началась в 1832 году. Спонсировали строительство местные помещики. Когда за сочувствие восстанию 1863 года гимназия была понижена в статусе – стала реальной гимназией, а потом реальным училищем, – был создан попечительский совет, в который входили представители самых богатых еврейских фамилий, оказывавших учебному заведению материальную помощь. В польский период (20–30-е гг. ХХ века) здесь снова государственная гимназия, в советский – средняя школа № 2, а сейчас отдел образования пинского горисполкома.

На фасаде гимназии Мемориальная доска в честь знаменитого выпускника Хаима Вейцмана – первого президента Израиля, ученого-химика с мировым именем. Родился Хаим Вейцман в местечке Мотоль в 47 км от Пинска, а в Пинск попал 11-летним мальчиком. Его считали гордостью училища. Сам Хаим истоком своих будущих научных открытий считал занятия с любимым учителем Дмитрием Архиповичем Коваленко. Памятная доска на здании была установлена в 1999 году к 125-летию со дня рождения Вейцмана. Когда Хаим Вейцман был уже выпускником, в реальное училище поступил еще один талантливый еврейский мальчик Исаак Шенберг – впоследствии изобретатель английской системы телевидения. Английской королевой он был удостоен титула лорда.

Пресловутая процентная норма и черта оседлости приводили к тому, что еврейская молодежь уезжала получать образование за границу и послужила во славу других государств. В Пинске родился лауреат Нобелевской премии автор программы экономического развития США Саймон Смит (Семен Кузнец).

В советское время в стенах знаменитой гимназии учился Марсель Ройтман – доктор технических наук, профессор Томского политехнического института – пионер в разработке многозначных мер переменного напряжения, автор более 230 научных работ и почти 100 изобретений. Еще один знаменитый пинский еврей, получивший образование в этих стенах, – адмирал Павел Алексеевич (Файвель Аронович) Трайнин.

Пройдя мимо почты со старой довоенной дверью-вертушкой, выйдем на площадь Кирова. Рядом с автобусной остановкой – старое здание с ярко-синей крышей. До войны здесь был еврейский сиротский приют. Западные миссионеры, приезжавшие в Пинск, вывезли небольшую группу сирот в Англию и Южно-Африканскую Республику, что спасло их от ужасов Катастрофы.

Организаторами одного из еврейских сиротских приютов, а также некоторых еврейских школ, рабочих кооперативов и рабочей кухни были бундовцы. В России Бунд был на нелегальном положении, а в буржуазной Польше бундовцы принимали участие в парламентской деятельности. В 1927 году они получили три места в городском совете магистрата. Когда Пинск вместе с Западной Беларусью вошел в состав Советского Союза, Бунд был обвинен в расколе рабочего движения, антисоветской и антикоммунистической пропаганде. Репрессии обрушились не только на лидеров Бунда, но и на участников бундовских собраний, митингов и ликбезов.

У старой пинской типографии стоит вспомнить о том, что в довоенный период в Пинске действовали 9 типографий, из них 8 принадлежали евреям. При типографии Глоубермана  действовали книжный магазин и кабинет для чтения. 1920–1930-е годы были временем расцвета еврейской периодики. В Пинске выходило свыше 20 еврейских газет и журналов на идише, иврите и польском языках. Самыми крупными по тиражу были “Пинскер Штыме” (ред. Булин) и “Пинскер Вох” (ред. М. Трейбман).

 

В 1690 году пинский староста Ян Кароль Дольский на месте Загорья заложил городское предместье и дал ему свое имя Каролин. Евреи на свой лад стали называть местечко Карлин. Мы последуем их примеру, ибо у довоенного поколения евреев-литваков имя Карлин на слуху. “Сейм предписывал отодвинуться на 3 мили от Пинска, дабы не мешать развитию города. Подвигаться было некуда. Вокруг болота. И только на восток от Пинска вдоль реки – урочище Загорье, Леще, имение Альбрехтово, деревни Вишевичи, Пинковичи. Поэтому Пинск и Карлин разделяла только одна улица Ровецкая. В Карлин по приглашению Дольского переселились многие состоятельные евреи. Карлинская еврейская община быстро росла. Здесь появились синагоги, хедер (начальная еврейская школа), миква, кладбище, были выстроены магазины, склады и амбары. Русло Припяти спрямили каналом (Струменем), и Карлин получил преимущество над Пинском: грузы и товары, которые шли со стороны Днепра, сначала попадали на Карлинскую набережную. Карлин по товарообороту и доходам населения стал превосходить Пинск.

Первая улица, с которой началась застройка Карлина, неоднократно меняла свое название. Вначале она была Каролинская и доходила примерно до места, где находится современная синагога. Потом улица стала длиннее, на ней появился бернардинский монастырь, в честь которого ее переименовали в Бернардинскую, а название Каролинская перешло к пересекающей ее улице (современная ул. Иркутско-Пинской дивизии), которая, пройдя мимо каролинского замка, превращалась за пределами местечка в Лунинецкую дорогу.

Начальные кварталы, до которых из старого Пинска всего два шага, – это праздничный фасад Карлина из домов конца ХIХ века.

На нашем пути – площадь Октября, бывшая площадь Юзефа Понятовского. На нее выходит двухэтажное здание детской школы изобразительных искусств. Оно построено на рубеже ХIХ – ХХ вв. как еврейское начальное училище и много лет служило еврейскому образованию. Здесь до войны в разное время находились учебные заведения Общества опеки над еврейскими сиротами “Тель-Хай”: ремесленная школа, еврейское училище им. А. Басевича, училище Глейбермана, школа им. Пекача. Был в здании и еврейский ресторан с итальянским названием “Венеция”. Через дорогу смотрит фасадом на реку бывшая гостиница “Бристоль” с колоннами и бетонными шарами. Лазарь Брегман – ее владелец, был вице-президентом Пинска. После освобождения города от немецко-фашистских захватчиков в 1944 году в “Бристоли” находился штаб Днепровской военной флотилии.

В 1736 году в Карлине родился Аарон бен Яков Великий (Карлинер) – основатель династии хасидских цадиков, духовных вождей карлин-столинских хасидов. Дело отца впоследствии продолжал сын Ошер, переехавший в Столин. Отсюда и название династии. Карлин был широко известен в Великом княжестве Литовском и за его пределами, а хасидов на его территории называли не иначе как карлинерами. Похоронены Аарон и Ошер Карлинские на карлинском кладбище, которое после войны снесено и застроено, но могилы цадиков, находившиеся в первом ряду кладбища, не пострадали.

Нынешняя Пинская синагога – это бывший молитвенный дом раввинов Перловых (Карлинских). С 1841 до 1901 г. здание было деревянным, а после пожара в начале ХХ века его отстроили из кирпича. Здесь в марте 1941 г.  проходил нелегальный съезд раввинов Западной Белоруссии и Западной Украины.

Накануне Второй мировой войны в Пинске, где преобладало еврейское население (60–76%), насчитывалось около 40 синагог и иудейских молитвенных домов. В советское время те, что уцелели во время оккупации и боев за Пинск, были закрыты. Молитвенный дом Перловых (закрыт в 1941 г.) занимали разные учреждения, а потом его превратили в жилой дом. В 1993 году здание возвращено Пинской еврейской общине, отреставрировано и под его крышей вновь звучат молитвы и хасидские песнопения.

В Карлине была площадь синагог. Большая деревянная синагога не сохранилась, а стоявшее недалеко от нее кирпичное здание Конфедератской синагоги дошло до наших дней. Сохранилась и карлинская миква, правда, она сильно перестроена и превращена в жилой дом.

 На месте снесенного и застроенного после войны Карлинского кладбища находится сквер с памятником узникам Пинского гетто. Во время оккупации здесь хоронили евреев, умерших от голода и болезней, расстрелянных за попытку пронести в гетто своим матерям, женам и детям еду, за появление на улице без желтых латок, за то, что приближались к ограде или слишком рано приходили за водой к колонке… Последними из евреев Пинска 23 декабря 1942 г. на кладбище были расстреляны 143 специалиста: портные, сапожники, дантисты, рабочие дефицитных в то время специальностей, которые были узниками малого гетто.

27 улиц и переулков Пинска и Карлина полностью или частично входили в гетто или проходили по его периметру. От бывшего Карлинского кладбища, недалеко до ул. Зеленой. На ней находилась больница гетто – обычный деревянный дом, в который были заперты на несколько суток те обитатели гетто, которым было даровано прожить еще 56 дней. Недалеко от этого места находилась колонка, и всегда собирались длинные очереди желающих набрать воды. Нередко из соседних домов по этой очереди стреляли полицейские.

На ул. Советской (Бернардинская) перестроенная иешива. Здесь находился последний юденрат. Перед юденратом формировали колонны людей, отправляемых на расстрел в Добрую Волю. На площади у колонки сходились две улицы – Бернардинская и Пулнотсная. На Пулнотсной  – были главные ворота гетто.

На месте разрушенных кварталов гетто сейчас павильоны Центрального рынка. Рядом улица имени Шаи Берковича. До войны она называлась Глинищанская, а район – Глинище. Это был один из беднейших районов Пинска. На здании Центра сертификации и стандартизации – Мемориальная доска в честь уроженца Борисова Шаи Иосифовича Берковича (1918–1942) – секретаря Пинского подпольного обкома ЛКСМБ и Пинского подпольного горкома ЛКСМБ, одного из организаторов и руководителей комсомольско-молодежного подполья и партизанского движения на территории Пинской области. Ш. Беркович погиб в бою с фашистами 31 декабря 1942 г. и похоронен в братской могиле в деревне Молотковичи Пинского района.

По ул. Берковича выйдем на улицу, носящую имя еще одного знаменитого еврея уроженца Пинска – Якова Мошковского. На доме № 7 – Мемориальная доска с портретом. Яков Мошковский – младший брат знаменитых светил медицины Михаила Мошковского и Шабсая Мошковского. В 20 лет Яков окончил Егорьевскую военную школу летчиков. Был участником арктической экспедиции и создателем советского парашютного спорта. Погиб при исполнении служебного долга.

Прежде улица Я. Мошковского называлась Котлярская. Между Котлярской и Завальной находилось еще одно старое еврейское кладбище. С Котлярской хорошо была видна находившаяся в первом ряду захоронений могила почитаемого хасидского цадика – единственного сына основателя хасидизма Баал-Шем-Това.

Цви (Гирш) жил в Пинске и был женат на пинчанке. О его деятельности известно, что Цви Баал-Шем-Тов был мудр и благочестив, уважаем в Пинске и Карлине и был членом суда раввинов.

Брестская – старейшая промышленная улица Пинска, ведет к спичечной фабрике. Предприимчивый еврей Луи Гершман привез в Пинск заграничное оборудование и построил небольшую спичечную фабрику, дав ей название “Прогресс – Вулкан”. В 1892 году на ней была выпущена первая партия спичек. После пожара 1907 г. фабрику выкупил и восстановил фабрикант Гальперин (Гальперн). В советское время на спичечной фабрике работал некоторое время поэт, переводчик и критик Карлос Шерман. Он родился в столице Уругвая – Монтевидео, в семье эмигрантов-евреев из Пинска. Был главным редактором газеты “Мой народ”, редактором издательства “Лосадо”. По призыву Советского Союза, пригласившего вернуться из-за границы бывших эмигрантов, семья Карлоса Шермана вернулась в Пинск. Впоследствии К. Шерман жил в Минске, был членом Союза писателей БССР, заведующим редакционно-издательским сектором библиотеки АН БССР, возглавлял ПЭН-клуб Беларуси.

На улице Чуклая (бывшей Водопроводной) находится еще одно старинное предприятие – бывшая фанерная фабрика Лурье. Ее история началась в 1880 году как фабрики гвоздей и сапожных шпилек. Впоследствии здесь стали производить изобретенную Александром Лурье клееную фанеру марки “Тоbal”, которая пользовалась спросом и в России, и за рубежом. В сфере фанерного производства Лурье занимали монопольное положение в огромной Российской империи.

Семья Лурье – знаменитые пинские промышленники и финансисты. История этой фамилии прослеживается с ХIХ века, когда Хая из состоятельной пинской семьи торговцев лесом Левиных вышла замуж за еврея из Могилева по фамилии Лурье. Слияние капиталов двух семейств, деловая хватка Хаи Лурье, ее детей и внуков позволили осуществить ряд экономических проектов. В середине XIX века в Пинске было создано коммерческое предприятие “Торговый дом Братья Лурье и Ко”. Григорий Лурье в 1886 году основал химическую фабрику, где какое-то время работал Хаим Вейцман. Самуил и Идель Лурье имели свои банковские конторы.

Улица Брестская прежде была намного короче, чем сейчас. За городом она переходила в мощеную дорогу, которая шла в направлении Бреста. Слева от дороги – деревня Козляковичи, ныне вошедшая в городскую черту. Возле Козляковичей 7 августа 1941 года состоялся один из первых массовых расстрелов пинских евреев. Потом здесь расстреляли пациентов еврейской больницы, душевнобольных, находившихся в гетто.

Теперь на этом месте – памятный знак. Расстрелу в Козляковичах предшествовала массовая акция по истреблению пинских евреев у деревни Посеничи 5 августа 1941 года. Сначала фашисты арестовали группу заложников, а затем под угрозой их расстрела приказали собраться на вокзале мужскому еврейскому населению Пинска, якобы для отправки на работу, с запасом еды на три дня и документами. Отобрав специалистов для ремонта моста, остальных – несколько тысяч человек, погнали к старому  кладбищу, где были заранее приготовлены ямы-могилы. Когда голова колонны натолкнулась на автоматы, направленные на них, те, кто был подальше от ям, в хвосте колонны, стали разбегаться. Единицам удалось спастись. На следующий день фашисты пригнали сюда группу евреев убирать труппы, а потом расстреляли и ее. В память об этих трагических событиях справа от дороги Пинск – Логишин – Ивацевичи установлен памятник.

Через деревню Галево попадаем к бывшему аэропорту. Старый памятник перед зданием аэропорта на месте, демонтирована только мемориальная доска. По дороге к Пинску – указатель “Мемориал “Жертвам Холокоста”. Сворачиваем на полевую дорогу. Вот и дорожка, обсаженная с обеих сторон кленами, которая подводит к памятнику. Он высечен из гранитного монолита. В верхней части – ориентированные на запад и восток – два круглых лика. Это стилизованное изображение скорбящих женщин, стоящих спиной друг к другу и взирающих на окружающее поле – место расстрела невинных жертв. Тяжелый камень безмерного горя покоится на их плечах. Симметричные линии на этом камне, берущие начало на стволе-колонне памятника, – это напоминание о миноре. На прилегающей к памятнику округлой площадке находятся три плиты с надписями на белорусском языке, идише и иврите. На центральной плите начертано “Памяти жертв фашизма еврейского населения Пинска и окрестностей, партизан, подпольщиков и военнопленных 1941–1944”. Памятник открыт в 1993 году. Автор – скульптор С. Борзенников. Реконструкцию памятника ведет еврейская община Пинска.

Массовые расстрелы узников Пинского гетто, унесшие около 18000 жизней, здесь проходили 29 октября – 1 ноября 1942 года. В 1943 году фашисты извлекли труппы, сожгли их на огромных кострах, пепел запахали в землю.

Быть в Пинске, знакомиться с еврейской историей – значит побывать и в единственной в Беларуси еврейской школе-интернате “Бейс-Агарон”. Открыта школа в 2000 году. В первый год в нее поступили 25 мальчиков из разных городов Беларуси. В следующем году был объявлен набор и мальчиков, и девочек. Занимаются они раздельно. В школе изучают общеобразовательные предметы, иврит и еврейские традиции, развивают юные таланты, много путешествуют. Здесь подобран прекрасный штат преподавателей и воспитателей. Выпускники школы имеют возможность продолжить свое образование за рубежом.

Школа девочек перебралась в 2003 году в новое реконструированное здание. 

Мальчики занимаются пока в арендованном помещении, но уже приобретен участок для строительства новой школы. Есть кошерная столовая и миква. В планах еврейской общины, живущей интересной полнокровной жизнью, – создание общественного центра и музея, посвященного богатой и славной истории евреев Пинска и Полесья.

Татьяна Хвагина,
Эдуард Злобин,
 Иосиф Либерман

 


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n20/2001.htm on line 696

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n20/2001.htm on line 696

© Мишпоха-А. 1995-2011 г. Историко-публицистический журнал.

Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/n20/20a01.php on line 65

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/n20/20a01.php on line 65