Мишпоха №19    Илья КУКСИН * Ilia Kouksin / На белорусском ордене были слова на идиш * The Belarusian medal had inscription in Yiddish

На белорусском ордене были слова на идиш


Илья КУКСИН



19

Четверть века назад пришлось мне участвовать в расширенном заседании редакционного совета Белорусской Советской Энциклопедии. Представлял я Центральный научно-исследовательский институт комплексного использования водных ресурсов. Волей случая оказался среди сотрудников института истории Академии наук БССР. В перерыве речь пошла о публикациях в московских журналах, которые на корню отвергают материалы коллег из союзных республик. К этому времени я уже располагал кое-каким материалом об ордене Трудового Красного Знамени БССР и смело заявил, что, хотя я и не историк, но мой материал опубликуют. Мне заявили “слабо” и именно на “слабо” я представил сообщение в академический журнал “Вопросы истории”.

Материал представил в марте 1981 года, через два месяца получил гранки, и в 7-м номере журнала вышло мое сообщение “Орден Трудового Красного Знамени БССР”. Оно представляло собой изложение основных официальных документов об учреждении ордена и перечисляло немногих известных мне в то время Кавалеров ордена. Затем я занялся этим вопросом более детально. Располагаю ныне копиями практически всех документов об учреждении ордена и картотекой награждений, насчитывающей 143 личных награждения и 27 организаций, предприятий и воинских частей. На основе этих данных и написана моя статья.

В начале 20-х годов прошлого ХХ века ряд союзных республик учредили ордена для награждения за боевые и трудовые подвиги. Такие ордена были в Армении, Азербайджане, Грузии, республиках Средней Азии, Украине. В Белоруссии вопрос о разработке проекта республиканского ордена был рассмотрен на заседании Президиума ЦИК БССР 16 мая 1924 года. В постановляющей части протокола заседания записано: “Предложить комиссии по рассмотрению Герба БССР разработать проект Белорусского ордена Трудового Красного Знамени и устав этого ордена”. Знак ордена предложили разработать художнику Геннадию Змудзинскому. Уже 25 июля 1925 года проект был утвержден Президиумом ЦИК БССР.

10 октября 1924 года было принято постановление Президиума ЦИК и СНК БССР “Об ордене Трудового Красного Знамени БССР”. В нем, в частности, говорилось: “...знак отличия – орден Трудового Красного Знамени БССР – присуждается всем гражданам БССР, проявившим особую самоотверженность, инициативу и трудолюбие в разрешении хозяйственных задач в области улучшения промышленности, транспорта, организации сельского хозяйства и других отраслей труда”. Орден был одностепенным, но предусматривалась возможность награждения им во второй и третий раз. Необходимо отметить, что за 9 лет существования ордена не было ни одного случая вторичного награждения им.

Знак ордена представлял собой серебряный треугольный щит, покрытый красной эмалью. В центре ордена на фоне белой эмали – накладная шестерня с красной эмалевой пятиконечной звездой и буквами “СССР” в середине. В нижней части звезды изображены топор и серп, справа от шестерни – три колоса пшеницы, слева – красное знамя. Под ними надпись: “Беларуская Сацыялiстычная Савецкая Рэспублiка”. Над щитом надписи: слева на еврейском “Вайсруссландише социалистише ратнрепублике”, справа то же – на польском. В то время еврейский и польский языки наряду с русским и белорусским были официальными языками БССР. Под ними надпись “Пролетарыi ўсiх краёў, злучайцеся”. Вместе с орденом вручалась и красочная специальная грамота, которая также была разработана художником Геннадием Змудзинским. Текст грамоты гласил: “Центральный Исполнительный Комитет Белорусской Социалистической Советской Республики в ознаменование исполнения гражданином (таким-то) своего долга перед Социалистическим Отечеством на фронте труда (на таком-то предприятии и при таких-то обстоятельствах) вручает ему знак ордена Трудовое Красное Знамя БССР – символ Мировой Социалистической Революции”. Орден носился на правой стороне груди при личном награждении или прикреплялся к знамени, когда награждалось предприятие, организация, воинская часть.

Отличительной особенностью наградной системы Белоруссии в 20-30 годы было то, что не велся систематический учет всех награждений, и не всегда постановления о награждениях орденом публиковались в СМИ. В период Великой Отечественной войны значительная часть правительственных архивов пропала. Единственным источником сведений о награждениях остались протоколы заседаний Президиума ЦИК БССР, которые во многом сохранились в белорусских и российских архивах. На основании этих протоколов нами составлен, как мы полагаем, полный перечень награждений орденом Трудового Красного Знамени БССР.

К сожалению, и в протоколах, и в газетах иногда были опущены имена или отчества награжденных. Нам удалось установить номера 12 знаков ордена, которые хранятся в музеях Москвы, Ленинграда и Минска. Мы сопоставили эти номера знаков ордена с хронологическим списком, и они совпали. Было учтено, что орден №11 был похищен из мастерской в Москве, в которой изготовлялись ордена.

В первые годы существования ордена награды давались очень скупо. Так, с конца 1924 по февраль 1928 было осуществлено всего 15 награждений орденом, и из них только 6 личных.

Особенно тщательно отнеслись к первому награждению. Ходатайство Могилевского окрисполкома о награждении орденом Трудового Красного Знамени БССР мелиоративных товариществ “Васильки” и “Острени” от 21 ноября 1925 года было отклонено Президиумом ЦИК БССР. Было предложено ограничиться почетными дипломами. И только после второго более обоснованного и настойчивого ходатайства 19 декабря 1924 года состоялось первое награждение. Ордена Трудового Красного Знамени БССР за №1 было удостоено мелиоративное товарищество деревни Васильки Белыничского района Могилевского округа.

Члены товарищества, работая по пояс в воде, одними лопатами за короткий срок возвели осушительный канал длиной в 9 километров. Знак ордена № 2 получили мелиораторы деревни Острени Чаусского района того же округа. Формула награждения была общей для обоих товариществ: “За проявление героизма в преодолении различных трудностей мелиоративных работ и исключительной энергии при отсутствии технических средств и достижение намеченной цели”.

Первое личное награждение состоялось в августе 1925 года, когда орденом был награжден Пирог Константин Семенович за “...энергичную и плодотворную деятельность в 31 военно-дорожном отряде в 1920 году”.

Вторым – 12 ноября 1925 года был награжден Кроль Ефим Моисеевич “За упорную и самоотверженную деятельность в течение четырех лет во главе рабоче-крестьянской милиции и уголовного розыска БССР”. Орденом награждались рабочие и крестьяне, военнослужащие и участники партизанского движения, чекисты, милиционеры. В некоторых публикациях последних лет почему-то подчеркивалось, что самой представительной группой среди награжденных были чекисты. Но это далеко не так. Мы распределили всех награжденных орденом Трудового Красного Знамени БССР на 6 групп и получили следующие результаты: рабочие и крестьяне – 63 человека; военнослужащие и партизаны – 23; чекисты – 22; интеллигенция, в число которых мы включили врачей и ученых, инженеров, руководителей предприятий и ведомств – 18; пограничники – 9; работники милиции – 8. 

Из 143 личных награждений орденом Трудового Красного Знамени БССР евреев было 31 человек. Среди них – руководитель республиканской милиции Е. М. Кроль, рядовой милиционер Лейба Фрумкин из Городка (1932 год), Кавалером ордена в том же 1932 году стал еще один Фрумкин – Юлий Теодорович, возглавлявший управление шоссейных и грунтовых дорог. Среди награжденных встречались и другие однофамильцы. Так, например, за активное участие в борьбе против белополяков на Западном фронте был награжден Пинкус Шоломович Симановский, а через четыре месяца награжден Иосиф Бенцианович Симановский – видный деятель культуры Белоруссии, один из организаторов библиотечного дела в республике. Чекист Арон Иосифович Вольфсон и историк, философ, профессор БГУ Семен Яковлевич Вольфсон.

Ниже мы приводим имена евреев – Кавалеров ордена Трудового Красного Знамени БССР (в алфавитном порядке).

Арш Макс Исаакович                   5 ноября 1932
Техник-конструктор. За активное участие в рационализации труда и изобретательство

Баскин Абрам Ехелевич              3 ноября 1932
Народный комиссар труда БССР. За исключительные заслуги в деле создания крупной швейной промышленности с передовой техникой.

Будницкий Нохим Евсеевич       25 ноября 1931
Портной-инструктор. За активное участие в выполнении швейной промышленности БССР пятилетки в три года.

Варкин Юда Мовшевич              25 ноября 1931
З
ам. директора фабрики “Знамя Индустриализации”.         За активное участие в выполнении швейной промышленности БССР пятилетки в три года.

Войчук Рувим Беркович                11 июля 1932
Рабочий завода “Большевик” . За примерную, самоотверженную работу по выполнению промфинплана.

Вольфсон Арон Иосифович      15 декабря 1932
Сотрудник ЧК ОГПУ. В знак особых заслуг перед страной диктатуры пролетариата в деле социалистического строительства.

Вольфсон Семен Яковлевич        11 июля 1931
Профессор Бел. Гос. Университета. За преданную работу на фронте культурного строительства.

Гозин Яков Евсеевич                15 декабря 1932
Сотрудник ЧК ОГПУ. В знак особых заслуг перед страной диктатуры пролетариата в деле социалистического строительства.

Голубовский Яков Шахнович   19 декабря 1930
Сотрудник оперативной группы Погранвойск ОГПУ. За исключительно отличную и самоотверженную работу в войсках погранохраны.

Гольдберг Исаак Наумович       17 ноября 1931
Сотрудник милиции. За активное участие в борьбе с бандитизмом и преступностью за время работы в органах милиции.

Горелик Надежда                         11 июля 1932
Работница. За активную борьбу с белополяками в период Гражданской войны.

Горелик Хаим Беркович              3 ноября 1932
Рабочий-ударник. За исключительную работу по выполнению производственных заданий и ударные темпы работы.

Кавнович Исаак Пейсахович                      1932
Рабочий завода “Красный металлист”. За выполнение промфинплана, как лучшего ударника.

Кац                                               5 декабря 1932
З
а выдающиеся заслуги в борьбе за ударное выполнение строительства шоссейной дороги Минск–Орша

Кроль С. Л.                                  5 декабря 1932
Уполномоченный ЦК ВКП(б) и СНК БССР. За выдающиеся заслуги в борьбе за ударное выполнение строительства шоссейной дороги Минск-Орша

Кроль Ефим Мойсеевич              12 ноября 1925
Начальник рабоче-крестьянской милиции и уголовного розыска БССР. За упорную и самоотверженную деятельность в течение 4-х лет во главе милиции и уголовного розыска республики.

Левин Мойсей Мордухович        25 ноября 1931
З
ав. отдела экономики фабрики “Октябрь”. За активное участие в выполнении швейной промышленности БССР пятилетки в три года.

Морзон Владимир Иосифович     5 ноября 1932
Врач-хирург больницы в Бобруйске. За спасение коммунистов в период белопольской оккупации.

Оликер Борис Львович                  11 июля 1932
Доктор медицины. За активную борьбу с белополяками в годы Гражданской войны и активное участие в социалистическом строительстве.

Петухович Абрам Аронович           31 мая 1928
Начальник военно-санитарного Управления РККА.

Рейдар Пиня Меерович                   22 мая 1932
Директор леспромхоза. Как лучшего ударника в деле досрочного выполнения плана лесозаготовок.

Рохкинд Бенцион Шахнович      25 ноября 1931
Рабочий фабрики “Октябрь”. За активное участие в выполнении швейной промышленности БССР пятилетки в три года.

Симановский Пинус Шоломович  11 июля 1932
З
а участие в борьбе с белополяками и ликвидации банд в годы Гражданской войны.

Симановский Иосиф Бенцианович 5 ноября 1932
Директор Государственной Библиотеки БССР. За исключительные успехи в деле культурного строительства и организации библиотечного дела.

Теклин Гдалия Юделевич        29 декабря 1931
Рабочий. За активное участие в выполнении швейной промышленности БССР пятилетки в три года.

Фрумкин Юлий Теодорович       5 декабря 1932
Начальник Главного управления шоссейных и грунтовых дорог и автотранспорта БССР. За выдающиеся заслуги в борьбе за ударное выполнение строительства шоссейной дороги Минск–Орша.

Фрумкин Лейба Шепшелевич     5 ноября 1932
Милиционер Городокского райотдела милиции. За образцовую, дисциплинированную работу в органах милиции.

Чертова Рахиль Зевелевна       25 ноября 1931
Портниха фабрики “Октябрь”. За активное участие в выполнении швейной промышленности БССР пятилетки в три года.

Шапиро Натан Бенович                 11 июля 1932
Рабочий-бракировщик. За участие в борьбе против белополяков на Западном фронте и ликвидацию банды Галаха.

Эйдельман Гдалия Абрамович 19 августа 1932
Верстальщик типографии газеты “Звезда”. Как лучшего верстальщика типографии.

Эренбург Гдалия Залманович   25 ноября 1931
З
ам. руководителя Белшвейобъединения. За активное участие в выполнении швейной промышленности БССР пятилетки в три года.

После утверждения в 1928 году общесоюзного ордена Трудового Красного Знамени Постановлением ЦИК СССР от 23 апреля 1933 года награждение орденами союзных республик было прекращено. Однако награжденные имели право носить эти ордена и пользоваться преимуществами, установленными в их статуте.

В заключение расскажу о казусе, произошедшем в период позднего брежневизма с моей статьей об ордене. Примерно через год или два после публикации сообщения в журнале “Вопросы истории” я получил письмо из “Военно-исторического журнала”. Мне предложили в развитие моего сообщения написать им более подробно о награждении орденом Трудового Красного Знамени БССР воинских частей и военнослужащих. Я подготовил материал, касающийся только такого рода награждений. Вскоре получил гранки статьи, отправил их. Последовала просьба редколлегии прислать фотографию ордена, и мне сообщили, что мой материал будет помещен в 7-й номер журнала. Был я в то время в Ленинграде, сходил в Эрмитаж, показал им просьбу, и они разрешили сделать фотографию имеющегося у них в коллекции ордена. Послал фото и получил письмо следующего содержания: “Вынуждены Вас огорчить сообщением о том, что материал “Редкая награда” отклонен на заседании редколлегии как не соответствующий профилю “Военно-исторического журнала”. Как редактор приношу Вам извинения: за 15 лет работы это первый случай, когда я допустил оплошность с определением соответствия статьи профилю журнала”. Вначале я никак не мог понять, почему редколлегия журнала в один и тот же месяц приняла два взаимоисключающих решения. Вначале подумал, может, кому-то не понравилось, что в статье были упомянуты имена репрессированных военных (Баторского, Путны, Василевича). В те годы было не принято упоминать о репрессиях в Красной Армии. Позвонил в редакцию, дали мне номер телефона редактора, который был инициатором написания этой статьи. Он ответил, что это не телефонный разговор. Предложил встретиться, если я в ближайшее время буду в Москве. Встретились мы с ним. А ларчик открывался весьма просто. В это время в редакции журнала произошла замена главного редактора. На его пост был назначен генерал-майор Филатов. Просматривая материалы подготовленного к печати номера, где была моя статья, он увидел фотографию ордена. Со слов редактора, это фото подействовало на главного, как красная тряпка на разъяренного быка. Редактор был вызван на ковер, и у него спросили, что написано в верхнем левом углу ордена. Он ответил, что это БССР на еврейском языке. Получил ответ, что главный военный журнал страны не занимался и не будет заниматься сионистской пропагандой. На вопрос, что ответить автору, был получен ответ: а что хотите...

Через несколько лет после этого случая генерал-майор Филатов был с позором уволен не только с поста главного редактора, но и из рядов вооруженных сил. Причина: в подчиненном ему журнале он решил начать печатание основного труда Гитлера “Майн Камф”. Успел издать только один номер.

1

© Мишпоха-А. 1995-2011 г. Историко-публицистический журнал.
1