Мишпоха №18    Людмила БОТВИННИК, Семен ЛИОКУМОВИЧ. ГОНГ В ОПЕРАЦИОННОЙ, ИЛИ 901-Й БОЙ БОКСЕРА.

ГОНГ В ОПЕРАЦИОННОЙ, ИЛИ 901-Й БОЙ БОКСЕРА


Людмила БОТВИННИК,
Семен ЛИОКУМОВИЧ

МИШПОХА №18. Людмила БОТВИННИК, Семен ЛИОКУМОВИЧ. ГОНГ В ОПЕРАЦИОННОЙ, ИЛИ 901-Й БОЙ БОКСЕРА.

Предыстория

Чемпион СССР по боксу Владимир Ботвинник . Фото 1978 г.29 мая 2000 года… В операционной раздался гонг. Нейрохирург Семен Федосович Секач взял в руки скальпель. На операционном столе, спокойно смежив тяжелые от наркоза веки, лежал боксер Владимир Ботвинник.

Еще до наркоза, но уже на столе, Ботвинник обратился к профессору с необычной просьбой:

– Доктор, ровно 900 боев провел я на ринге. Простите за откровенность: перед каждым из них меня охватывала легкая дрожь и проходила только с ударом гонга. Сейчас, знаете ли, такое же состояние… Будь она неладна эта дрожь… Вот там, в операционной, стоит какая-то медная тарелка. Если по ней ударить, она издаст звук, очень похожий на гонг. Ударьте, пожалуйста, в тарелку до начала операции и после. Будем считать, что это мой 901-й бой, который обязательно надо выиграть…

И гонг прозвучал

А всего месяц назад… В конце апреля, за месяц до операции, красочные афиши на рекламных тумбах и щитах столицы извещали, что “1 мая на минском стадионе “Локомотив” состоится первенство клуба “Крок” среди ветеранов бокса на призы чемпиона Советского Союза Владимира Ботвинника”.

Ботвинник приехал в хорошем расположении духа, был бодр, весел, словно ему не предстояла серьезная операция. И то сказать: первенство было приурочено к его 62-летию. Рядом находились друзья – призеры пятидесятых-восьмидесятых годов Леонид Беккер, Максим Брегер, Валерий Орлов, Валерий Шевардин.

Я был на этом первенстве. Смотрел на Ботвинника и вспоминал, как два года назад по случаю его 60-летия – Федерация бокса провела в Минске Первый международный турнир.

Шмерль  и Софья Ботвинники (отец и мать Владимира), Геня Гальперина (сестра отца). Фото начала 1930-х гг. Я еще подумал: вот ведь как! Международный турнир на призы выдающегося боксера, который сам в больших международных турнирах не участвовал. Хотя достоин был этой чести, как, может быть, никто другой. Но об этом чуть позже…

“Я побеждаю”

Это было красивое зрелище – Первый международный турнир “Олимпийские надежды”. Из-за зрелищности я его и запомнил. А еще вот почему. Накануне в каком-то журнале мне попался на глаза очерк о знаменитом однофамильце Ботвинника – Михаиле Моисеевиче, великом шахматисте, чемпионе мира. Под впечатлением этого очерка накануне турнира я спросил Владимира:

– Приятно быть однофамильцем такого человека?

– Вопрос, конечно, интересный, – ответил он. – Конечно, приятно…. Хотя не исключаю и дальние родственные связи: предки гроссмейстера тоже родом из Белоруссии.

Мы перевели “стрелку разговора” на другую тему, и я, увлекшись ею, не сказал своему собеседнику самого главного. Все из того же очерка о великом шахматисте я узнал, что во время выступления Ботвинника в Голландии тамошние почитатели таланта Михаила Моисеевича открыли ему, что с голландского “ботвинник” означает “я побеждаю”.

Они всегда побеждали… Ботвинники.

Порхающий боксер

Как известно, так называли Кассиуса Клея (Мохаммеда Али) – героя Римской олимпиады 1960 года. Но, оказывается, за два года до Кассиуса этот “титул” присвоили Ботвиннику.

А случилось это так. Однажды молодого, стремительного и подвижного боксера из Белоруссии, тогда еще только восходящую звезду, увидел на ринге тренер польской сборной Феликс Штамп. Он-то и воскликнул, пораженный:

Софья Ботвинник. Фото начала 1930-х гг. – Порхающий боксер!

Знал бы поляк, что еще несколько лет назад юного Ботвинника вообще не допускали до ринга из-за…. малого веса. А виной всему голодное детство.

Детство, опаленное войной

 Володя родился 3 мая 1938 года в деревне Малая Слепянка под Минском. Отец его Шмерль (1908-1941) был потомственным кузнецом, в начале 30-х служил в Красной Армии, воевал в советско-финскую войну, в первые дни Великой Отечественной ушел на фронт. Вскоре он оказался в окружении, попал в партизанский отряд, стал связным.

Однажды решил он навестить семью, пришел в родную деревню. Но кто-то предал его. Фашисты схватили Шмерля и увезли в концлагерь “Малый Тростинец”, один из крупнейших в Европе, откуда, как говорили, был один выход – через трубу крематория.

Подвиг матери

К счастью, жену его и детей местные жители не выдали, а то бы ждала их участь отца-еврея.

В неполных 30 лет Софья Викентьевна осталась вдовой с четырьмя сыновьями на руках. Старшему, Роме, было 9 лет, Лене – 8, Алеше – 4, Вове – 3 года.

Трудно представить, как удалось им выжить. Помогла профессия Софьи. Она была портнихой, и в ее услугах нуждались многие женщины, платившие за труд продуктами. А мальчики трудились в поле, пасли скот.

После войны дети закончили семилетку, а дальше надо было думать, как прокормиться.

Вскоре Роман поступил в ремесленное училище, выучился на слесаря по ремонту оборудования, потом работал шофером и остался верен этой профессии.

Леонид устроился на тракторный завод, затем работал на заводе шестерен. Алексей работал на электротехническом заводе имени Козлова, одновременно учился в вечерней школе, окончил заочно машиностроительный техникум, стал мастером. Володю учеба не прельщала, и он пошел на стройку. Но, проработав несколько дней, вернулся в школу и окончил 10 классов.

Янек Ботвинник (дядя) и Шмерль Ботвинник. Фото начала 1930-х гг. Все свободное время он отдавал спорту. Однажды на Комсомольском озере он заплыл очень далеко. А когда вышел на берег, подошли к нему двое мужчин, как оказалось, тренеры и предложили записаться в секцию плавания.

А еще он любил гимнастику. Кольца, брусья, перекладина – как это заманчиво, как красочно.

Путь в большой бокс

К боксу он вначале относился равнодушно. Многие говорили: ну что это за спорт – бокс, друг друга бьют, мордобой, да и только. Да и Володя так думал.

Но вот трое неразлучных друзей: Толя Куницкий, Олег Журавлев и Вася Якушев, которых, шутя, называли “три мушкетера”, записались в секцию бокса. В школе не было необходимого оборудования, и ребята отрабатывали удары по воздуху, демонстрировали защиту, уходы.

Парни чувствовали себя “гвардейцами короля”, как в романе Александра Дюма. На них все смотрели с восхищением. Их никто не смел обидеть: как-никак боксеры. Будто “три мушкетера”, к которым примкнул четвертый – д,Артаньян, которым был Володя Ботвинник.

Тренер “Спартака” Леонид Романенко (сейчас он живет в Израиле) с недоверием смотрел на новичка: маленький, хрупкий, от ветра повалится. Ну, какой из него боксер? Но решил – пусть тренируется. И Володя начал самозабвенно заниматься. А вне зала бегал, прыгал через скакалку, отрабатывал дыхание.

Год он тренировался и – ни единого боя. Романенко не мог выпустить его на ринг по уважительной причине: Володя не добирал в весе несколько килограммов.

Но когда, наконец, первый бой состоялся, тренер поздравил себя с перспективным учеником. И не ошибся.

Роман Ботвинник, старший брат Владимира. Фото 1953 г. Было это в 1954 году. А спустя два года Ботвинник поехал в Одессу на Всесоюзное первенство общества “Спартак”. 18-летний белорусский боксер неожиданно для всех стал чемпионом.

Перворазрядник Ботвинник выигрывал почти у всех мастеров, становится призером зонального первенства СССР, выполняет норматив мастера спорта.

В 1957 году Владимир стал студентом Белорусского института физкультуры. Учеба, тренировки, выступления. В 1959 году студент третьего курса Ботвинник, чемпион Белоруссии, стал вторым в истории белорусского бокса чемпионом СССР. Первым за 10 лет до этого был Владимир Коган.

В год окончания института (1962) имя Ботвинника занесли в Республиканскую книгу Почета.

Он остался тренером в родном спортивном коллективе “Спартак” на улице Волоха.

В городе узнали, что в “Спартаке” тренирует знаменитый боксер: от желающих записаться не было отбоя. Со Сторожевки, Комаровки, известной в прошлом своим жульем, Грушевки шли к нему ребята.

Он не только тренировал, но и успешно выступал на республиканских и Всесоюзных соревнованиях.

И ни одной большой международной встречи

Карьера спортсмена росла стремительно: мастер спорта, Почетный мастер (для этого надо пять лет подряд не проигрывать чемпионский титул), золотой медалист “Спартака”, победитель чемпионата профсоюзов СССР, четырехкратный победитель чемпионатов зоны СССР, в которую входили Белоруссия и Прибалтика, семикратный (!) чемпион республики (1959 – 1965), чемпион СССР (1959), серебряный (1960) и бронзовый (1962, 1963) призер первенства СССР. Можно еще долго перечислять награды Ботвинника. Он на равных выступал с трехкратным чемпионом Европы и Олимпийских игр Олегом Григорьевым, побеждал призера европейского первенства Виктора Быстрова, олимпийского финалиста Сергея Сивко…

Братья Ботвинники (слева направо): Алексей, Владимир, Леонид. Фото 1956 г. И при этом – ни одной большой международной встречи! Почему?

Кто-то старательно тормозил его движение к мировым вершинам спорта. И в 1966 году (в 28 лет и в отличной спортивной форме) Ботвинник прямо на ринге бросил перчатки и сказал тренеру Леониду Викторовичу Романенко:

– Мне надоело доказывать то, что доказать невозможно.

А тут и письмо “доброжелателей” из Союзного комитета по спорту подоспело: “Рекомендуем отправить на тренерскую работу”. Не нравилось кому-то, что есть Ботвинник шахматист, фехтовальщик, а тут боксер.

Ботя уходит…

Людмила Ботвинник – жена Владимира. Фото 1957 г.И Ботя (ласковое прозвище Ботвинника) ушел с большого ринга. Но не из бокса: он преподавал в детско-юношеской спортивной школе. И здесь успех! Ботя воспитал известных мастеров спорта, победителей и призеров первенств республики и страны: Валерия Почетухина – чемпиона СССР (1971), Анатолия Василевского, Геннадия Дивовича, Владимира Демидовича, Сергея Жилу – призеров Всесоюзных первенств. 11 мастеров спорта – учеников Ботвинника защищали честь республики на соревнованиях высоких рангов.

Забегая вперед, скажем: и этот его труд, к сожалению, не был оценен по достоинству. Положив столько сил и здоровья во славу отечественного спорта, Владимир Ботвинник не удостоился даже положенной ему в 55 лет пенсии, хотя шесть лет подряд входил в состав сборной СССР и имел звание “Почетный мастер”. Именно оно в годы спортивных успехов Ботвинника было высшим в стране. Звание “Мастер спорта международного класса” появилось значительно позже. Впрочем, через пять лет, ко дню его 60-летия, с которого мы начали этот рассказ, ему “забыли” вручить знак “Спортивной доблести” за заслуги перед Родиной.

И вновь прозвучал гонг

Семья Ботвинников (слева направо): жена Людмила, Мирослав, Нина, Владимир. Фото 1980 г. Операция прошла успешно. Профессор Семен Секач сделал свое дело отлично. Выиграл все-таки Владимир Ботвинник свой 901-й бой. Может быть, самый главный в жизни.

Узнав о тяжелой болезни Ботвинника, его коллеги, волею судьбы оказавшиеся в США, оказали материальную помощь семье чемпиона. И он очень обрадовался, узнав, Слева направо: Заслуженные тренеры БССР Владимир Ботвинник и  Леонид Романенко что его не забыли Гарри Оберман, Геннадий Ручаевский, Рафаил Городецкий, Марк Хургин, Владимир Райзман и другие именитые боксеры – призеры и чемпионы республики. Откликнулся из Израиля его любимый тренер Леонид Романенко.

Здоровье пошло на поправку, но все же болезнь оказалась коварнее. 11 ноября 2001 года Владимира Ботвинника не стало.

Память о нем свято хранит жена Людмила Викторовна, с которой он прожил в любви и согласии более 40 лет, дочь Нина, сын Мирослав, два внука, младший из которых родился после смерти деда и назван в его честь.

Не забывают и ученики, которые почти ежегодно устраивают турниры по боксу памяти Владимира Ботвинника.

 

1

© Мишпоха-А. 1995-2011 г. Историко-публицистический журнал.
1